Глава 52. Перси — Сын Нептуна 2 книга


 

На следующее утро Перси, Хейзел и Фрэнк позавтракали рано, а потом, задолго до начала заседания сената, направились в город. Поскольку Перси теперь был претором, он мог ходить куда угодно в любое время.
По пути они миновали конюшни, где спали Тайсон и миссис О’Лири. Тайсон храпел на соломенной подстилке рядом с единорогами, на его лице расплылось блаженное выражение, словно ему снились лошадки. Миссис О’Лири перекатилась на спину и лежала, закрыв уши лапами. На крыше конюшни, на кипе римских рукописей сидела Элла, спрятав голову под крылья.
Добравшись до Форума, ребята уселись у фонтанов, чтобы полюбоваться восходом солнца. Горожане уже вовсю вычищали с улиц поддельные пирожные, дары Ириды, а также конфетти и карнавальные шляпы, оставшиеся от вчерашних торжеств. Инженерные подразделения возводили новую арку, чтобы увековечить победу над Полиботом.
Хейзел сказала, что она даже слышала разговоры об официальном триумфе для них троих — параде по всему городу, а затем целой неделе игр и празднеств, — но Перси знал, что рассчитывать на это не приходится. У них не было времени.
Перси пересказал друзьям свое сновидение с Юноной.
Хейзел нахмурилась.
— Боги вчера не бездействовали. Покажи ему, Фрэнк.
Фрэнк полез в карман куртки. Перси подумал, что Фрэнк сейчас достанет свою деревяшку, но тот вытащил тоненькую книжицу в мягкой обложке и записку на красной почтовой бумаге.
— Я нашел это у себя на подушке сегодня утром. — Он передал находку Перси. — Словно Зубная фея у меня побывала.
«Искусство войны» Сунь Цзы. Перси никогда о таком не слышал, но мог предположить, кто прислал эту книгу. Записка гласила: «Молодец, малыш. Лучшее оружие человека — его разум. Это была любимая книга твоей матери. Прочти ее. P. S. Надеюсь, твой друг Перси Джексон хоть немного проникся ко мне уважением».
— Ух ты! — Перси вернул Фрэнку книгу. — Может быть, Марс не похож на Ареса. Не думаю, что Арес умеет читать.
Фрэнк полистал страницы.
— Тут много о самопожертвовании, о том, что надо знать цену войне. Марс в Ванкувере сказал мне, что я должен ставить долг превыше жизни, иначе вся война пойдет наперекосяк. Я думал, он имеет в виду освобождение Танатоса, но теперь… не знаю. Я пока жив, так что худшее, может быть, еще впереди.
Он взволнованно взглянул на Перси, и у того возникло ощущение, что Фрэнк что-то недоговаривает. Может быть, Марс что-то говорил Фрэнку о Перси. Но Перси был не уверен, что ему хочется это знать. И потом, Фрэнк уже и без того многого лишился. Он видел, как горит его родной дом. Он потерял мать и бабушку.
— Ты рисковал жизнью, — сказал Перси. — Ты был готов сгореть, лишь бы спасти поиск. Марс не может требовать от тебя большего.
— Может быть…
Хейзел сжала его руку.
Они, казалось, освоились друг с другом и уже не так вздрагивали и не стеснялись. Может, они уже и целовались, подумал Перси. Похоже, что так, но спрашивать он не стал.
— А ты, Хейзел? — спросил Перси. — Получила какую-нибудь весточку от Плутона?
Девушка опустила взгляд. Из земли у ее ног материализовалось несколько бриллиантов.
— Нет. Я думаю, что он прислал своего рода послание через Танатоса. Моего имени не было в списке сбежавших душ. Хотя оно и должно было быть.
— Ты думаешь, твой отец сделал для тебя исключение? — спросил Перси.
Хейзел пожала плечами.
— Плутон не может посетить меня и даже поговорить со мной, не признав при этом, что я жива. Тогда ему пришлось бы повиноваться законам смерти и потребовать, чтобы Танатос вернул меня в Царство Мертвых. Я думаю, мой отец закрывает на это глаза. Я думаю… я думаю, он хочет, чтобы я нашла Нико.
Перси смотрел на восходящее солнце, надеясь увидеть боевой корабль, спускающийся с небес. Но пока ничего такого видно не было.
— Мы найдем твоего брата, — пообещал Перси. — Как только корабль прибудет сюда, мы отправимся в Рим.
Хейзел и Фрэнк беспокойно переглянулись, словно уже обсуждали это.
— Перси… — начал Фрэнк. — Если ты хочешь, чтобы мы были с тобой, считай, что мы согласны. Но уверен ли ты? Я хочу сказать… у тебя тысяча друзей в другом лагере. И ты теперь сможешь взять любого легионера из лагеря Юпитера. Если ты не возьмешь нас в семерку, то мы поймем…
— Ты смеешься? — вопросил Перси. — Неужели ты думаешь, что я брошу свою команду после того, как мы так повеселились? Помните, как я выжил, выпив чаю из пшеничных проростков… а как мы спасались от каннибалов и прятались под задницей синего великана на Аляске? Не говори ерунды!
Напряжение спало. Все трое рассмеялись… может быть, слишком громко, но ребята испытывали облегчение оттого, что живы, что солнышко светит и они могут не опасаться — по крайней мере, в настоящий момент, — что в тенях на холме появятся зловещие лица.
Хейзел глубоко вздохнула.
— Пророчество, которое зачитывала нам Элла, — о дочери мудрости и знаке Афины над Римом… ты не знаешь, что это такое?
Перси вспомнил свое сновидение. Юнона предупреждала его, что Аннабет предстоит решить нелегкую задачу и что она доставит немало хлопот. Он не мог в это поверить, но все же… это его беспокоило.
— Не уверен, — признался он. — Я думаю, это не все пророчество. Может быть, Элла вспомнит концовку.
Фрэнк засунул книгу в карман.
— Мы должны взять Эллу с собой… ну, то есть ради ее собственной безопасности. Если Октавиан узнает, что Элла запомнила книги Сивиллы…
Перси пробрала дрожь. Октавиан использовал пророчества, чтобы сохранить свою власть в лагере. Теперь, когда Перси лишил его возможности стать претором, Октавиан будет искать другие способы влиять на жизнь в лагере. Если он захватит Эллу…
— Ты прав, — сказал Перси. — Мы должны защитить ее. Надеюсь, мы сможем ее убедить…
— Перси! — По форуму бежал Тайсон, за ним порхала Элла, держа в когтях свиток. Когда они добежали до фонтана, Элла уронила свиток на колени Перси.
— Курьерская доставка, — объявила она. — Курьер — аура. Дух ветра. Да, Элла получила курьерскую доставку.
Свиток имел ничем не примечательный вид, но когда Перси развернул его у себя на коленях, на пергаменте замелькали кадры видеозаписи. Им улыбался парнишка в греческих доспехах. У него была лукавая физиономия, курчавые черные волосы и озорные глаза. Он сидел в темном помещении с деревянными стенами, похожем на корабельную каюту. На потолке висели раскачивающиеся масляные лампы.
Хейзел издала сдавленный крик.
— Что? — спросил Фрэнк. — Что случилось?
До Перси медленно дошло, что курчавый парнишка ему знаком. И не только по снам. Он видел это лицо на какой-то старой фотографии.
— Эй! — сказал парень с видео. — Привет из Лагеря полукровок и всякое такое. Меня зовут Лео. Я… — Он повернул голову в сторону и крикнул: — Какое у меня звание? Я что — типа адмирал или капитан?..
— Ты — мастер-ремонтник, — ответил ему девчоночий голос.
— Очень смешно, Пайпер, — проворчал Лео. Он снова повернулся к экрану. — Да, так я, значит… верховный главнокомандующий корабля «Арго II». Да, что-то типа того. Ну, в общем, мы будем у вас где-нибудь, не знаю… через час. Прилетим на этом большом кораблике. Хорошо, если б вы не сбили нас с небес или еще чего такого не сотворили. Договорились? В общем, сообщите об этом римлянам. До скорого. Полубожески ваш, и прочая, и прочая… Мир вам!
Пергамент потемнел.
— Невозможно… — проговорила Хейзел.
— Что? — спросил Фрэнк. — Ты знаешь этого парня?
У Хейзел был такой вид, будто она пообщалась с призраком. Перси понял почему. Он вспомнил фотографию в старом доме Хейзел в Сьюарде. Парнишка на корабле был точной копией старого приятеля Хейзел.
— Это Сэмми Вальдес, — сказала она. — Но как… как…
— Это невозможно, — покачал головой Перси. — Его зовут Лео. И потом, прошло семьдесят с лишним лет. Наверно, это…
Он хотел сказать «совпадение», но в это верилось с трудом. За последние несколько лет Перси познакомился со многими странными явлениями: судьба, пророчество, магия, монстры, жребий… Но вот с простыми совпадениями сталкиваться не приходилось.
Их прервал донесшийся издалека звук рожков. На Форум вышли сенаторы во главе с Рейной.
— Время встречи, — сказал Перси. — Идем. Нужно предупредить их о прибытии корабля.

— Почему мы должны доверять каким-то грекам? — вещал Октавиан.
Он вот уже пять минут вышагивал по подиуму сената, пытаясь вывернуть наизнанку то, что рассказал им Перси о плане Юноны и пророчестве семи.
Сенаторы беспокойно шушукались, но большинство боялись прерывать Октавиана, пока он у власти. Солнце тем временем поднималось все выше, пробивалось сквозь проломленную вчера крышу сената, освещая Октавиана, как естественный прожектор.
Сенат был полон. В переднем ряду вместе с сенаторами сидели царица Хилла, Фрэнк и Хейзел. Задние ряды были заполнены ветеранами и призраками. Даже Тайсону и Элле позволили сесть там. Тайсон непрерывно гримасничал и улыбался Перси.
Перси и Рейна занимали одинаковые преторские кресла на возвышении, и Перси чувствовал себя не в своей тарелке. Трудно держать себя с достоинством, когда на тебе простыня и алая накидка.
— Лагерь в безопасности, — продолжал Октавиан. — Я первый готов благодарить наших героев за то, что они вернули орла легиона и столько имперского золота! Воистину фортуна благоприятствовала нам. Но зачем делать что-то еще? Зачем искушать судьбу?
— Я рад, что ты задал этот вопрос, — сказал Перси, воспользовавшись возможностью взять слово.
— Я не… — Октавиан запнулся.
— …участвовал в поиске, — быстро договорил за него Перси. — Да, я это знаю. И ты поступаешь мудро, дав мне возможность все объяснить — ведь я в поиске участвовал.
Некоторые из сенаторов захихикали. У Октавиана не осталось выбора — только сесть и попытаться не выдать смущения.
— Гея пробуждается, — сказал Перси. — Мы победили двух ее гигантов, но это только начало. Настоящая война разразится в древней земле богов. Поиск зовет нас в первый Рим, а в конечном счете и в Грецию.
По сенату прокатился тревожный шепоток.
— Я знаю, знаю, — кивнул Перси. — Вы всегда считали греков врагами. И для этого есть все основания. Я думаю, боги разделили наши лагеря, потому что каждая наша встреча заканчивалась сражением. Но это можно изменить. Это нужно изменить, если мы хотим победить Гею. Именно в этом и состоит смысл пророчества семи. Семь полубогов, греков и римлян, совместными усилиями должны закрыть Врата смерти.
— Ха! — воскликнул какой-то лар из заднего ряда. — Когда в последний раз претор — а это был Майкл Варус — попытался растолковать пророчество семи, мы потеряли нашего орла на Аляске! С какой стати мы должны теперь верить тебе?
Октавиан самодовольно ухмыльнулся. Некоторые его союзники в сенате начали кивать и ворчать. Даже у некоторых ветеранов был неуверенный вид.
— Я перенес Юнону через Тибр, — напомнил им Перси, стараясь говорить как можно более твердым голосом. — Это она сказала мне, что пророчество семи близится к исполнению. И Марс лично обращался к вам. Неужели вы думаете, что два важнейших бога стали бы появляться в лагере, если бы ситуация не была столь серьезна?
— Он прав! — выкрикнула Гвен из второго ряда. — Что касается меня, то я верю Перси. Грек он или нет, но он вернул честь легиону. Вы видели его на поле боя вчера вечером. Кто-нибудь из присутствующих сможет сказать, что он — не истинный герой Рима?
Спорить никто не стал. Некоторые согласно закивали.
Встала Рейна. Перси с тревогой посмотрел на нее. Мнение претора могло изменить все — в ту или другую сторону.
— Ты утверждаешь, что это совместный поиск, — сказала Рейна. — Ты утверждаешь, что Юнона хочет, чтобы мы сотрудничали с этой… другой группой, Лагерем полукровок. Но греки тысячи лет были нашими врагами. Они известны своими обманами.
— Может быть, и так. Но враги могут стать друзьями. Разве ты неделю назад могла предположить, что римляне и амазонки будут сражаться бок о бок?
— В его словах есть резон, — рассмеялась царица Хилла.
— Полубоги из Лагеря полукровок уже выступали совместно с лагерем Юпитера. Во время Войны титанов прошлым летом, когда вы атаковали гору Отрис, мы защищали гору Олимп на Манхэттене. Я сам сражался с Кроносом.
— Что ты делал?! — Рейна отшатнулась, чуть не наступив на свою тогу.
— Я знаю, что в это трудно поверить, — улыбнулся Перси. — Но я думаю, что заслужил твое доверие. Я на вашей стороне. Хейзел и Фрэнк — я уверен, что они должны участвовать в этом поиске. Четверо других направляются сюда из Лагеря полукровок. Один из них — Джейсон Грейс, ваш претор.
— Да что ты говоришь! — закричал Октавиан. — Он сочиняет на ходу!
Рейна нахмурилась.
— В это трудно поверить. Джейсон возвращается с кучкой греческих полубогов? И ты утверждаешь, что они появятся в небе на тяжеловооруженном боевом корабле, а мы при этом не должны беспокоиться?
— Да. — Перси посмотрел на ряды взволнованной, сомневающейся публики. — Позвольте им приземлиться. Выслушайте их. Джейсон подтвердит все, что я вам сказал. Клянусь собственной жизнью.
— Собственной жизнью? — Октавиан обвел сенат многозначительным взглядом. — Мы это запомним. На тот случай, если это обернется каким-нибудь трюком.
И тут, как по сигналу, в Дом сената, тяжело дыша, словно бежал всю дорогу от самого лагеря, ворвался гонец.
— Преторы! Извините, что прерываю, но наши разведчики сообщают…
— Корабль! — радостно заорал Тайсон, указывая на дыру в потолке. — Ура!
И в самом деле, из облаков в полумиле от них появился греческий корабль, направляющийся к Дому сената. По мере его приближения Перси разглядел бронзовые щиты, сверкающие по бортам, надувшиеся паруса и знакомый ему ростр в виде металлического дракона. Ветер играл большим белым флагом перемирия, развевающимся на самой высокой мачте.
«Арго II». Самый невероятный корабль, который он когда-либо видел.
— Преторы! — закричал гонец. — Каковы будут ваши приказания?
Октавиан вскочил на ноги.
— И ты еще спрашиваешь? — Его лицо покраснело от злости, пальцы стиснули плюшевого медвежонка. — Предзнаменования ужасны! Это военная хитрость, обман. Бойся греков, дары приносящих!
Он ткнул пальцем в сторону Перси.
— Его друзья атакуют нас в боевом корабле! Это он привел их сюда. Мы должны сражаться!
— Нет! — отрезал Перси. — Вы выбрали меня претором не просто так. Я буду биться до последней капли крови, защищая этот лагерь. Но к нам летят не враги. Я говорю: оставайтесь в боевой готовности, но не атакуйте. Позвольте им приземлиться. Позвольте им говорить. Если это обман — я буду сражаться вместе с вами, как вчера. Но это не обман.
Все взоры обратились к Рейне.
Претор разглядывала приближающийся корабль. Ее лицо посуровело. Если она оспорит приказ Перси… он не знал, что произойдет тогда. Хаос и смятение в лучшем случае. Скорее всего, римляне будут делать то, что скажет Рейна. Она командовала в лагере гораздо дольше, чем Перси.
— Не стрелять, — распорядилась Рейна. — Но пусть легион будет в боевой готовности. Перси Джексон — ваш избранный по закону претор. Мы должны верить его словам, если у нас не будет очевидных оснований считать иначе. Сенаторы, соберемся на Форуме и встретим наших… новых друзей.
Сенаторы поспешили на улицу, то ли в возбуждении, то ли в панике — Перси пока еще не понял. Тайсон бросился за ними, крича: «Ура! Ура!» Над его головой порхала гарпия.
Октавиан смерил Перси ненавидящим взглядом, потом отшвырнул плюшевого мишку и последовал за толпой.
Рейна приблизилась к Перси.
— Я тебя поддерживаю, Перси, — сказала она. — Я верю тебе. Но, о боги, я очень надеюсь, что между нами и твоими греческими друзьями не начнется война.
— Не начнется, — заверил он. — Вот увидишь.
Рейна бросила взгляд на боевой корабль, на ее лице появилось задумчивое выражение.
— Ты говоришь, что там, на борту, Джейсон… надеюсь, это так. Мне его не хватало.
Она направилась к выходу, оставив Перси с Фрэнком и Хейзел.
— Они спускаются прямо на Форум! — воскликнул Фрэнк. — У Терминуса будет инфаркт!
— Перси, ты поклялся жизнью. Римляне серьезно относятся к таким клятвам, — взволнованно проговорила Хейзел. — Если что-то произойдет, даже случайно, Октавиан убьет тебя. Ты ведь это знаешь?
Перси улыбнулся. Он знал, что ставки высоки. Он знал, что может случиться всякое. Но еще он знал, что на этом корабле летит Аннабет. Если все пройдет хорошо, то это будет лучший день в его жизни.
Одной рукой он обнял Хейзел, другой — Фрэнка.
— Идемте, ребята, — сказал Перси. — Я познакомлю вас с другой моей семьей.