Глава 50. Перси — Сын Нептуна 2 книга


 

Они, безусловно, являли собой самое странное пополнение в римской военной истории. Хейзел сидела на Арионе, жеребец пришел в себя настолько, что мог нести одного человека с нормальной лошадиной скоростью, хотя, спускаясь по склону, он не переставал сыпать проклятиями, жалуясь на боль в копытах.
Фрэнк преобразился в орла без перьев — что Перси по-прежнему считал абсолютно несправедливым — и парил над ними. Тайсон побежал вниз по склону, размахивая дубинкой и крича:
— Плохие люди-лошадки! Фу!
Элла порхала над ним, цитируя выдержки из «Альманаха старого фермера».
Перси ехал в бой на миссис О’Лири с колесницей, наполненной имперским золотом; колесница постукивала и позвякивала, а высоко над ним парил золотой орел — штандарт Двенадцатого легиона.
Они обошли лагерь по периметру, форсировали Малый Тибр по северному мосту и ринулись в бой, ворвавшись на Марсово поле с запада. Орда циклопов атаковала легионеров пятой когорты, которая пока держалась, сомкнув щиты.
Видя, что им грозит поражение, Перси ощутил прилив ненависти. Ведь эти ребята приняли его в свои ряды. Это была его семья.
— Пятая когорта! — закричал он и обрушился на ближайшего циклопа. Последнее, что увидел несчастный монстр, — это зубы миссис О’Лири.
Когда циклоп рассыпался в прах — и остался прахом благодаря Смерти. — Перси спрыгнул с адской гончей и бешено врубился в ряды монстров.
Тайсон атаковал главаря циклопов ма Гаскет, чье кольчужное платье было забрызгано грязью и украшено сломанными копьями.
Она вытаращилась на Тайсона и начала говорить:
— Кто?..
Тайсон с такой силой ударил ее по голове, что она описала круг и приземлилась на мягкое место.
— Плохая циклопиха! — проревел он. — Генерал Тайсон говорит: УХОДИ!
Он ударил ее еще раз, и ма Гаскет превратилась в прах.
Хейзел на Арионе тем временем тоже бросилась в атаку, разрубая мечом одного циклопа за другим, держащийся неподалеку Фрэнк ослеплял врага когтями.
Когда все циклопы в радиусе пятидесяти ярдов были обращены в прах, Фрэнк приземлился перед легионерами и принял человеческую форму. На его зимней куртке сверкали Корона стены и значок центуриона.
— Пятая когорта! — взревел он. — Разбирайте оружие из имперского золота — оно здесь!
Легионеры, придя в себя от изумления, бросились к колеснице.
— Вперед! Скорее! — подгонял их Дакота, который ухмылялся как безумный, прихлебывая красный «кул-эйд» из фляжки. — Нашим товарищам нужна помощь!
Вскоре пятая когорта имела новое оружие, щиты и шлемы. Нельзя сказать, что легионеры выглядели все как на подбор. Напротив, впечатление было такое, будто их вооружение приобрели на распродаже у царя Мидаса. Но тем не менее они вдруг стали самой сильной когортой легиона.
— Следуйте за орлом! — приказал Фрэнк. — В бой!
Легионеры ответили громкими одобрительными криками. Перси и миссис О’Лири бросились вперед, за ними последовала вся когорта — сорок отливающих ослепительным золотом легионеров, жаждущих крови врага.
Они врезались в толпу диких кентавров, атаковавших третью когорту. Увидев штандарт с орлом, легионеры третьей разразились громкими боевыми кличами и словно обрели второе дыхание.
У кентавров не осталось ни малейшего шанса. Две когорты раздавили их, как тиски. Вскоре от кентавров не осталось ничего, кроме горстки праха и соответствующих копыт и рогов. Перси надеялся, что Хирон простит их, ведь эти кентавры были ничуть не похожи на лошадей для вечерних прогулок, с которыми он встречался прежде. Тут он имел дело с каким-то другим видом. Их нужно было победить.
— Построиться! — скомандовали центурионы. Две когорты сошлись в один строй — их военная выучка сыграла роль. Щиты сомкнулись, и они двинулись на землерожденных.
— К бою! — прокричал Фрэнк.
Строй ощетинился сотней копий.
Когда Фрэнк крикнул: «Огонь!» — копья полетели по воздуху, волна смерти нахлынула на шестируких монстров. Легионеры вытащили мечи и двинулись к центру боя.
У основания акведука первая и вторая когорты пытались окружить Полибота, но им приходилось плохо. Оставшиеся землерожденные обстреливали легионеров камнями и комьями земли. Духи зерна карпои — эти маленькие жуткие красавчики пираньи — наскакивали сквозь высокую траву, выхватывали наугад легионеров и тащили прочь с поля боя. Сам гигант тем временем вытряхивал из своих волос василисков. С падением каждого римляне впадали в панику и бежали прочь. Судя по их помятым мечам и дымящимся перьям на шлемах, они уже познакомились с ядом и огнем василисков.
Рейна парила над гигантом, тыкая в него копьем каждый раз, когда он пытался атаковать легионеров на земле. Ее алый плащ развивался на ветру. Полибот размахивал своим трезубцем, крутил тяжелой сетью, но Сципион был не менее проворен, чем Арион.
Потом Рейна заметила пятую когорту, идущую с орлом им на подмогу. Рейна встретилась взглядом с Перси и улыбнулась ему во весь рот.
— Римляне! — загремел над полем ее голос. — Собирайтесь под орлом!
Полубоги и монстры повернулись и, разинув рот, уставились на Перси, скакавшего вперед на адской гончей.
— Что это такое? — вскричал Полибот. — Что это такое?
Перси ощутил, как силы притекают в его мышцы через древко орла. Он поднял орла и закричал:
— Двенадцатый легион Фульмината!
Гром сотряс долину. Орел испустил ослепительную вспышку, и из его золотых крыльев вырвались тысячи щупалец-молний — они образовали перед Перси подобие щита, словно ветки убийственного дерева. Молнии впивались в ближайших монстров, перепрыгивали с одного на другого, не задевая легионеров.
Когда искрение прекратилось, перед первой и второй когортой остался один изумленный гигант и сотня дымящихся кучек пепла. Главная ударная сила врага была сметена и перестала существовать.
Выражение на лице Октавиана не поддавалось описанию. Центурион смотрел на Перси сначала с потрясением, потом с бешенством. Потом, когда подчиненные ему легионеры принялись радостно кричать, у него не осталось выбора — он присоединился к ним, завопив: «Рим! Рим!»
Гигант Полибот начал неуверенно отступать, но Перси знал, что сражение не закончено.
Четвертая когорта все еще находилась в окружении циклопов. Даже слону Ганнибалу приходилось нелегко среди такого множества монстров. Его черные кевларовые доспехи были разодраны, и от надписи остались только две буквы: СЛ.
Ветераны и лары на восточном фланге оттеснялись к городу. Осадная башня монстров все еще метала взрывающиеся зеленые ядра на улицы города. Горгоны вывели из строя гигантских орлов и теперь без помех летали над оставшимися кентаврами и землерожденными, пытаясь собрать их в кулак.
— Не отступать! — закричала Стено. — У меня есть бесплатные образцы!
Полибот взревел. С его волос свалилась еще дюжина василисков, и трава сразу же приобрела ядовито-желтый оттенок.
— Ты думаешь, это может что-то изменить, Перси Джексон? Меня невозможно уничтожить! Выходи, сын Нептуна. Я сотру тебя в порошок!
Перси спрыгнул с миссис О’Лири и передал штандарт Дакоте.
— Ты старший центурион когорты. Береги штандарт!
Дакота моргнул, а потом расправил плечи от гордости.
Он бросил свою фляжку с «кул-эйдом» и схватил орла.
— Я буду нести его с честью.
— Фрэнк, Хейзел, Тайсон, — сказал Перси, — помогите пятой когорте. Мне нужно разобраться с этим гигантом.
Он поднял Анаклузмос, но не успел еще двинуться на гиганта, как с северного холма раздались звуки рожков. На хребте появилась еще одна армия — сотня воинов в черно-сером камуфляже с копьями и щитами. В их рядах двигалась дюжина боевых погрузчиков, в лучах заходящего солнца сверкали их заточенные вилы, а в арбалеты были заряжены огненные стрелы.
— Амазонки, — сказал Фрэнк. — Отлично.
Полибот рассмеялся.
— Ну, видишь? Прибыло наше пополнение. Рим сегодня падет!
Амазонки опустили копья и устремились вниз по склону холма. В бой ринулись и их боевые погрузчики. Армия гиганта приободрилась, но тут амазонки изменили направление и двинулись прямо на нетронутый восточный фланг монстров.
— Амазонки, вперед!
На самом большом погрузчике стояла девушка, очень похожая на Рейну, только постарше, на ней были черные боевые доспехи, а на поясе сверкающий золотой пояс.
— Царица Хилла! — обрадовалась Хейзел. — Она победила!
Царица амазонок закричала:
— Поможем моей сестре! На монстров!
— На монстров! — разнесся по долине крик амазонок.
Рейна направила своего пегаса к Перси. Глаза ее светились. Выражение лица говорило: «Как бы я сейчас тебя обняла!»
— Римляне, вперед! — закричала она.
На поле боя воцарился полный хаос. Ряды амазонок и римлян надвинулись на врага, как сами Врата смерти.
Но у Перси была одна цель. Он направился к гиганту.
— Ты. Я. До полной победы.

Они сошлись у акведука, еще сохранившегося, несмотря на разрушительное сражение. Но Полибот исправил эту оплошность. Он размахнулся трезубцем и снес ближайшую кирпичную арку, вызвав водопад.
— Ну давай, сын Нептуна! — язвительно проговорил Полибот. — Покажи, на что способен! Подчиняется ли тебе вода? Исцеляет ли она тебя? Но учти, что я родился, чтобы противостоять Нептуну.
Гигант сунул руку под воду, под потоком его пальцы позеленели. Он плеснул водой в Перси, который инстинктивно силой мысли отбил ее. Жидкость упала на землю перед ним. Трава с жутким шипением пожухла и задымилась.
— Мое прикосновение превращает воду в яд, — гордо заявил Полибот. — Посмотрим, что оно сделает с твоей кровью!
Он бросил сеть на Перси, но тот отбил ее в сторону и направил водопад прямо в лицо гиганту. Воспользовавшись временным ослеплением Полибота, Перси атаковал. Он вонзил меч в живот врагу, вытащил его и отпрыгнул в сторону — гигант зарычал от боли.
Будь этот монстр поменьше, с ним после такого удара было бы покончено, но Полибот только пошатнулся и посмотрел на золотистую сукровицу — кровь бессмертных, струящуюся из его раны. Порез уже затягивался.
— Неплохая попытка, полубог, — прорычал он. — Но я все равно сотру тебя в порошок.
— Поймай меня сначала!
Перси повернулся и побежал к городу.
— Что? — недоуменно закричал гигант. — Бежишь, трус? Сражайся и умри!
Перси не собирался умирать. Он знал, что в одиночку ему с Полиботом не справиться. Но у него был план. Он промчался мимо миссис О’Лири, адская гончая вопросительно посмотрела на него, зажав в пасти извивающуюся горгону.
— Я в порядке! — прокричал Перси на бегу. Его преследовал гигант, исполненный решимости прикончить дерзкого выскочку.
Перси перепрыгнул через горящую баллисту и едва успел пригнуться, когда Ганнибал отшвырнул очередного циклопа едва ли не ему в голову. Краем глаза он увидел Тайсона, он увлеченно вколачивал землерожденных в землю, словно играл в «Ударь крота». Элла порхала над ним, уворачиваясь от летящих копий и выдавая советы:
— В пах. У землерожденных чувствительный пах.
ШМАСЬ!
— Хорошо. Да. Тайсон попал в пах.
— Перси нужна помощь? — крикнул Тайсон.
— Справлюсь!
— Умри! — завопил Полибот, быстро сокращая расстояние между ними. Перси добавил скорости.
Вдалеке он увидел Хейзел, мчавшуюся по полю боя на Арионе. Хейзел на скаку разрубала кентавров и карпои. Один из духов зерна завопил: «Пшено! Я дам тебе пшено!», но Арион лягнул его — и тот рассыпался, превратившись в горстку сухого завтрака. Царица Хилла и Рейна соединили свои силы. Погрузчики и пегасы двигались единым строем, отбрасывая в стороны призрачные тени павших монстров. Фрэнк превратился в слона и топтал циклопов, а Дакота, высоко держа золотого орла, пулял молниями в каждого монстра, который осмеливался атаковать пятую когорту.
Все это здорово, но Перси требовалась помощь иного рода. Ему необходим был бог.
Он оглянулся и увидел, что гигант почти настиг его. Чтобы выиграть время, Перси забежал за одну из колонн акведука. Полибот замахнулся трезубцем. Когда колонна треснула, Перси использовал освободившуюся воду, чтобы вызвать направленный обвал, и несколько тонн кирпича рухнуло на голову гиганта.
А Перси помчался к границе города.
— Терминус! — закричал он.
От ближайшей статуи бога его отделяло около шестидесяти футов. Когда Перси подбежал к нему, каменные глаза Терминуса распахнулись.
— Совершенно неприемлемо! — негодующе воскликнул бог границ. — Здания горят. Вторжение! Выгони их отсюда, Перси Джексон!
— Я… пытаюсь, — выдохнул Перси. — Но тут этот гигант… Полибот.
— Да, я знаю! Постой… секундочку. — Терминус закрыл глаза, сосредотачиваясь. Пламенеющее зеленое ядро пролетело над их головами и вдруг испарилось. — Я не могу остановить все снаряды, — жалобным голосом проговорил Терминус. — Почему они не могут быть более цивилизованными и атаковать медленнее? Я ведь всего лишь бог в единственном числе.
— Помоги мне убить гиганта, — сказал Перси, — и все это закончится. Его можно убить только совместными усилиями бога и полубога.
Терминус раздраженно засопел.
— Я охраняю границы, а не убиваю гигантов. Это не входит в мои обязанности.
— Терминус, послушай меня! — Перси сделал еще один шаг вперед.
— Остановись, юноша! За померий нельзя проносить оружие! — негодующе завопил бог.
— Но нас атакуют.
— Мне все равно! Правила есть правила. Когда люди не подчиняются правилам, я очень-очень сержусь.
— Ладно, будем играть по правилам, — ухмыльнулся Перси.
Он развернулся и побежал навстречу гиганту.
— Эй, уродец!
— Ррррр! — Полибот выбрался из-под руин акведука. По нему струилась вода, превращаясь в отраву и образуя вокруг его ног курящееся паром болотце.
— Ты… ты умрешь медленно, — пообещал гигант. Он подобрал трезубец, с которого теперь капал зеленый яд.
Сражение вокруг них шло на убыль. По мере того как уничтожались последние монстры, вокруг них стали собираться друзья Перси.
— Я захвачу тебя в плен, Перси Джексон, — прорычал Полибот. — Я буду мучить тебя под водой. Каждый день вода будет исцелять тебя, и каждый день я буду приближать тебя к смерти.
— Отличное предложение, — сказал Перси. — Но пожалуй, лучше я убью тебя.
Полибот взвыл от злости. Он тряхнул головой, и новые василиски посыпались с его головы.
— Назад! — предостерегающе крикнул Фрэнк.
Ряды снова смешались. Хейзел подстегнула Ариона и оказалась между василисками и легионерами. Фрэнк изменил форму: сжался в нечто гибкое и пушистое — куницу? Перси решил, что Фрэнк спятил, но когда куница атаковала василисков, они пустились наутек, а Фрэнк бросился за ними с куньей стремительностью.
Полибот поднял трезубец и кинулся на Перси. Когда гигант добежал до линии померия, Перси отскочил в сторону, как тореадор. Полибот влетел в пределы города.
— ВОТ ОНО! — закричал Терминус. — Это НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ!
Полибот нахмурился — он явно пришел в замешательство оттого, что ему устраивает выговоры какая-то статуя.
— Ты кто еще такой? — прорычал он. — Заткнись!
Он толчком опрокинул статую и повернулся к Перси.
— Ну все, ты меня РАЗОЗЛИЛ! — взвизгнул Терминус. — Я тебя удушу. Чувствуешь? Это мои руки на твоей шее, ты, громила. Ну-ка, подойди сюда. Я тебя так бодну, что…
— Хватит! — Гигант наступил на статую и разломил Терминуса на три части — пьедестал, тело и голову.
— Ты НЕ ПОСЛУШАЛСЯ! — прокричал Терминус. — Перси Джексон, считай, что ты меня уговорил. Давай убьем этого выскочку!
Гигант развеселился, огласив окрестности громовыми раскатами хохота, и пропустил момент, когда Перси кинулся в атаку. Перси подпрыгнул, оттолкнулся от колена гиганта и вонзил Анаклузмос в нарисованную на нагруднике пасть, загнав небесную бронзу по рукоять в грудь гиганта. Полибот пошатнулся, отступил назад, споткнулся о пьедестал Терминуса и рухнул на землю. Пока он пытался подняться, ухватившись за меч, торчавший из его груди, Перси поднял голову статуи.
— Тебе никогда не победить меня! — прохрипел гигант. — Одному тебе меня не победить.
— Я не один. — Перси поднес каменную голову к лицу гиганта. — Познакомься с моим другом Терминусом. Он — бог.
Осознание опасности и страх с опозданием промелькнули на лице гиганта. Перси со всей силой ударил головой бога по носу Полибота, и гигант растворился, распался на груду зерна, курящуюся паром, драконью шкуру и ядовитую жижу.
Перси в полном изнеможении поплелся прочь.
— Ха! — сказала голова Терминуса. — В следующий раз будет уважать правила Рима.
На какое-то время на поле боя воцарилась тишина, лишь кое-где потрескивало пламя да в панике кричали убегающие монстры.
Вокруг Перси выстроился кружок легионеров и амазонок. Там же были Тайсон, Элла и миссис О’Лири. Фрэнк и Хейзел, улыбаясь, с гордостью смотрели на него. Арион удовлетворенно пощипывал золотой щит.
— Перси! Перси! — начали скандировать римляне.
Они обступили его и, прежде чем он успел сообразить, что происходит, подняли на щит, и крик перешел в другой:
— Претор! Претор!
Среди кричавших была и сама Рейна, она пожала руку Перси, поздравляя его. Потом толпа торжествующих римлян пронесла его вдоль линии померия, тщательно соблюдая границы Терминуса, затем ликующая людская масса направилась в лагерь Юпитера.