Глава 39. Перси — Сын Нептуна 2 книга


 

Перси очутился в невесомости.
В глазах у него помутилось. Когти вцепились ему в плечи и подняли в воздух. Внизу скрежетали колеса и гнулся металл. Разлеталось стекло. Кричали пассажиры.
Когда в глазах у него прояснилось, Перси увидел животное, которое его держало. С телом пантеры — хищным, черным, кошачьим, — но с крыльями и головой орла. Глаза существа были налиты кровью.
Перси принялся извиваться. Передние когти монстра сомкнулись вокруг его рук, как стальные скобы. Он не мог освободиться или достать меч. Он поднимался выше и выше на холодном ветру. Перси понятия не имел, куда его тащит монстр, но точно знал, что это место ему не понравится.
Он заорал — главным образом от бессилия. Потом что-то просвистело у самого его уха. Стрела попала в шею монстра. Существо взвизгнуло и выпустило его.
Перси полетел вниз, пересчитывая спиной и снося ветки дерева, и наконец грохнулся в сугроб. Он застонал, уставившись на высокую сосну, ветки которой обломал при падении.
Потом он кое-как встал на ноги. Вроде бы цел. Перси ошалело покрутил головой и огляделся. Слева от него Фрэнк с сумасшедшей скоростью расстреливал летающих зверюг. Спиной к нему стояла Хейзел, отбиваясь от подступающих к ним монстров, но их было слишком много — не меньше дюжины.
Перси вытащил Анаклузмос, располосовал крылья первого монстра, отбросив его к дереву, разрубил пополам еще одного — и тот рассыпался в прах. Но убитые монстры тут же начинали возрождаться.
— Что это за твари такие? — закричал он.
— Грифоны! — ответила Хейзел. — Мы должны отогнать их от поезда.
Перси понял, что она имеет в виду. Вагоны упали, крыши разбились, потрясенные туристы бродили рядом. Перси не видел никого, кто был бы серьезно ранен, но грифоны налетали на все движущееся. И единственный, кто не подпускал их к смертным, был сверкающий серый воин в камуфляжной форме — любимчик Фрэнка, спартус.
Перси повернул голову и увидел, что копье Фрэнка исчезло.
— Использовал последний вызов?
— Да, — Фрэнк сбил с небес еще одного грифона. — Я должен был помочь людям. А копье просто растворилось.
Перси кивнул. Частично он даже испытывал облегчение. Воин-скелет ему не нравился. Но с другой стороны, теперь в их распоряжении не было этого мощного оружия. Но он не винил Фрэнка. Фрэнк поступил правильно.
— Давай уведем их! — предложил Перси. — Подальше от железной дороги!
Они брели, увязая в глубоком снегу, отбиваясь от грифонов, разрубая их на части, но те — стоило их убить — быстро возрождались из праха.
Перси не имел опыта борьбы с грифонами. Он всегда представлял их громадными благородными животными — такими крылатыми львами, но эти твари напоминали ему злобную стаю падальщиков, гиен, оснащенных крыльями.
Ярдах в пятидесяти от железнодорожных путей лес переходил в открытую топь. Земля здесь была мерзлая и прогибалась под ногами. У Перси возникло такое ощущение, будто он бежит по пузырчатой упаковочной пленке. У Фрэнка кончились стрелы. Хейзел тяжело дышала. Меч Перси становился все более медлительным. Он понял, что они живы только потому, что грифоны не пытаются их убить. Грифоны только хотели схватить их и унести куда-то.
Может быть, по своим гнездам?
Потом он споткнулся обо что-то в высокой траве — металлический круг размером с тракторное колесо. Это было громадное птичье гнездо — гнездо грифона! — на дне его лежали старинные драгоценности, кинжал имперского золота, помятый значок центуриона и два яйца размером с тыкву, кажется, из чистого золота.
Перси прыгнул в гнездо, приставил кончик меча к одному из яиц.
— Назад — или я его разобью!
Грифоны сердито заверещали. Они кружили вокруг гнезда, щелкали клювами, но не атаковали. Хейзел и Фрэнк встали спина к спине с Перси, держа наготове оружие.
— Грифоны собирают золото, — сказала Хейзел. — Они без ума от него. Смотрите — там еще гнезда.
Фрэнк вставил в лук последнюю стрелу.
— Значит, если это их гнезда, то они сюда и хотели отнести Перси? Эта тварь летела с ним сюда.
Руки Перси все еще подрагивали в тех местах, где грифон сжимал их когтями.
— Алкионей, — предположил он. — Может быть, они ему служат. Они настолько разумны, что могут понимать приказы?
— Не знаю, — дернула плечом Хейзел. — Я когда жила здесь, ни разу с ними не сражалась. Только читала про них в лагере.
— Уязвимые места? — спросил Фрэнк. — Скажи мне, есть у них какие-нибудь уязвимые места.
Хейзел наморщила лоб.
— Кони. Они ненавидят коней — это их природные враги или что-то в этом роде. Эх, жаль, здесь нет Ариона!
Грифоны пронзительно закричали. Они тучей вились над гнездом. Их красные глаза пылали ненавистью.
— Ребята, — нервно сказал Фрэнк, — смотрите, в гнезде знаки легиона.
— Я знаю, — кивнул Перси.
— Это означает, что здесь погибли другие полубоги. Или…
— Фрэнк, все будет в порядке, — пообещал Перси.
Один из грифонов спикировал на них. Перси поднял меч, готовясь разбить яйцо. Монстр круто ушел в сторону, но другие грифоны начали терять терпение. Вряд ли Перси мог долго сдерживать их таким образом.
Он оглянулся, отчаянно пытаясь придумать план. В четверти мили от них в болоте сидел великан-гиперборей, сломанным стволом дерева спокойно выковыривая грязь между пальцами на ногах.
— У меня идея. Хейзел… тут много золота в гнездах. Ты могла бы использовать его, чтобы отвлечь этих тварей?
— Наверное, да.
— Нам нужно только время, чтобы получить преимущество на старте. Когда я скажу: «Вперед!» — все бежим к великану.
Фрэнк уставился на него.
— Ты хочешь, чтобы мы бежали к великану?!
— Верьте мне, ребята, — попросил Перси. — Готовы? Вперед!
Хейзел вскинула руки. Из десятков гнезд на болоте взлетели вверх золотые предметы — драгоценности, оружие, монеты, золотые слитки и, самое главное, яйца грифонов. Монстры заверещали и бросились за своими яйцами, пытаясь их спасти.
Перси с друзьями рванул вперед. Под их ногами хлюпала болотная жижа, хрустел ледок. Перси прибавлял скорость, но слышал, что грифоны их догоняют, и теперь монстры были рассержены не на шутку.
Гиперборей пока что не заметил этой заварухи. Он разглядывал свои пальцы — не осталось ли между ними грязи, лицо у него было сонное и мирное, на белых бакенбардах сверкали кристаллики льда. На шее у него висело ожерелье из предметов, очевидно найденных под ногами, — мусорных бачков, автомобильных дверей, лосиных рогов, туристического оборудования, даже кабинка туалета имелась. Великан явно занимался очисткой леса.
В другое время Перси предпочел бы держаться от него подальше и уж тем более не искать убежища под ногами гиперборея, но сейчас выбора у них не было.
— Вниз! — крикнул он друзьям. — Заползайте под него!
Они протиснулись под громадные синие ноги и распластались в болотной жиже, вблизи набедренной повязки гиганта; Перси попытался дышать ртом… однако убежище у них было явно не самое приятное.
— Какой план? — прошипел Фрэнк. — Чтобы нас расплющил этот чувак?
— Лежать тихо, — также шепотом отозвался Перси. — Двигаться только в случае необходимости.
Грифоны налетели на гиперборея волной сердитых клювов, когтей и крыльев и принялись крутиться вокруг него, пытаясь пробраться под его ноги.
Великан удивленно заворчал. Пошевелился. Перси пришлось откатиться в сторону, иначе его раздавила бы громадная волосатая ягодица. Гиперборей зарычал с большим раздражением. Он принялся отмахиваться от грифонов, но они верещали и принялись клевать его ноги и руки.
— У-у-у! — взревел великан. — У-у-у!
Он глубоко вздохнул и выдул волну холодного воздуха. Даже под защитой ног гиганта Перси почувствовал, как резко упала температура. Вопли грифонов прекратились, вместо этого раздались громкие удары тяжелых тел, падающих на землю.
— Идем, — тихо сказал Перси. — Осторожнее…
Они выбрались из-под ног великана. Деревья вокруг были схвачены инеем. Огромное пространство болота затянуло льдом. Замерзшие грифоны торчали из земли, словно эскимо в перьях — крылья раскинуты, клювы открыты, глаза удивленно распахнуты.
Перси и его друзья поползли прочь, стараясь не попадаться на глаза гиганту, но он был слишком занят и не замечал их. Он пытался сообразить, как нанизать замерзших грифонов на свое ожерелье.
— Перси… — Хейзел смахнула льдинки и грязь с лица. — Откуда ты знал, что гигант может проделывать такие штуки?
— Меня как-то раз чуть не заморозило дыханием гиперборея, — ответил он. — Так, нам нужно пошевеливаться. Грифоны когда-нибудь оттают.