Глава 38. Перси — Сын Нептуна 2 книга


 

Пилот сказал, что самолет не может их ждать, но Перси это устраивало. Если они доживут до завтрашнего дня, то он надеялся, что им подвернется другое транспортное средство — любое другое, только не самолет.
Наверное, он должен был пребывать в подавленном настроении. Перси оказался на Аляске — территории гигантов, откуда он не сможет связаться с друзьями, как раз тогда, когда к нему стали возвращаться воспоминания. Он видел во сне, что армия Полибота готова вторгнуться в лагерь Юпитера. Он узнал, что гиганты собираются с помощью какой-то кровавой жертвы пробудить Гею. Кроме того, завтра вечером начинался Праздник Фортуны. Ему, Фрэнку и Хейзел до этого времени нужно исполнить невыполнимую миссию. В лучшем случае они освободят Смерть, которая, возможно, заберет двоих друзей Перси в Царство Мертвых. Не очень приятная перспектива.
И тем не менее Перси чувствовал странное воодушевление. Встреча во сне с Тайсоном подняла ему настроение. Он помнил Тайсона, своего братишку. Они вместе сражались, праздновали победы, радовались жизни в Лагере полукровок. Он помнил свой дом, и это придавало ему решимости добиться успеха. Теперь Перси сражался за два лагеря — за две семьи.
Юнона похитила его воспоминания и отправила его в лагерь Юпитера не просто так. Теперь он это понимал. Ему все еще хотелось садануть кулаком в это божественное лицо, но, по крайней мере, теперь Перси был понятен замысел богини. Если два лагеря объединятся, то у них появляется шанс остановить общего врага. По отдельности они обречены.
Были и другие причины, чтобы спасти лагерь Юпитера. Причины, которые Перси не отваживался облечь в слова… по крайней мере, пока. Он неожиданно увидел, что у него и Аннабет есть будущее, а ведь раньше Перси казалось, что его жизнь не будет долгой.
В центр Анкориджа ребята поехали на такси, и Перси по пути рассказал Фрэнку и Хейзел про свои сны. Когда он описывал вражескую армию у границ лагеря, вид у них был взволнованный, но не удивленный.
Услышав про Тайсона, Фрэнк поперхнулся.
— У тебя брат — циклоп?
— Конечно, — ответил Перси. — А это значит, что и тебе он приходится…
— Прошу тебя. — Фрэнк закрыл уши ладонями. — Я не хочу этого слышать.
— Лишь бы он доставил Эллу в лагерь, — сказала Хейзел. — Я за нее переживаю.
Перси кивнул. У него не выходили из головы строки пророчества, произнесенные гарпией, — об утонувшем сыне Нептуна и знаке Афины над Римом. Он не очень понимал, что означает первая часть, но что касается второй, то она стала для него проясняться. Перси попытался выкинуть это из головы. Сначала нужно выжить.
Такси повернуло на Первое шоссе, которое показалось Перси больше похожим на узкую улочку, и они поехали дальше на север к центру города. День уже клонился к вечеру, но солнце высоко стояло на горизонте.
— Глазам не могу поверить — как разросся этот город, — пробормотала Хейзел.
Водитель улыбнулся ей в зеркало заднего вида.
— И когда же вы были здесь в последний раз, мисс?
— Лет семьдесят назад, — ответила Хейзел.
Водитель поднял разделительное стекло и больше вопросов не задавал.
По словам Хейзел, ни одного старого здания не осталось, но ландшафт она узнавала: лесные чащи вокруг города, холодные серые воды залива Кука, ограничивающие город с севера, Чугачские горы, серо-синей грядой возвышающиеся вдалеке и даже в июне укрытые снежными шапками.
Перси никогда еще не дышал таким чистым воздухом. Город имел какой-то обшарпанный вид: магазины закрыты, ржавые машины, потрепанные временем многоквартирные дома вдоль дороги, но все равно он был прекрасен. Его рассекали озера и громадные лесополосы. Арктическое небо блистало удивительным сочетанием бирюзы и золота.
А потом появились гиганты. Десятки синих людей, каждый высотой в тридцать футов, с седоватыми, словно тронутыми изморозью волосами, бродили по лесу, ловили рыбу в заливе, топали по горам. Смертные, казалось, не замечали их. Такси проехало в нескольких ярдов от одного — он сидел на берегу озера и мыл ноги. Но водитель не впал в панику.
— Вон тот… — Фрэнк показал на синего парня.
— Гиперборейцы, — сказал Перси. Он удивился, что помнит их название. — Северные гиганты. Я сражался с некоторыми из них, когда Кронос вторгся на Манхэттен.
— Постой, — не понял Фрэнк. — Объясни толком, кто и что сделал.
— Это длинная история. Но у этих ребят здесь… не знаю, но, кажется, у них мирный вид.
— Обычно они довольно мирные, — подтвердила Хейзел. — Я их помню. Они на Аляске повсюду, как медведи.
— Медведи? — нервно переспросил Фрэнк.
— Гиганты невидимы для смертных, — объяснила Хейзел. — Меня они никогда не трогали, хотя один чуть не наступил на меня случайно.
Перси эти слова встревожили, но водитель как ни в чем не бывало ехал дальше. Гиганты не обращали на них никакого внимания. Один стоял прямо на пересечении с Норсерн-Лайтс-роуд, и такси проехало между его ног. Гиперборей держал завернутый в меха индейский тотемный шест и баюкал его, как ребенка. Если бы этот тип не был размером с дом, то сценка могла бы показаться трогательной.
Такси проехало через городской центр, мимо ряда сувенирных магазинов, продающих меха, поделки индейцев и ювелирные украшения. Перси надеялся, что Хейзел не отреагирует и магазины с драгоценностями не начнут взрываться.
Когда водитель повернул в сторону моря, Хейзел постучала по стеклянной перегородке.
— Здесь. Можете нас высадить?
Они расплатились с водителем и вышли на Четвертую улицу. По сравнению с Ванкувером Анкоридж был крохотным, скорее студенческий кампус, а не город, но Хейзел смотрела вокруг удивленными глазами.
— Какой громадный, — вздохнула она. — Здесь раньше стоял отель «Гитчел». Мы с мамой жили в нем первую неделю на Аляске. И здание муниципалитета они переместили. Раньше оно стояло там.
Хейзел повела их по городу, не уставая удивляться переменам. У них не было никакого плана, только как можно скорее добраться до ледника Хаббард, но тут Перси уловил неподалеку запах еды — кажется, сосисок. Он вспомнил, что не ел после завтрака у бабушки Чжан.
— Еда, — принюхался он. — Вперед!
Кафе они нашли у самого берега. Там было полно народу, но ребята нашли столик у окна и стали изучать меню.
— Завтрак круглосуточно! — довольно провозгласил Фрэнк.
— Сейчас вроде время обеда, — предположил Перси, хотя по солнцу трудно было определить. Оно стояло так высоко, что сейчас вполне мог быть и полдень.
— Я люблю завтраки, — сказал Фрэнк. — Если бы мог, я бы ел одни завтраки. Хотя еда здесь наверняка не такая вкусная, как получается у Хейзел.
Хейзел толкнула его в бок локтем, но улыбнулась лукаво.
Перси с удовольствием посматривал на эту парочку. Нет, они определенно должны сойтись. Но еще он грустил. Он вспоминал Аннабет и спрашивал себя, доживет ли до встречи с ней.
«Надо мыслить позитивно», — велел он себе.
— Знаешь, — сказал Перси вслух, — завтрак — это здорово!
Они заказали большие тарелки с яйцами, блинчиками и сосисками из оленины, хотя оленина вызвала у Фрэнка беспокойство.
— А что, если мы съедим Рудольфа?
— Приятель, — сказал Перси, — я могу в придачу съесть еще Прансера и Блитцена. Есть хочется.
Еда была превосходная. Перси никогда не видел человека, который ел бы с такой скоростью, как Фрэнк. У красноносого оленя не было ни малейшего шанса.
Не переставая жевать блинчик с черникой, Хейзел нарисовала на салфетке кривую линию и маленький косой крестик.
— Вот что я думаю. Мы здесь. — Она постучала пальцем по крестику. — Анкоридж.
— Это похоже на физиономию чайки, — высказался Перси. — А мы — глаз.
— Это карта, Перси. — Хейзел сердито посмотрела на него. — Анкоридж находится на вершине этой полосы океана — залива Кука. Под нами — большой полуостров и городок, где я жила, Сьюард. Он в самом основании полуострова. Вот здесь. — Она начертила еще один крестик у горла чайки. — Это ближайший город к леднику Хаббард. Я думаю, мы можем добраться туда морем, но на это уйдет целая вечность. А у нас нет времени.
Фрэнк проглотил остатки Рудольфа.
— Но по земле опасно, — сказал он. — Земля — это Гея.
— Похоже, выбор у нас невелик, — кивнула Хейзел. — Мы могли бы попросить пилота приземлиться там, но я не знаю… Его самолет великоват для маленького аэропорта Сьюарда. А что, если зафрахтовать другой самолет?..
— Нет, хватит с нас самолетов, — взмолился Перси. — Пожалуйста.
— Все в порядке. — Хейзел улыбнулась. — Отсюда до Сьюарда ходит поезд. Может, мы успеем сесть на него сегодня. Тут часа два пути.
Она провела пунктирную линию между двумя крестиками.
— Ты отрезала голову чайке, — отметил Перси.
— Это железнодорожная ветка. Смотри, если от Сьюарда, то ледник Хаббард где-то здесь. — Она постучала пальцем по правому углу салфетки. — И здесь находится Алкионей.
— Но ты не знаешь, сколько до него? — спросил Фрэнк.
Хейзел нахмурилась и покачала головой.
— Я совершенно уверена, что добраться туда можно только морем или самолетом.
— Морем, — тут же высказался Перси.
— Отлично, — проговорила Хейзел. — Это не может быть далеко от города. Если нам удастся живыми добраться до Сьюарда.
Перси выглянул в окно. Столько еще всего оставалось сделать, и на все про все — двадцать четыре часа. Завтра в это время начнется Праздник Фортуны. Если они не освободят Смерть и не вернутся в лагерь, армия гигантов войдет в долину. Главным блюдом на столе монстров станут римляне.
По другую сторону улицы, слегка припорошенный снежком, черный песчаный берег вел вниз к гладкой, как сталь, поверхности воды. Океан здесь казался другим — таким же мощным, но холодным, медленным и первобытным. Ни один бог не управлял этой водой. По крайней мере, ни один бог, известный Перси. Нептун не сможет защитить его здесь. Перси даже засомневался, сможет ли он управлять этой водой или дышать на глубине.
Гигант-гиперборей перешел через улицу. Никто в кафе его не заметил. Гигант вошел в залив, лед захрустел под его сандалиями. Он сунул руки в воду. Вытащил, зажав в кулак дельфина-касатку. Касатка ему явно была не нужна, потому что он бросил ее обратно и поплелся дальше по воде.
— Хороший завтрак, — отдуваясь, проговорил Фрэнк. — Ну, кто готов прокатиться на поезде?

Вокзал был недалеко. Они успели купить билеты на последний поезд, следующий в южном направлении. Когда Фрэнк и Хейзел зашли в вагон, Перси сказал:
— Сейчас вернусь.
Он побежал назад на вокзал. Разменял доллар в магазине сувениров и встал перед таксофоном.
Перси прежде никогда не звонил по таксофону. Эта штука казалась ему седой древностью, как проигрыватель матери или магнитофонные записи Фрэнка Синатры его учителя Хирона. Сколько монеток ему понадобится и сможет ли он вообще дозвониться? Да и правильно ли он помнит телефон?
«Салли Джексон», — подумал Перси.
Так звали его мать. И у него был отчим — Пол.
Они, наверно, волновались, не могли понять, что с ним случилось. Может быть, уже справили по нему поминки. Если Перси не ошибался, то он потерял семь месяцев своей жизни. Да, большая их часть приходилась на школьный год, и все же… неважно.
Перси снял трубку и набрал нью-йоркский телефон в квартире матери.
Автоответчик. Конечно, можно было сообразить — в Нью-Йорке полночь. Номер, с которого он звонит, им неизвестен. Услышав записанный на автоответчик голос Пола, Перси словно получил удар под дых и едва мог говорить.
«Ма, — сказал он. — Привет. Я жив. Гера усыпила меня на какое-то время, потом забрала мою память и… — Перси запнулся. Как это объяснить? — В общем, я в порядке. Извини. Я сейчас в поиске… — Он поморщился. Не нужно было это говорить. Его мама знала, что такое их поиски, и теперь будет беспокоиться. — Я приеду домой. Обещаю. Люблю тебя».
Перси положил трубку. Уставился на телефон — может, перезвонят. Но тут раздался свисток поезда. Проводник прокричал: «Отъезжающие — садитесь!»
Перси кинулся назад. Он успел как раз — уже поднимали ступеньки, забрался на второй ярус двухэтажного вагона и проскользнул на свое сиденье.
— У тебя все в порядке? — Хейзел нахмурилась, разглядывая лицо Перси.
— Да, — хриплым голосом ответил он. — Позвонить нужно было.
Похоже, Хейзел и Фрэнк поняли его. И не стали расспрашивать.
Скоро они катили на юг по побережью, разглядывая местность из окна. Перси попытался сосредоточиться на поиске, но для парня вроде него, у которого СДВГ, поезд был не лучшим местом для концентрации мыслей.
А снаружи происходили всякие любопытные вещи. В небе парили орлы без перьев. Поезд несся по мостам, по утесам, с них на скалы в тысячах метрах внизу рушились ледяные водопады. За окном проносились леса, занесенные сугробами, громадные пушки (для того, чтобы вызывать небольшие снежные лавины, предотвращая неконтролируемые, как объяснила Хейзел) и озера, такие прозрачные, что в них, как в зеркалах, отражались горы, отчего мир казался перевернутым.
По лугам бродили бурые медведи. Время от времени в самых неожиданных местах появлялись гиганты-гипербореи. Один лежал в озере, словно в горячей ванне. Другой ковырял в зубах молодой сосной. Третий, сидя на сугробе, играл с двумя живыми лосями, словно с движущимися модельками. В поезде было полно туристов, которые, издавая охи и ахи, фотографировали проносящиеся за окном пейзажи, Перси им сочувствовал — они не видели гипербореев. Вот были бы снимки так снимки!
Фрэнк тем временем изучал карту Аляски, которую нашел в кармане сиденья. Он нашел ледник Хаббард, располагавшийся, к их огорчению, далеко от Сьюарда. Фрэнк вел пальцем вдоль береговой линии — сосредоточенный, нахмуренный.
— Ты о чем думаешь? — спросил Перси.
— Так… оцениваю варианты.
Перси не знал, что он имеет в виду, но расспрашивать не стал.
Прошел час, и Перси немного расслабился. Они купили в буфете горячий шоколад. Сиденья были теплые и удобные, и Перси уже подумывал о том, чтобы подремать.
Вдруг над головой мелькнула какая-то тень. Туристы возбужденно защебетали и принялись щелкать фотоаппаратами.
— Орел! — закричал один.
— Орел? — переспросил другой.
— Огромный орел! — восхитился третий.
— Это не орел, — пробормотал Фрэнк.
Перси поднял глаза как раз вовремя: чтобы увидеть, как это существо делает второй заход. Оно явно было больше орла — черное хищное тело размером с лабрадора-ретривера. Размах крыльев у него достигал десяти футов.
— А вон и еще! — указал Фрэнк. — Смотри! Три. Четыре… Опа — у нас неприятности.
Эти существа кружили над поездом, как хищные птицы, развлекая туристов. Но Перси напрягся. У монстров были горящие красные глаза, острые клювы и устрашающие когти.
— Эти твари кажутся мне знакомыми… — Он потянулся к авторучке в кармане.
— В Сиэтле… — вспомнила Хейзел. — У амазонок в клетке был один такой. Это…
Потом одновременно случилось сразу много событий. Заскрежетали тормоза, словно кто-то сорвал стоп-кран, все пассажиры полетели вперед. Туристы завизжали и попадали в проход. Монстры спикировали вниз, разбили стеклянную крышу вагона, и состав сошел с рельсов.