Глава 32. Хейзел — Сын Нептуна 2 книга


 

Тюрьма амазонок располагалась на самом верху склада, в шестидесяти футах от пола.
Кинзи провела Хейзел по трем разным лестницам на металлические мостки, потом для видимости связала руки у нее за спиной и толкнула вперед. Хейзел пошла мимо клетей с драгоценностями.
В сотне футов впереди под ярким светом флуоресцентных ламп висел на тросах ряд клеток со стенками из металлической сетки. В двух клетках сидели Перси и Фрэнк, вполголоса переговариваясь друг с другом. На мостках перед ними стояли три скучающие амазонки. Они опирались на копья и смотрели на какие-то маленькие черные дощечки, которые держали в руках, словно читая их.
Хейзел показалось, что дощечки слишком тонки для книг. Потом ей пришло в голову, что это какие-то маленькие — как их называют современные люди? — компьютеры-ноутбуки. Может, какая-то секретная амазонская технология. Эта мысль почти так же встревожила Хейзел, как и вид боевых погрузчиков внизу.
— Шевелись, девчонка, — приказала Кинзи достаточно громко, чтобы ее услышали охранницы. Она подталкивала Хейзел сзади мечом.
Хейзел шла как могла медленно, но мысли ее метались, как сумасшедшие. Ей нужно было составить блестящий план спасения, но пока ничего такого не приходило в голову. Кинзи завязала узел так, что Хейзел в любое мгновение могла его развязать, правда, она все равно осталась бы безоружной против трех хорошо подготовленных амазонок. Но ей нужно было действовать, прежде чем ее посадят в клетку.
Она прошла мимо клетей с бирками
«КОЛЬЦА С СИНИМ ТОПАЗОМ В 24 КАРАТА». Потом она увидела бирку «СЕРЕБРЯНЫЕ БРАСЛЕТЫ». Рядом с этой клетью на электронном табло было написано: «Те, кто покупал это изделие, покупают также САДОВЫЙ МИНИАТЮРНЫЙ СОЛНЕЧНЫЙ СВЕТИЛЬНИК и ОГНЕННОЕ КОПЬЕ СМЕРТИ. Купите все три изделия и получите скидку 12 %».
Хейзел замерла. Боги Олимпа, какая же она дура!
Серебро. Топаз. Она обострила свои чувства в поисках драгоценных металлов, и ее мозг чуть не взорвался от отдачи. Хейзел стояла рядом с шестиэтажной горой ювелирных изделий. Но перед ней, от этого места до охранниц, не было ничего, кроме тюремных клеток.
— В чем дело? — прошипела Кинзи. — Иди. Или они догадаются.
— Подзови их сюда, — пробормотала через плечо Хейзел.
— Зачем…
— Пожалуйста.
Охранницы нахмурились, глядя на них.
— Что вы пялитесь? — закричала им Кинзи. — Я привела третью заключенную. Идите — заберите ее.
Ближайшая из охранниц отложила свою книжку-дощечку.
— А ты что, не можешь пройти еще тридцать шагов, Кинзи?
— Не могу. Потому что…
— Ой! — Хейзел упала на колени, изо всех сил изображая, что ее тошнит. — У меня рвота! Не могу идти. Амазонки… слишком… страшные.
— Ну? — сказала Кинзи. — Видите? Идите сюда и заберите заключенную. Или я скажу царице Хилле, что вы не исполняете свои обязанности.
Охранница закатила глаза и направилась к ним. Хейзел надеялась, что придут и две другие, но решила, что побеспокоится об этом потом.
Первая охранница схватила Хейзел за руку.
— Отлично. Я забираю заключенную. Но на твоем месте, Кинзи, я бы не стала так беспокоиться о Хилле. Скоро она перестанет быть царицей.
— Посмотрим, Дорис. — Кинзи развернулась и пошла прочь.
Хейзел дождалась, когда стихнут ее шаги по мосткам.
Охранница Дорис потащила Хейзел за руку.
— Ну? Ты пойдешь наконец?
Хейзел сосредоточилась на стеллажах с драгоценностями рядом с ней, сорока больших коробках с серебряными браслетами.
— Мне… плохо.
— Ты только смотри, меня не испачкай, — проворчала Дорис. Она попыталась рывком поставить Хейзел на ноги, но Хейзел обмякла, как ребенок, закатывающий истерику в магазине. Рядом с ней задрожали коробки.
— Лулу, — закричала Дорис одной из своих подружек. — Помоги мне разобраться с этой девчонкой.
«Амазонки по имени Дорис и Лулу? — подумала Хейзел. — А, ладно…»
Подбежала вторая охранница. Хейзел решила, что другого такого случая ей не представится. Прежде чем они успели поднять ее на ноги, она закричала: «А-а-а-а-а-а-а!» и прижалась к мосткам.
— Ну, хватит уже валять… — начала было Дорис.
Целый штабель паллет с ювелирными изделиями взорвался с таким звуком, будто тысяча игровых автоматов одновременно выдала джек-пот. Залп серебряных браслетов ударил по мосткам, перебросив Лулу и Дорис через перила.
Они бы упали и разбились, но Хейзел не опустилась до этого. Она выудила из общей кучи несколько сотен браслетов, которые захлопнулись на их щиколотках, подвесив амазонок на мостках. Они завопили, как маленькие девочки.
Хейзел, разорвав связывавшую ее веревку, которая была не прочнее туалетной бумаги, и схватив одно из копий свалившихся амазонок, повернулась к третьей охраннице. Она совершенно не умела обращаться с копьем, но надеялась, что амазонка этого не замечает.
— Ты хочешь, чтобы я тебя убила отсюда? — прорычала Хейзел. — Или заставишь меня подойти?
Охранница развернулась и бросилась наутек.
Хейзел прокричала сверху через перила Дорис и Лулу:
— Карточки «Амазона»! Дайте их мне, если не хотите, чтобы я расстегнула браслеты и вы полетели вниз!
Четыре с половиной секунды спустя у Хейзел были две амазонские карточки. Она подбежала к клеткам и провела карточками по замкам. Двери открылись.
Фрэнк восхищенно смотрел на нее.
— Хейзел, это было… удивительно.
Перси кивнул и ухмыльнулся.
— Больше в жизни не надену никаких украшений.
— Кроме этого. — Хейзел бросила Перси его шнурок. — Наши вещи и оружие в конце мостков. Мы должны поторопиться. Очень скоро…
В пещере завыла тревожная сигнализация.
— Да, — сказала она, — так оно и будет. Бежим!

Первая часть бегства не составила труда. Они без проблем забрали свои вещи, потом стати спускаться по лестнице. Каждый раз, когда амазонки собирались внизу под ними, требуя, чтобы они сдались, Хейзел взрывала очередной короб с драгоценностями, и их враги оказывались погребенными под водопадом золота и серебра. Когда они добрались вниз, то их глазам открылась сцена вроде представления «Последняя битва добра и зла» на Жирный вторник — амазонки, по шею зарытые в бусы, другие, вверх тормашками погруженные в гору сережек, и боевой погрузчик, закопанный в браслеты.
— Хейзел Левеск, — провозгласил Фрэнк, — ты совершенно непостижимое чудо.
Она хотела тут же поцеловать его, но времени у них не было. Они побежали в тронный зал. Наткнулись на одну амазонку, которая, видимо, была на стороне Хиллы. Увидев их, она тут же отвернулась, словно они были невидимы.
— Что это значит?.. — спросил Перси.
— Некоторые из них хотят, чтобы мы спаслись. Потом объясню, — пообещала Хейзел.
Вторая встретившаяся им амазонка оказалась настроена не столь дружественно. На ней были полные боевые доспехи, и она стояла на пути в тронный зал. Амазонка со скоростью молнии замахнулась копьем. Но теперь Перси был наготове — он выхватил Анаклузмос и вступил в схватку. Амазонка попыталась нанести удар, но он отскочил в сторону и разрубил пополам древко ее копья, а потом ударил ее рукоятью по шлему.
Охранница рухнула навзничь.
— Марс всемогущий! — восхитился Фрэнк. — Как это ты… это не римский прием!
— У греков есть свои хитрости, мой друг, — усмехнулся Перси. — Прошу — после вас.
Они влетели в тронный зал. Как и обещала Хилла, ни ее, ни ее охранниц здесь не было. Хейзел подбежала к клетке Ариона и приложила карточку «Амазона» к замку. Жеребец тут же вырвался на свободу и от радости вскинулся на дыбы.
Перси и Фрэнк отпрянули.
— Эй… он что — прирученный? — спросил Фрэнк.
Конь сердито заржал.
— Не думаю, — высказал предположение Перси. — Он только что сказал: «Я затопчу тебя до смерти, глупый китайско-канадский сосунок».
— Ты понимаешь лошадиный язык? — спросила Хейзел.
— «Сосунок»? — возбужденно проговорил Фрэнк.
— Умение разговаривать с лошадьми — это посейдонская штучка, — пояснил Перси. — Вернее сказать, нептуновская.
— Тогда ты должен поладить с Арионом, — сказала Хейзел. — Он тоже сын Нептуна.
— Что ты сказала? — Перси побледнел и явно занервничал.
Если бы не критическая ситуация, то она бы расхохоталась, но сейчас надо было торопиться.
— Самое главное, что он умеет скакать очень быстро. Он может вынести нас отсюда.
Фрэнка это вовсе не воодушевило.
— Нам втроем все равно не усесться на одном коне. Мы с него свалимся. Или он не сможет скакать, как надо. Или…
Арион снова заржал.
— Опа! — воскликнул Перси. — Фрэнк, этот конь говорит, что ты… знаешь, я, пожалуй, не буду это переводить. Как бы то ни было, он говорит, что на складе есть колесница и он готов впрячься в нее.
— Вот они! — закричал кто-то из дальней части тронного зала.
В помещение вбежали с десяток амазонок, а за ними мужчины в оранжевых костюмах. Увидев Ариона, они быстро отступили и побежали к боевым погрузчикам.
Хейзел ловко запрыгнула на спину жеребца. И улыбнулась друзьям сверху.
— Я, помнится, видела эту колесницу. За мной, ребята!
Она поскакала в большую пещеру, разбросав на ходу группу мужчин. Перси сбил с ног амазонку, двух других сбил Фрэнк своим копьем. Хейзел чувствовала, что Арион весь напрягся и готов нестись прочь. Жеребец готов был скакать во весь опор, но для этого ему не хватало пространства. Сначала нужно было выбраться наружу.
Хейзел разметала нескольких амазонок — те сами разбежались в ужасе при виде жеребца. На сей раз Хейзел чувствовала, что у ее спаты как раз та длина, которая требуется. Она размахивала мечом, и ни одна амазонка не осмеливалась приблизиться к ней.
Перси и Фрэнк бежали следом. Наконец они добрались до колесницы. Арион остановился у дышла, и Перси принялся прилаживать на него упряжь.
— Ты что — уже когда-то запрягал лошадей?
Перси не потребовалось отвечать. Руки его работали, как заведенные. Еще мгновение, и колесница была готова. Перси запрыгнул на нее и крикнул:
— Фрэнк, давай сюда! Хейзел, гони!
Сзади раздался боевой клич. На склад ворвалась целая армия амазонок. Сама Отрера стояла на одном из боевых автопогрузчиков, ее серебристые волосы развевались на ходу, она наводила арбалет на колесницу.
— Остановите их! — закричала она.
Хейзел пришпорила Ариона. Они понеслись по пещере, объезжая паллеты и погрузчики. Рядом с головой Хейзел просвистела стрела. Сзади что-то взорвалось, но она даже не оглянулась.
— Лестница! — завопил Фрэнк. — Ни одна лошадь не сможет поднять колесницу по этой лестнице — там столько пролетов. О БОГИ!!!
К счастью, ширины лестницы хватило для колесницы, потому что Арион даже не замедлил бега. Он мчался по ступенькам, а за ним грохотала и стонала колесница. Хейзел несколько раз оглянулась, чтобы убедиться, что Фрэнк и Перси не вывалились. Костяшки пальцев у них побелели — с такой силой они вцепились в борта колесницы, зубы выбивали дробь, словно у тыквенного черепа на Хеллоуин.
Наконец они оказались в холле. Арион вырвался на площадь через главный вход, разбросав кучку людей в пиджаках и галстуках.
Хейзел почувствовала, как напряглась грудная клетка Ариона. От свежего воздуха в нем проснулась безумная жажда гонки, но девушка придержала поводья.
— Элла! — закричала она, подняв голову к небесам. — Где ты? Нам нужно уезжать!
На жуткую долю секунды Хейзел охватил испуг, что гарпия слишком далеко и не услышит. Она могла потеряться или попасть в плен к амазонкам.
За ними по лестнице прогрохотал боевой погрузчик, он выехал в холл, за ним мчалась толпа амазонок.
— Сдавайтесь! — завизжала Отрера.
Погрузчик поднял острые как бритва зубья.
— Элла! — отчаянно заорала Хейзел.
Мелькнул клубок красных перьев — Элла приземлилась на колеснице.
— Элла здесь. Амазонки стрелять. Скачи.
— Держитесь! — выкрикнула Хейзел и, прижавшись к гриве Ариона, скомандовала: — Беги!
Мир словно удлинился и замерцал. Солнечный свет преломился. Арион оторвался от амазонок и понесся по центру города. Хейзел оглянулась и увидела дымящуюся мостовую там, где копыта Ариона прикасались к земле. Он мчался к причалам, перепрыгивал через машины, одним махом преодолевал перекрестки.
Хейзел визжала как сумасшедшая, но это был визг восторга. Впервые в жизни — в двух ее жизнях — она чувствовала себя абсолютно непобедимой. Арион добежал до воды и, не останавливаясь, спрыгнул с причала.
Уши у Хейзел заложило. Она услышала гром — как поняла она позднее, это был гром преодоления звукового барьера, — и Арион помчался над заливом Пьюджет-Саунд, вода под его копытами закипала, а Сиэтл быстро исчезал за горизонтом.