Глава 26. Перси — Сын Нептуна 2 книга


 

Но все оказалось гораздо проще, чем они думали. Им помогли крики и косилка.
Ребята захватили с собой легкие теплые куртки и теперь, завернувшись в них от холодного дождя, двинулись по почти пустым улицам. На этот раз Перси не сглупил — взял почти все припасы из лодки. Он даже набил карманы куртки вяленым мясом на тот случай, если понадобится напугать еще какого-нибудь дельфина.
Они увидели несколько велосипедистов и бездомных, прячущихся в подворотнях, но другие жители города, казалось, не стремились гулять по улицам.
Они шли по Глисан-стрит, и Перси с завистью поглядывал на людей в кафе, мирно поглощающих кофе с печеньем. Он уже собирался выбрать место, где можно позавтракать, когда услышал голос, разнесшийся по улице: «ХА! ВОТ ВАМ, ГЛУПЫЕ КУРИЦЫ!», за которым последовал рокот небольшого мотора и громкие причитания.
— Вы думаете?.. — Перси посмотрел на своих друзей.
— Вполне может быть, — согласился Фрэнк.
Ребята устремились в сторону, откуда доносились эти звуки.
Пробежав квартал, они увидели большую парковку с тремя дорожками и рядами автолавок, со всех четырех сторон обращенных к улицам. Перси и раньше видел автолавки, но никогда — в таком количестве в одном месте. Некоторые были обычными — металлические короба на колесах с навесами и прилавками, другие выделялись яркими цветами, синими или алыми, третьи вообще раскрашены в горошек. Перед ними висели большие знамена, теснились стойки с листками меню, заключенными в красочные рамочки, и столики — как в кафе самообслуживания. В одном продавались корейско-бразильские «термоядерные» лепешки тако — невероятно острые, с разными начинками. В другом предлагались суши и тому подобные вкусности, которые едят палочками. В третьем на прилавке был выставлен торт-мороженое глубокой заморозки. Запах от всего этого исходил поразительный — десятки разных кухонь работали одновременно.
В животе у Перси заурчало. Большинство автофургонов было открыто, вот только клиенты практически отсутствовали. Здесь было все, что душе угодно! Торт-мороженое? Ой-ой, это выглядело гораздо лучше, чем пророщенная пшеница.
К сожалению, тут не только готовили еду. В центре парковки, за автофургонами, носился старик в халате, вооруженный газонокосилкой. Он кричал на стайку уродливых птиц с женскими головами, которые пытались воровать еду со столиков.
— Гарпии, — сказала Хейзел. — А это значит…
— Это Финей, — догадался Фрэнк.
Они перебежали улицу и протиснулись между корейско-бразильским фургоном и лотком с китайскими блинчиками.
С задней стороны фургоны выглядели не столь симпатично, как спереди. Там стояли ряды пластмассовых ведерок, переполненные мусорные бачки, были натянуты веревки с передниками и полотенцами, видимо повешенными на просушку. Парковка представляла собой площадку с потрескавшимся асфальтом, сквозь него местами пробивались сорняки. В середине располагался столик, на который была навалена еда из разных фургонов.
Старик в халате при ближайшем рассмотрении оказался старым и жирным, почти полностью лысым, если не считать венчика спутанных белых волос. Его лоб рассекали шрамы, халат был заляпан кетчупом. Пушистые тапочки в форме зайчиков спадали у него с ног, и он постоянно спотыкался, гоняя бензокосилкой полдюжины гарпий, круживших у его столика.
Он явно был слеп, об этом свидетельствовали его молочно-белые глаза, и, как правило, промахивался, но все же ему удавалось отгонять гарпий.
— Прочь, грязные курицы! — ревел старик.
Перси не знал отчего, но у него имелось смутное ощущение, будто гарпии должны быть толстенькими и упитанными. У этих же вид был изголодавшийся. С их человеческих лиц смотрели впалые глаза, щеки провалились. Из туловищ монстров выпадали перья, а на кончиках крыльев виднелись крохотные высохшие ручки.
УРРРРР! Старик развернул свою газонокосилку. Он задел крыло одной из гарпий, та вскрикнула от боли и вспорхнула, роняя желтые перья.
Другая гарпия с ярко-красным оперением летала выше всех. Она казалась моложе и меньше остальных. Гарпия внимательно отслеживала происходящее и, когда старик повернулся к ней спиной, спикировала на столик, схватила когтистой ногой блинчик, но, прежде чем она успела взлететь, слепой старик развернул свою косилку и с такой силой шарахнул ее по спине, что Перси поморщился. Гарпия вскрикнула, уронила блинчик и вспорхнула вверх.
— Эй, стой! — воскликнул Перси.
Гарпии восприняли это на свой счет. Они повернулись к трем полубогам и тут же разлетелись в стороны. Большинство из них расселись на деревьях вокруг площадки и принялись голодными глазами пожирать столик. Красноперая гарпия с ушибленной спиной, прихрамывая, полетела вдоль Глисан-стрит и исчезла из виду.
— Ха! — торжествующе воскликнул слепой старик и заглушил бензокосилку. Он неопределенно ухмыльнулся, повернувшись к Перси. — Спасибо, незнакомцы! Ваша помощь была бесценной.
Перси прикусил губу, сдерживая злость. Он не собирался помогать старику, но помнил, что им нужна от него информация.
— Ммм… не за что. — Он подошел к старику, одним глазом поглядывая на косилку. — Меня зовут Перси Джексон. А это…
— Полубоги! — воскликнул старик. — Я всегда чую полубогов.
Хейзел нахмурилась.
— Неужели от нас так плохо пахнет?
— Конечно нет, моя дорогая, — рассмеялся старик. — Но ты удивишься, узнав, как обострились остальные мои другие чувства, после того как меня ослепили. Меня зовут Финей. А вы… постойте, не говорите мне…
Он протянул руку к лицу Перси и ткнул ему пальцами в лицо, едва не попав в глаз.
— Ой, — вскрикнул Перси.
— Сын Нептуна! — провозгласил Финей. — Я сразу почувствовал, что от тебя пахнет океаном, Перси Джексон. Я тоже сын Нептуна, если тебе известно.
— Да… ну. Замечательно. — Перси потер глаза.
Вот уж повезло — быть в родстве с этим грязным стариком. Он надеялся только, что не у всех сыновей Нептуна такая судьба. Начинаешь с того, что носишь сумку через плечо, а потом оглянуться не успеешь, как бегаешь в халате и розовых тапочках-зайчиках — гоняешь куриц газонокосилкой.
Финей повернулся к Хейзел.
— А это… Так-так, запах золота и глубокого подземелья. Хейзел Левеск, дочь Плутона. А рядом с тобой — сын Марса. Но у тебя длинная история, Фрэнк Чжан…
— Древняя кровь, — пробормотал Фрэнк. — Царевич Пилоса, бла-бла-бла.
— Периклимен, если быть точным! Ах, какой замечательный был парень. Я любил аргонавтов!
У Фрэнка отвисла челюсть.
— Постой-постой, какой Перри?..
Финей ухмыльнулся.
— Не волнуйся. Я знаю про твою семью. Эта история про твоего прадеда? На самом деле он не уничтожал лагерь. Ах, какая интересная компания. Вы проголодались?
У Фрэнка был такой вид, будто его переехал грузовик, но Финей уже перешел к другим делам. Он махнул рукой в сторону столика. Гарпии на деревьях жалобно взвыли. Хотя Перси и испытывал зверский голод, ему была невыносима мысль о том, чтобы есть на глазах этих несчастных старушек.
— Я тут немного запутался, — сказал Перси. — Нам нужна кое-какая информация. И нам сказали…
— …что гарпии воруют у меня еду, — закончил Финей, — и если вы поможете мне, то я помогу вам.
— Что-то вроде этого, — согласился Перси.
— Ну, это устаревшие новости, — рассмеялся Финей. — Разве по мне скажешь, что я недоедаю?
Он похлопал себя по животу, который по размеру напоминал накачанный баскетбольный мяч.
— Ммм… нет, — пробормотал Перси.
Финей резким движением махнул газонокосилкой. Хейзел, Перси и Фрэнк отпрыгнули в сторону.
— Ситуация изменилась, мои друзья! — оповестил он. — Когда-то, много тысяч лет назад я был наделен даром пророчества, и Юпитер проклял меня, это верно. Он наслал гарпий, чтобы они таскали у меня еду. У меня, видите ли, длинный язык. Я разбалтывал много секретов, а боги хотели их сохранить. — Он повернулся к Хейзел. — Вот, например, ты — ты ведь должна быть мертвой. А ты… — Он повернулся к Фрэнку. — А твоя жизнь зависит от обгорелой деревяшки.
— О чем ты говоришь? — нахмурился Перси.
Хейзел дернулась, словно ей отвесили пощечину. У Фрэнка сделался такой вид, будто грузовик сдал назад и переехал его еще раз.
— А ты, — Финей повернулся к Перси, — ты сейчас даже не знаешь, кто ты такой! Я бы, конечно, мог тебе сказать, но… ха! Разве это было бы интересно? Бриджит О’Шонесси пристрелила Майлза Арчера в «Мальтийском соколе». Дарт Вейдер на самом деле отец Люка. А победителем следующего розыгрыша Суперкубка будет…
— Ясно, — пробормотал Фрэнк.
Хейзел ухватилась за свой меч так, будто хотела хлестнуть старика по голове.
— Значит, ты слишком много говорил, и боги тебя прокляли. Почему же они сняли проклятие?
— Ничего они не снимали. — Старик выгнул кустистые брови, словно говоря: «Можете себе представить?» — Мне пришлось договориться с аргонавтами. Понимаете, им тоже была нужна информация. Я попросил их убить гарпий в обмен на мою помощь. Ну, они прогнали этих отвратительных существ, но Ирида не позволила им убить гарпий. Скандал! И вот теперь, когда мой покровитель вернул меня к жизни…
— Твой покровитель? — спросил Фрэнк.
— Ну конечно. — Финей лукаво улыбнулся ему. — Я говорю о Гее. А кто еще, по-твоему, мог открыть Врата смерти? Вот твоя подружка здесь это понимает. Разве Гея и тебе не покровительствует?
— Нет, я не его… я не… — Хейзел вытащила меч. — Гея — не моя покровительница.
Финей радостно ухмыльнулся. Если он и услышал звук извлекаемого меча, то это его ничуть не взволновало.
— Отлично, если хотите быть благородными и остаться на проигрывающей стороне, это ваше дело. Но Гея пробуждается. Она уже изменила правила жизни и смерти! Я снова жив, и в обмен на мою помощь — пророчество здесь, пророчество там — исполнено мое самое горячее желание. Мы поменялись ролями, так сказать. Теперь я могу есть сколько влезет, хоть целый день, а гарпиям приходится смотреть и голодать.
Он включил газонокосилку, и гарпии на деревьях снова издали жалобный вой.
— Они прокляты! — возвестил старик. — Они могут есть только с моего стола и не могут покинуть Портленд. А поскольку Врата смерти открыты, они даже умереть не могут. Замечательно!
— Замечательно? — возразил Фрэнк. — Они ведь живые существа. Почему ты так жесток с ними?
— Они — монстры! — отрезал Финей. — Жесток? Эти чудища с перьями вместо мозгов мучили меня долгие годы.
— Но они исполняли свой долг, — сказал Перси, стараясь сдерживаться. — Им это приказал Юпитер.
— Я и на Юпитера зол, — согласился Финей. — Придет время — и Гея должным образом их покарает. Каких ужасов они только ни наделали, управляя миром. А пока я наслаждаюсь жизнью в Портленде. Смертные на меня не обращают внимания. Они думают, что я чокнутый старик, гоняющий голубей.
Хейзел подошла к ясновидцу.
— Ты ужасный старик! — объявила она, глядя в глаза Финею. — Тебе самое место в Полях наказаний!
— Один мертвец говорит другому, да, детка? — Финей ухмыльнулся. — Что ж, я помолчу. Но только это ты во всем виновата. Если бы не ты, Алкионей не был бы жив!
Хейзел отшатнулась.
— Хейзел? — Глаза Фрэнка увеличились до размера тарелок. — Что это он несет?
— Ха! — веселился Финей. — Очень скоро ты сам все узнаешь, Фрэнк Чжан. И тогда посмотрим, сохранишь ли ты нежные чувства к своей подружке. Но вы ведь сюда явились не для этого. Вы хотите найти Танатоса. Его удерживает Алкионей в своем логове. Я могу вам сказать, где это. Конечно могу. Но вы должны будете оказать мне услугу.
— И не думай об этом, — отрезала Хейзел. — Ты служишь нашему врагу. Мы сами отправим тебя назад в Царство Мертвых.
— Попробуйте. — Финей улыбнулся. — Но долго я мертвым не останусь. Гея показала мне легкий путь назад. А пока Танатос в цепях, никто не сможет меня там удержать! И потом, если вы меня убьете, то не узнаете моих тайн.
У Перси возникло искушение не препятствовать Хейзел, вытащившей меч из ножен. Да он и сам был бы не прочь удушить этого старикашку.
«Лагерь Юпитера, — сказал он себе. — Спасти лагерь Юпитера важнее».
Перси вспомнил, как Алкионей угрожал ему во сне. Если они будут попусту тратить время, разыскивая логово гиганта по всей Аляске, армия Геи уничтожит римлян… и других друзей Перси, где бы они ни находились.
Он заскрежетал зубами.
— И что же это за услуга?
— Тут есть одна гарпия — она ловчее других… — Финей хищно облизнулся.
— Красная, — подсказал Перси.
— Я слеп! Я не различаю цветов! — проворчал старик. — По крайней мере, с ней единственной у меня возникают затруднения. Она такая пронырливая. Всегда сама по себе. Никогда не садится рядом с другими. Это вот ее работа.
Он показал шрамы у себя на лбу.
— Поймайте эту гарпию, — велел Финей. — Принесите ее мне. Я хочу, чтобы она сидела связанной там, где я мог бы за ней приглядывать… фигурально выражаясь. Гарпии ненавидят, когда их связывают. Это причиняет им невыносимые страдания. А я буду получать от этого удовольствие. Может, даже буду ее подкармливать, чтобы она подольше продержалась.
Перси посмотрел на Хейзел и Фрэнка. Они пришли к молчаливому соглашению: они не будут помогать этому зловещему старику. Но с другой стороны, они должны получить от него информацию. Требовался запасной план.
— Ну, вы обсудите это между собой, — небрежно сказал Финей. — Мне все равно. Но помните, что без моей помощи ваш поиск обречен. И все, кого вы любите в этом мире, умрут. А теперь идите и притащите мне гарпию!