Глава 24. Фрэнк — Сын Нептуна 2 книга


 

Фрэнк размахивал копьем.
— Назад! — Голос его дрожал. — Я наделен… необыкновенной силой… и оружием.
Василиски зашипели в три голоса. Может быть, они смеялись над ним.
Наконечник копья стал таким тяжелым, что и не поднять, белый зуб словно бы пытался коснуться земли. И тут в мозгу Фрэнка вспыхнуло воспоминание: Марс сказал, что наконечник сделан из драконьего зуба. Кажется, была какая-то история о посеянных в землю драконьих зубах. Он что-то слышал об этом на занятиях по монстроведению.
Василиски неторопливо окружили его. Может быть, они не спешили, потому что побаивались копья. А может быть, просто не могли поверить, что Фрэнк настолько глуп.
Каким бы безумным это ни казалось, но Фрэнк опустил наконечник. И вонзил его в землю. Хрусть.
Когда он поднял копье — наконечник отсутствовал, отломался в земле.
Замечательно! Теперь у него осталась только золотая палка.
Промелькнула безумная мысль: достать из кармана деревяшку. Если он так или иначе умрет, то, может быть, ему хотя бы удастся устроить пожар — сжечь василисков, чтобы, по крайней мере, Перси и Хейзел смогли уйти отсюда.
Пока Фрэнк набирался мужества, земля задрожала под его ногами, комья стали разлетаться во все стороны, и из-под земли появилась костяная рука. Василиски зашипели и подались назад.
И Фрэнк мог их понять. Он в ужасе смотрел, как из земли выбрался человеческий скелет. Кости стали обрастать плотью, словно кто-то обливал скелет желатином, который теперь затягивался сверкающей прозрачной сероватой кожей. На нем появились призрачные одежды — майка, камуфляжные штаны и армейские ботинки. Все у этого существа было серым: серая плоть в серой одежде на серых костях.
Существо повернулось к Фрэнку и ухмыльнулось ему серым, ничего не выражающим лицом. Фрэнк заскулил, как щенок. Ноги его так затряслись, что ему пришлось опереться на копье, чтобы не упасть. Воин-скелет ждал, и тут Фрэнк понял, что он ждет его приказа.
— Убей василисков! — завопил он. — Не меня!
Воин-скелет приступил к действию. Он схватил ближайшую змею, и, хотя его серая плоть начала дымиться при контакте, он одной рукой задушил василиска и отшвырнул прочь его обмякшее тело. Два других василиска зашипели от ярости. Один прыгнул на Фрэнка, но тот отбросил его концом копья.
Другая змея изрыгнула огонь прямо в лицо скелета. Воин двинулся на змею и ударом ботинка вдавил ее голову в землю.
Фрэнк повернулся к последнему василиску, который свернулся на краю полянки и разглядывал их. Древко копья Фрэнка из имперского золота дымилось, но в отличие от лука оно, похоже, не превратилось в прах от прикосновения василиска. Правая нога и рука воина медленно растворялись под воздействием яда. Голова его горела, но в остальном он выглядел вполне себе ничего.
Василиск совершил умный маневр. Он развернулся и пустился в бегство. Резким движением скелет вытащил что-то из-под своей майки и бросил через полянку, пригвоздив василиска к земле. Фрэнк решил, что это нож, но потом понял, что это было ребро скелета.
Фрэнк порадовался, что желудок у него пуст.
— Это… это было мерзко.
Скелет вразвалочку подошел к василиску, вытащил ребро и отрезал им змеиную голову. Василиск рассыпался в прах. После этого скелет обезглавил двух других монстров и разбросал их прах ногами. Фрэнк вспомнил двух горгон в Тибре — как река растащила в разные стороны их останки, чтобы не допустить воскрешения.
— Ты делаешь это, чтобы они не могли вернуться, — понял Фрэнк. — Или замедляешь их возрождение.
Воин-скелет стоял перед Фрэнком по стойке «смирно». Его нога и рука, на которые попал яд, почти исчезли, голова все еще горела.
— Кто… кто ты? — спросил Фрэнк. Он хотел добавить: «Пожалуйста, не убивай меня».
Скелет отдал ему честь культей. Потом начал распадаться, погружаясь назад в землю.
— Постой! — окликнул Фрэнк. — Я даже не знаю, как тебя называть! Зубец? Кости? Серый?
Исчезающее под землей лицо, казалось, ухмыльнулось, услышав последнее имя, а может, это просто обнажились зубы скелета. Потом скелет исчез, оставив Фрэнка одного с копьем, лишенным наконечника.
— Серый, — пробормотал он. — Хорошо… но…
Он осмотрел конец копья. Из золотого древка уже начал расти драконий зуб.
«В нем есть только три вызова, — сказал Марс. — Так что пользуйся им с умом».
Фрэнк услышал шаги у себя за спиной, обернулся — на полянку выбежали Перси и Хейзел. Перси выглядел лучше, вот только он тащил с собой мужскую сумку с надписью «НАПРОЖОР» из «вареной» ткани, с бусинами — определенно не его стиль. В руке у него был Анаклузмос. Хейзел сжимала спату.
— Ты цел? — спросила она.
Перси описал полный круг, выискивая противника.
— Ирида сказала, что ты тут один сражаешься с василисками, и мы решили: ни фига себе! Ломанулись со всех ног. Что случилось?
— Я сам не очень понимаю, — признался Фрэнк.
Хейзел присела рядом с тем местом, где исчез Серый.
— Я чую смерть. Тут либо побывал мой брат, либо… василиски — они мертвы?
— Ты убил их всех? — Перси с уважением посмотрел на Фрэнка.

Фрэнк проглотил слюну. Он и без попыток объяснить явление его нового страшного помощника чувствовал себя не в своей тарелке.
«Три вызова». Значит, Фрэнк мог вызвать Серого еще два раза. Но в этом скелете было что-то зловещее. С ним шутки плохи. Он представлял собой злобную, неумертвленную, убийственную силу, едва подчиняющуюся даже Марсу. Фрэнк предполагал, что скелет будет подчиняться ему, но если на линии огня окажутся его друзья… нет, лучше об этом не думать. А если Фрэнк промедлит с приказом, то скелет может начать убивать всех, кто попадется на его пути, включая и хозяина.
Марс сказал ему, что копье даст ему какое-то время, пока он не научится пользоваться талантами, доставшимися ему от матери. А это означало, что Фрэнк должен освоить эти таланты. И быстро.
— Спасибо, па, — пробормотал он.
— Что? — проговорила Хейзел. — Фрэнк, ты не в себе?
— Объясню потом, — сказал он. — А пока нам нужно встретиться с одним слепцом в Портленде.