Глава 21. Фрэнк — Сын Нептуна 2 книга


 

Фрэнк ненавидел пирожные «динг-донг». Он ненавидел змей. И он ненавидел свою жизнь. Необязательно в таком порядке, но тем не менее.
Забираясь наверх по склону, он жалел, что не может отключиться, как Хейзел, — впасть в транс, перенестись в другое время до участия в этом безумном поиске, до того, как он узнал, что его божественный отец — сержант-строевик, одержимый комплексами.
Лук и копье молотили его по спине. Копье Фрэнк тоже ненавидел. В тот самый миг, когда оно ему досталось, он молча поклялся, что никогда им не воспользуется. «Настоящее мужское оружие». Этот Марс просто придурок.
Может, тут произошла какая-то путаница… Может, существует тест ДНК для детей богов? Может быть, в божественных яслях Фрэнка перепутали с одним из маленьких бычков Марса. Да и с какой стати мать Фрэнка стала бы связываться с этим надутым индюком? Тоже мне — бог войны…
«Она была прирожденным воином, — резонно возразил ему голос бабушки. — Неудивительно, что бог влюбился в нее, он ведь знал, из какой она семьи. Древняя кровь. Кровь царей и героев».
Фрэнк тряхнул головой, прогоняя эту мысль. Он не был ни царем, ни героем. Он был просто мальчишкой, страдающим непереносимостью к лактозе, он даже не сумел помешать этой взбесившейся траве похитить Хейзел.
Медали ледышками холодили его грудь: полумесяц центуриона, Корона стены. Вместе того чтобы гордиться ими, Фрэнк чувствовал себя так, словно получил их только потому, что его отец запугал Рейну.
Фрэнк не понимал, как друзья терпят его. Перси ясно дал понять, что ненавидит Марса, и Фрэнк не мог его за это винить. Хейзел краем глаза наблюдала за Фрэнком, словно опасалась, что вот сейчас он обернется каким-нибудь накачанным психом — подлинным сыночком Марса.
Фрэнк посмотрел на свое тело и вздохнул. Поправочка: дважды накачанным психом. Если Аляска была землей, куда не распространялась власть богов, то Фрэнк вполне мог бы остаться там. Скорее всего, ему некуда возвращаться.
«Не ной, — говорила ему бабушка. — Мужчины рода Чжан никогда не ноют».
Она была права. У Фрэнка была миссия, которую он должен был выполнить. Он должен был завершить этот невероятный поиск, а в данный момент это означало, что надо добраться живым до магазина.
Ребята подходили все ближе, и Фрэнк опасался, что магазин может опять зажечься радугой, которая испарит их, но дом оставался темным. Змеи, которых сбросил здесь Полибот, казалось, исчезли.
Им оставалось пройти до крыльца ярдов двадцать, когда у них за спиной что-то зашипело в траве.
— Быстрее! — крикнул Фрэнк.
Перси споткнулся. Хейзел поддержала его, Фрэнк повернулся и вложил в лук стрелу.
Выстрелил он вслепую. Он думал, что схватил взрывающуюся стрелу, но это оказалась сигнальная ракета. Она скользнула по траве, вспыхнула оранжевым пламенем и засвистела.
Но по крайней мере, она осветила монстра. На полянке посреди пожухлой травы сидела серая змея, короткая и толстая, как рука Фрэнка. На голове у нее торчала грива из белых колючек. Змея глядела на пролетевшую мимо стрелу, словно недоумевая: «Это что еще за чертовщина?»
Потом она впилась большими желтыми глазами во Фрэнка. Двигалась она, как червяк, складываясь посредине. Трава, которой она касалась, тут же засыхала и умирала.
Фрэнк слышал, как его друзья поднимаются по ступенькам на крыльцо. Ему не хватало смелости развернуться и побежать. Он и змея изучали друг друга. Змея зашипела, изрыгая из пасти пламя.
— Миленькое поганое пресмыкающееся, — пробормотал Фрэнк, нащупывая деревяшку у себя в кармане. — Миленькое ядовитое огнедышащее пресмыкающееся.
— Фрэнк! — услышал он голос Хейзел у себя за спиной. — Идем!
Змея прыгнула на него. Летела она с такой скоростью, что у него даже не было времени достать стрелу. Фрэнк ударом лука сбил летящую на него гадину, она покатилась вниз по склону и с шипением исчезла из виду.
Фрэнк возгордился было собой, но, посмотрев на лук, увидел, что там, где он коснулся змеи, из него идет дым. Он недоуменно смотрел, как дерево на его глазах превращается в прах.
Вновь раздалось взбешенное шипение, на которое ответили еще две змеи ниже по склону.
Фрэнк бросил распадающийся в прах лук. Перси и Хейзел затащили его на ступени. Когда Фрэнк повернулся, три чудовища сплелись кольцом в траве, они выдыхали огонь, и склон холма рядом с ними на глазах становился коричневым. Змеи, казалось, не могли и не хотели приближаться к магазину, но это мало утешало Фрэнка: он потерял свой лук.
— Нам никогда отсюда не выйти, — с несчастным видом проговорил он.
— Тогда уж лучше нам войти. — Хейзел указала на написанное от руки объявление: «НАТУРАЛЬНЫЕ ПРОДУКТЫ И ОБРАЗ ЖИЗНИ ОТ РАДУГИ».
Фрэнк понятия не имел, что значит надпись, но это явно было лучше, чем огнедышащие ядовитые змеи. Он последовал внутрь за своими друзьями.

Не успели они шагнуть за порог, как внутри загорелся свет. Зазвучала флейта, словно они взошли на сцену. Вдоль широких проходов стояли прилавки с орехами и сушеными фруктами, корзины с яблоками, стеллажи с «вареными» джинсами и футболками, а также полупрозрачными платьями, как у феи Динь-Динь из мультиков. К потолку была подвешена «музыка ветра». Вдоль стен располагались шкафы с хрустальными шарами, жеодами, сплетенными из веревочек «ловцами снов» и кучей других странных вещей. Где-то, вероятно, курились благовония, потому что пахло здесь так, будто где-то рядом стоял охваченный огнем букет цветов.
— Это что — салон гадалки? — спросил Фрэнк.
— Надеюсь, что нет, — пробормотала Хейзел.
Перси оперся на нее. Выглядел он еще хуже, чем прежде, словно его сразила неожиданная болезнь. Лицо его было покрыто потом.
— Сесть… — пробормотал он. — Может, вода…
— Да, — сказал Фрэнк, — мы найдем, где тебе отдохнуть.
Половицы поскрипывали у них под ногами. Фрэнк прошел между двумя фонтанами со статуями Нептуна.
Из-за ларя с гранолой появилась девушка.
— Чем я могу вам помочь?
Фрэнк отпрянул назад, перевернув один из фонтанов. Каменный Нептун рухнул на пол. Голова морского бога отломилась и покатилась прочь, а из шеи хлынула вода, орошая сумки, наполненные футболками узелковой окраски.
— Прошу прощения! — Фрэнк присел на корточки, чтобы навести порядок, и чуть не проткнул копьем девушку.
— Ой! — сказала она. — Убери-ка его! Вот так.
Фрэнк медленно поднялся, стараясь больше ничего не задеть. Хейзел пришла в ужас. Перси, глядя на обезглавленную статую своего отца, еще больше позеленел.
Девушка хлопнула в ладоши — и фонтан исчез. Вода испарилась. Она повернулась к Фрэнку.
— Ничего страшного. Эти фонтаны Нептуна — они такие мрачные. Они меня раздражают.
На взгляд Фрэнка, она напоминала студентку-туристку, каких он иногда видел в Линн-Каньон-Парке за домом бабушки. Она была коренастая, мускулистая, в высоких шнурованных ботинках, шортах с накладными карманами и ярко-желтой футболке с буквами «НАПРОЖОР — НАТУРАЛЬНЫЕ ПРОДУКТЫ И ОБРАЗ ЖИЗНИ ОТ РАДУГИ». Она казалась молодой, но ее вьющиеся волосы были седыми, они торчали во все стороны, окружая голову словно белок гигантской яичницы.
У девушки были удивительные глаза — Фрэнк аж дар речи потерял. Радужки все время меняли цвет — от серого до черного и белого.
— Ммм… прошу прощения за фонтан, — выдавил он. — Мы просто…
— Я знаю, — сказала девушка. — Вы хотите передохнуть. Я не против. Я рада видеть полубогов. Располагайтесь. Вы не похожи на этих жутких монстров. Им только дай попользоваться туалетом, а покупать они никогда ничего не покупают!
Она фыркнула. Глаза ее засверкали молниями. Фрэнк кинул взгляд на Хейзел, чтобы убедиться, что ему это не показалось, но Хейзел смотрела на нее с таким же изумлением.
Из задней части дома раздался женский голос:
— Флиси? Не испугай клиентов. Веди их, пожалуйста, сюда.
— Тебя зовут Флиси? — спросила Хейзел.
Флиси хихикнула.
— На языке небул это означает… — Она воспроизвела несколько звуков — тресков и свистов, что напомнило Фрэнку о грозе, отступающей под напором холодного фронта. — Но вы можете называть меня Флиси.
— Небулы… — потерянно пробормотал Перси. — Нимфы облаков.
— Ой, мне он нравится. — Флиси засияла. — Обычно никто не знает про нимф облаков. Но ой-ой-ой, какой у него вид! Идемте. Хозяйка хочет вас видеть. Там и приведем в порядок вашего друга.
Флиси провела их по проходу между рядами баклажан, киви, плодов лотоса и гранатов. В задней части помещения за прилавком со старомодным кассовым аппаратом стояла женщина средних лет с оливковой кожей, длинными черными волосами, в очках без оправы и футболке с надписью: «Богиня жива!» На ней было янтарное ожерелье и кольца с бирюзовыми камушками, а пахло от нее лепестками розы.
Смотрела она на них дружеским взглядом, но что-то в ее облике взволновало Фрэнка, он почувствовал, что готов расплакаться. Что-то такое было в ее улыбке уголками рта, теплых карих глазах, наклоне головы, словно она обдумывала некий вопрос Фрэнк понадобилось одно мгновение, чтобы понять, в чем дело — она напомнила ему мать.
— Привет! — Женщина облокотилась на прилавок, на котором стояли десятки маленьких статуй: коты, приветственно помахивающие поднятой лапкой, медитирующие Будды, качающие головами святые Франциски, магические стеклянные птички в цилиндрах, пьющие воду из маленьких сосудов. — Я так рада вас видеть! Меня зовут Ирида.
Глаза Хейзел расширились.
— Неужели Ирида — богиня радуги?
— Ну да, это моя официальная работа. — Ирида поморщилась. — Но я не идентифицирую себя только с одной этой должностью. В свободное время я заведую магазином! — Она с гордостью обвела магазин рукой. — НАПРОЖОР — кооператив, продвигающий натуральные продукты и альтернативный образ жизни.
Фрэнк уставился на нее.
— Но ты кидаешься пирожными «динг-донг» в монстров.
На лице Ириды отразился неподдельный ужас.
— Это не пирожные. — Она пошарила под прилавком и вытащила оттуда упаковку пирожных в шоколадной глазури — по виду типичные «динг-донги». — Это имитации пирожных на основе морских водорослей, обогащенные витаминами, сделаны на козьем молоке, без клейковины, сахара и сои.
— Только натуральные продукты! — вставила Флиси.
— Признаю свою ошибку. — Фрэнк внезапно почувствовал недомогание — точно так же, как Перси.
— Попробуй, Фрэнк, — улыбнулась Ирида. — У тебя ведь непереносимость к лактозе.
— Откуда ты…
— Я знаю о таких вещах. Ведь я богиня-вестница… да, я много чего знаю, слышу все разговоры богов… ну и так далее. — Она бросила кексы на прилавок. — И потом, эти монстры должны были бы обрадоваться здоровой пище. А то они всегда лопают одни гамбургеры и героев. Они такие непросвещенные. Я не могла пустить их в мой магазин — они бы тут все разорили, испортили наш фэн-шуй.
Перси облокотился о прилавок. Вид у него был такой, словно его вот сейчас вырвет прямо на весь этот фэн-шуй.
— Монстры идут на юг, — проговорил он. — Они собираются уничтожить наш лагерь. Не могла бы ты их остановить?
— Нет-нет, я строго придерживаюсь ненасильственного образа действий, — сказала Ирида. — Самозащита — это да, но я не позволю вовлечь себя в олимпийские разборки, так что и не проси. Я читала про буддизм. И даосизм. Я еще не выбрала между ними.
— Но… — Хейзел недоуменно посмотрела на нее. — Разве ты не греческая богиня?
Ирида сложила руки на груди.
— Не пытайся втиснуть меня в определенные рамки, девочка. Мое прошлое не должно влиять на мое настоящее.
— Хорошо, — сказала Хейзел. — Но нашему другу здесь ты, по крайней мере, могла бы помочь? Кажется ему плохо.
Перси потянулся через прилавок. Фрэнку на секунду показалось, что он хочет взять пирожное.
— Почта Ириды, — сказал Перси. — Ты можешь отправить послание?
— Почта Ириды? — Фрэнк подумал, не ослышался ли он.
— Это… — Перси запнулся. — Ведь ты можешь?..
Ирида внимательнее присмотрелась к Перси.
— Интересно. Ты из лагеря Юпитера и тем не менее… А, понятно. Это все фокусы Юноны.
— Что ты имеешь в виду? — спросила Хейзел.
Ирида поглядела на свою помощницу Флиси. Между ними словно произошел безмолвный разговор. Потом богиня вытащила из-за прилавка сосуд и брызнула в лицо Перси чем-то, пахнущим жимолостью.
— Ну вот, это поможет сбалансировать твою чакру. Что касается почты Ириды, то это древний вид связи. Ею пользовались греки. Римляне не переняли этот метод — они всегда полагались на свою систему дорог, на гигантских орлов и еще на всякие штуки. Но тем не менее… Флиси, ты могла бы попробовать?
— Конечно, хозяйка!
Ирида подмигнула Фрэнку.
— Не говорите другим богам, но в последнее время большинство моих посланий проходит через Флиси. Она это великолепно умеет делать, а у меня нет времени лично отвечать на все просьбы. Это загрязняет мою чакру.
— Твою чакру? — переспросил Фрэнк.
— Ммм, ладно. Флиси, отведи Перси и Хейзел в подсобку. Можешь приготовить что-нибудь поесть, пока возишься с их посланиями. А что касается Перси… да, болезнь памяти. Я представляю себе, что старина Полибог… Встреча с ним в состоянии амнезии может плохо сказаться на сыне Пос… то есть Нептуна. Флиси, дай ему чашечку зеленого чая с натуральным медом, пророщенными зернами пшеницы и моим медицинским порошком номер пять. Это поставит его на ноги.
— А Фрэнк? — Хейзел нахмурилась.
Ирида повернулась к нему. Она вопросительно наклонила голову, как это делала его мать, словно Фрэнк был самой большой проблемой в этой комнате.
— Не волнуйся, — сказала Ирида. — Нам с Фрэнком есть о чем поговорить.