Глава 16. Перси — Сын Нептуна 2 книга


 

Ланч был больше похож на поминки. Все ели без особого аппетита и говорили вполголоса. Никто, казалось, ничему не радовался. Обитатели лагеря смотрели на Перси так, будто он был почетным покойником.
Рейна произнесла краткую речь, пожелав им удачи. Октавиан вспорол брюшко очередному плюшевому мишке и изрек мрачные пророчества, предвещавшие трудные времена, но предсказав что лагерь будет спасен человеком, в котором никто не подозревал героя (возможно, его имя начинается с буквы «О»). Потом легионеры отправились на дневные занятия — гладиаторские бои, латынь, пейнтбол с призраками, летную подготовку на орлах и десяток других занятий, которые все же были лучше, чем самоубийственный поиск. Перси с Хейзел и Фрэнком пошли в казарму собирать вещи.
У Перси и вещей-то особо не было. Он вытащил из своего рюкзака все, что там лежало, и оставил большую часть вещей, взятых в «Баргин-Марте». У него имелась свежая пара джинсов, запасная оранжевая футболка от квартирмейстера лагеря, немного нектара и амброзии, небольшое количество смертных денег и легионерское снаряжение. За ланчем Рейна дала ему свиток с рекомендациями от претора и сената. Предполагалось, что все отставные легионеры, которые могли встретиться им в пути, должны помогать им, увидев это письмо. Еще Перси взял с собой шнурок с бусинами, серебряное кольцо, жетон легионера на испытательном сроке и, конечно, Анаклузмос, неизменно пребывающий у него в кармане. Он сложил драную футболку и оставил ее на своей койке.
— Я вернусь, — сказал он. Конечно, глупо было разговаривать с футболкой, но на самом деле он говорил с Аннабет и своей прежней жизнью. — Я ухожу не навсегда. Но я должен помочь этим ребятам. Они приняли меня к себе. Они заслуживают того, чтобы выжить.
К счастью, футболка ничего ему не ответила.
Один из их товарищей по казарме, Бобби, подвез их на Ганнибале до границ долины. С вершины Перси открылся вид на лежащий внизу пейзаж. Малый Тибр петлял по золотящимся пастбищам, где щипали травку единороги. В лучах солнца сияли храмы и форумы Нового Рима. На Марсовом поле трудились инженеры — разбирали остатки вчерашней крепости и возводили сооружения для игры в дэдбол. Обычный день в лагере Юпитера, вот только на северном горизонте собирались грозовые тучи. Тени двигались по холмам, и Перси представилось, что к ним приближается лицо Геи.
«Я только прошу о том, чтобы ты сотрудничал со мной в будущем, — так, кажется, сказала Рейна. — Я хочу спасти этот лагерь».
Оглядывая долину, Перси понял, почему для него это так важно. Хотя он и был новичком в лагере Юпитера, он испытывал сильную потребность защитить это место. Безопасную гавань, где полубоги могли строить свою жизнь. Он хотел, чтобы это стало частью и его будущего. Может быть, не так, как это представляла себе Рейна, но если бы он мог оказаться здесь с Аннабет…
Они слезли со слона. Бобби пожелал им счастливого пути. Ганнибал обнял трех легионеров хоботом. Потом «слоновье такси» развернулось и двинулось назад в долину.
Перси вздохнул, повернулся к Хейзел и Фрэнку и попытался придумать какую-нибудь жизнерадостную фразу.
— Ваши документы, — раздался рядом знакомый голос.
На вершине холма появилась статуя Терминуса. Мраморное лицо бога имело раздраженно-мрачное выражение.
— Ну? Подходите!
— Опять ты? — удивился Перси. — Я думал, ты охраняешь только город.
— Рад тебя видеть, мистер Умник, — фыркнул Терминус. — Обычно — да, я охраняю только город, но при международных перемещениях я предпочитаю для страховки охранять и границы лагеря. Вообще-то вы должны были за два часа известить меня о своем отъезде. Но на сей раз придется дать вам поблажку. Подходите, чтобы я мог вас досмотреть.
— Но с какой стати… — Перси сам себя оборвал. — Да, конечно.
Он встал рядом с безрукой статуей. Терминус произвел тщательный визуальный досмотр, очевидно используя только силу взгляда.
— Так, похоже, ты чист, — решил бог границ. — Ничего не хочешь задекларировать?
— Да, — сказал Перси. — Я хочу задекларировать, что все это глупость.
— Ммм. Жетон легионера на испытательном сроке: Перси Джексон, пятая когорта, сын Нептуна. Отлично. Проходи. Хейзел Левеск, дочь Плутона. Отлично. Иностранная валюта или драгоценные металлы, подлежащие декларированию?
— Нет, — пробормотала она.
— Ты уверена? — спросил Терминус. — Потому что в прошлый раз…
— Нет!
— Ишь, какая сердитая компания, — сказал бог. — Легионеры, отправляющиеся в поиск. Это всегда сплошная спешка. Так, теперь досмотрим Фрэнка Чжана. Ой! Центурион? Молодец, Фрэнк. И прическа соответствует правилам. Одобряю! Иди, центурион Чжан. Вас нужно сориентировать на местности?
— Нет. Думаю, не нужно.
— Идите вниз до станции скоростного поезда, — сказал тем не менее Терминус. — Пересадка на Двенадцатой улице в Окленде. Там немного пройдете пешком и сядете на автобус до Аламеды.
— У вас тут что — магический скоростной поезд? — спросил Перси.
— Магические поезда! — сердито воскликнул Терминус. — Вы еще попросите собственную безопасную полосу и пропуск в зал для ВИП-персон. Будьте осторожны и смотрите, не появится ли Полибот. Эти разговоры о нарушителях границы — тьфу! Я бы хотел задушить его голыми руками.
— Постой, это ты о ком?
На лице Терминуса появилось напряженное выражение, словно он шевелил своими несуществующими бицепсами.
— Ладно. В общем, опасайтесь его. Я думаю, он за милю может почуять сына Нептуна. А теперь идите. Удачи!
Невидимая сила перекинула их через границу. Когда Перси оглянулся, Терминуса уже не было. И вообще вся долина исчезла. Никакого римского лагеря на Беркли-Хиллз словно и не существовало.
Перси посмотрел на своих спутников.
— Кто-нибудь понял, что там говорил Терминус? Кого опасаться? Какого-то политика?
— Полу-бот, — выговорила Хейзел. — Никогда о таком не слышала.
— Похоже на греческое имя, — предположил Фрэнк.
— Уже легче, — вздохнул Перси. — Ну, я думаю, нюхательные радары всех монстров в радиусе пяти миль нас уже уловили. Давайте поспешим.

За два часа они добрались до причалов в Аламеде. По сравнению с предыдущим путешествием Перси на этот раз все прошло спокойно. Никаких атак со стороны монстров. Никто не смотрел на Перси так, словно он был беспризорным ребенком.
Фрэнк взял свое копье, лук и колчан, засунув их в длинный чехол для лыж. Втроем они походили на обычных старшеклассников, направляющихся на пикник с ночевкой. Они дошли до Рокбридж-стейшн, купили билеты на смертные деньги и сели в скоростной поезд.
Сошли они в Окленде. Им пришлось пройти по довольно опасному району, но их никто не тронул. Если кто из местных бандитов подходил к Перси и заглядывал ему в глаза, то его тут же как ветром сдувало. За последние несколько месяцев Перси до совершенства натренировал свой волчий взгляд — взгляд, который говорил: «Ты, может, считаешь, что ты крутой, но я еще круче». Перси, после того как удушил морских чудовищ и переехал горгон на патрульной полицейской машине, бандитов не боялся. В мире смертных его теперь практически ничто не пугало.
Ближе к вечеру они оказались у причалов Аламеды. Перси окинул взглядом залив Сан-Франциско и полной грудью вдохнул соленый морской воздух. Это была территория его отца. Что бы ни случилось теперь, пока они на море, они непобедимы.
У причалов стояли десятки самых разных судов — от яхты длиной в пятьдесят футов до десятифутовой рыбацкой лодки. Перси осмотрелся в поисках какого-нибудь магического судна — может быть, триремы или боевого корабля с головой дракона, который он видел во сне.
— Эй, ребята, вы знаете, что мы здесь ищем?
Хейзел и Фрэнк отрицательно покачали головами.
— Я даже не знала, что у нас есть флот. — Судя по голосу Хейзел, она предпочла бы, чтоб флота у них вообще не было.
— Смотри… — Фрэнк показал пальцем. — Тебе не кажется?..
В конце причала стояла маленькая лодка, похожая на ялик, накрытая брезентовым полотнищем. На полотнище виднелись выцветшие золотые буквы SPQR.
— Не может быть. — В душу Перси закралось нехорошее предчувствие.
Он стянул брезент, руки его развязывали узлы так умело, словно Перси занимался этим всю жизнь. Под полотнищем оказалась старая стальная гребная лодка без весел. Когда-то лодку покрасили в синий цвет, но корпус был так сильно покрыт смолой и солью, что вся лодка казалась одним здоровенным морским синяком.
На носу читалось название, написанное золотыми латинскими буквами: «Рах». Нарисованные там же глаза слипались у уровня воды, словно лодка собиралась заснуть. На лодке имелись две скамейки, немного стальной стружки, старый кулер и бухта потертого каната, конец которого был накручен на береговые швартовы. На дне лодки в нескольких дюймах грязной воды плавали пластиковый мешок и две пустые банки из-под колы.
— Взирайте, римляне! — воскликнул Фрэнк. — Всемогущий военный флот Рима!
— Это, наверно, ошибка, — огорчилась Хейзел. — Это не флот, а просто корыто какое-то.
Перси представил, как смеется над ними Октавиан, но решил не терять присутствия духа. Худо-бедно, но «Рах» был лодкой. Перси прыгнул в нее, и корпус загудел под его ногами. Он собрал весь мусор в кулер и выкинул его на причал. Велел грязной воде вытечь через борта лодки. Потом он указал пальцем на металлическую стружку, и она заскользила по днищу с такой скоростью, что сталь начала дымиться. Теперь лодка стала относительно чистой. Перси ткнул пальцем в веревку — и она отвязалась от швартова.
Весел не было, но это не имело значения. Перси чувствовал, что лодка готова к плаванию и ждет только его приказа.
— Все в порядке, — сказал он. — Прыгайте.
Хейзел и Фрэнк растерянно посматривали на него, но все же забрались на борт. Хейзел, казалось, сильно нервничала. Они расселись по скамейкам, Перси сосредоточился — и лодка отчалила от пристани. «А знаешь, Юнона-то была права, — принялся нашептывать в ухо Перси сонный голос Геи. Он вздрогнул так, что лодка покачнулась. — Ты ведь мог выбрать себе новую жизнь в море. Там ты был бы недосягаем для меня. Но теперь уже поздно. Ты выбрал страдания и несчастья. Ты теперь часть моего плана, моя важная маленькая пешечка».
— Пошла вон с моего корабля! — прорычал Перси.
— А? Что? — спросил Фрэнк.
Перси ждал, но голос Геи смолк.
— Нет, ничего, — сказал он. — Посмотрим, на что способна эта посудина.
Он развернул лодку на север, и вскоре они уже мчались со скоростью пятнадцать узлов, направляясь к мосту Золотые Ворота.