Интервью с Гроувером Ундервудом, сатиром

6 книга из серии Перси Джексон и боги-олимпийцы


 

Какая у тебя любимая мелодия для свирели?

Гроувер: Любимая? Ты меня немного смутил. Меня тут как-то одна ондатра попросила исполнить «Любовь ондатры». Ну… я это дело выучил, и, должен признаться, мне нравится ее играть. Откровенно говоря, эта песня больше не про ондатр! Это очень душевная любовная история. У меня каждый раз, как я ее играю, слезы в глазах. И у Перси тоже. Но вообще-то, я думаю, это потому, что он надо мной смеется.

Кого бы тебе меньше всего хотелось встретить в темном закоулке — циклопа или мистера Д.?

Гроувер: Бла-бла-бла! Это что еще за вопрос? Ну что ж… Я бы, конечно, предпочел встретить мистера Д., потому что он такой… гм, милый. Да, добрый и щедрый ко всем сатирам. Мы все его любим. И я говорю это не потому, что он всегда подслушивает и разорвал бы меня на куски, если бы я сказал что-то другое.

Как по-твоему, какое место в Америке самое красивое?

Гроувер: Удивительно, что тут еще сохранились красивые места, но мне нравится Лейк-Плэсид на севере штата Нью-Йорк. Очень здорово там, в особенности зимой! А какие там дриады — вау! Постой-ка, ты можешь это вычеркнуть? Можжевелка меня убьет.

А что, жестяные банки действительно такие вкусные?

Гроувер: Моя старая бабушка коза бывало говорила: «Кто две банки в день сжует, тот на монстра наплюет». Много минералов, очень питательно, отличная консистенция. Что же тут может не нравиться? Если человеческие зубы не приспособлены для такой тяжелой работы, то я тут ни при чем.