Глава 18. Мои родители вступают в диверсионно-десантный отряд

5 книга из серии Перси Джексон и боги-олимпийцы


 

Тем временем, когда мы добрались до улицы, было уже поздно.
Ребята из лагеря и охотницы ранеными лежали на земле. Кларисса, должно быть, проиграла схватку с гигантом-гиперборейцем, потому что она и ее колесница были заморожены в глыбе льда. Кентавров не было нигде видно. Или они запаниковали и убежали, или их уничтожили.
Армия титана окружила здание, располагаясь, быть может, в двадцати футах от дверей. Головной отряд Кроноса был впереди: Этан Накамура, королева дракониц в своей зеленой броне и два гиперборейца. Прометея не было видно. Изворотливый хорек, надо полагать, скрылся в штаб-квартире титанов. Но Кронос собственной персоной стоял прямо впереди, держа косу в руке.
И единственным, кто стоял у него на пути, был…
— Хирон, — сказала Аннабет с дрожью в голосе.
Если Хирон и слышал нас, он не ответил. Он целился из своего лука прямо в лицо Кроноса.
Как только Кронос увидел меня, его золотые глаза вспыхнули. Каждый мускул в моем теле застыл. Затем повелитель титанов вновь обратил свое внимание на Хирона.
— Прочь с дороги, сынок.
Было достаточно жутко слушать то, как Лука называет Хирона своим сыном, но Кронос вложил в свой голос столько презрения, словно «сын» было самым омерзительным словом, о котором только можно подумать.
— Мне не страшно.
Голос Хирона был суровым и незомутимым, таким он у него получался, если тот был действительно зол.
Я попытался пошевельнуться, но мои ноги были как из бетона. Аннабет, Гровер и Талия тоже напряглись, словно они точно так же застряли.
— Хирон! — сказала Аннабет. — Будь осторожен!
Королева дракониц потеряла терпение и напала. Стрела Хирона попала прямо между ее глаз, и она испарилась, ее пустые доспехи загрохотали на асфальте.
Хирон потянулся за другой стрелой, но его колчан был пуст. Он отбросил лук и вытащил свой меч. Я знал, что он терпеть не может драться на мечах. Они никогда не были его любимым оружием.
Кронос тихо рассмеялся. Он сделал шаг, и лошадиная половина Хирона нервно задергалась. Его хвост захлестал туда-сюда.
— Ты учитель, — с насмешкой сказал Кронос. — А не герой.
— Лука был героем, — сказал Хирон. — Он был одним из лучших, пока ты не испортил его.
— Глупец! — голос Кроноса сотряс город. — Ты заполнил его голову пустыми обещаниями. Ты сказал, что богам есть до меня дело!
— Меня, — заметил Хирон. — Ты сказал «меня».
Кронос казался растерянным, и в этот момент Хирон нанес удар. Это был хороший маневр — сделать ложный выпад, сопровождаемый ударом в лицо. Даже я не смог бы сделать лучше, но Кронос был быстр. Он обладал всеми боевыми навыками Луки, а их было предостаточно. Он отбил клинок Хирона в сторону и заорал:
— Назад!
Ослепительная белая вспышка взорвалась между титаном и кентавром. Хирон отлетел в стену здания с такой силой, что она обвалилась и рухнула на него.
— Нет! — завопила Аннабет. Замораживающие чары спали. Мы побежали к нашему наставнику, но не было никаких признаков того, что он был там. Мы с Талией беспомощно дергали за кирпичи, пока волна омерзительного смеха не прокатилась через армию титана.
— ТЫ! — Аннабет повернулась к Луке. — Подумать только… что я думала…
Она вытащила свой нож.
— Аннабет, не надо, — я пытался взять ее за руку, но она вырвалась.
Она напала на Кроноса, и самодовольная улыбка сошла с его лица. Возможно, какая-то часть Луки вспомнила, что раньше ему нравилась эта девушка, что раньше он взял над ней опеку, когда она была маленькой. Она погрузила свой нож между лямками в его боевых доспехах, прямо над ключицей. Клинок должен был бы пронзить его грудь. Вместо этого он отскочил. Аннабет скрючилась, прижимая свою руку к животу. Отдача была достаточной, чтобы вывихнуть ее больное плечо.
Я отдернул ее назад, так как Кронос взмахнул косой, разрезая воздух, словно тот был неподвижен.
Она вырвалась из моих рук и закричала:
— Я ненавижу тебя!
Я не был уверен, о ком она говорила — о Луке или обо мне. Слезы оставили дорожки на ее покрытом пылью лице.
— Я должен сразиться с ним, — сказал я ей.
— Это и моя битва тоже, Перси!
Кронос рассмеялся.
— Так много воодушевления. Теперь я вижу, почему Лука хотел пощадить тебя. К сожалению, это невозможно.
Он поднял свою косу. Я приготовился к обороне, но прежде, чем Кронос успел сделать выпад, собачий вой пронзил воздух где-то позади армии титана.
— Аууууу!
Было глупо надеяться, но я позвал:
— Миссис О’Лири?
Вражеская армия беспокойно зашевалилась. Затем случилась престранная вещь. Они начали разделяться, освобождая дорогу сквозь улицу, словно что-то позади них заставляло их делать это.
Скоро появился свободный проход в центр Пятой Авеню. В конце квартала стояли моя громадная собака и маленькая фигурка в черных доспехах.
— Нико? — сказал я.
— Гав! — Миссис О’Лири помчалась ко мне, не обращая внимание на рычащих с обеих сторон монстров. Нико зашагал вперед. Вражеская армия расступалась перед ним, словно он излучал смерть. Впрочем, так оно и было.
Он улыбнулся сквозь забрало своего шлема в форме скелета.
— Получил твоего послание. Еще не поздно присоединиться к компании?
— Сын Аида, — Кронос сплюнул на землю. — Ты любишь смерть до такой степени, что желаешь опробовать ее на себе?
— Твоя смерть, — сказал Нико, — была бы замечательным подарком для меня.
— Я бессмертен, глупец! Я сбежал из Тартара. Тебе здесь нечего делать, и у тебя нет шансов выжить.
Нико обнажил свой меч — три фута смертельной стигийской стали, такой же черной, как кошмар.
— Не согласен.
Земля загрохотала. Трещины появились на дорогах, тротуарах, стенах зданий. Руки скелетов хватали воздух, поскольку мертвый хватался за путь в мир живых. Их было около тысячи, и поскольку они появились, монстры титана стали нервными и начали понемногу отступать.
— ДЕРЖИТЕ СВОИ ПОЗИЦИИ! — потребовал Кронос. — Мертвые не проблема для нас.
Небо стало темным и холодным. Сгустились тени. Зазвучал боевой рог, и пока усопшие солдаты с пушками, мечами и копьями выстраивались в шеренги, чудовищная колесница пророкотала вниз по Пятой Авеню. Она остановилась рядом с Нико. Лошадьми служили живые тени, созданные из мрака. Колесница была инкрустирована обсидианом (прим.: вулканическое стекло) и золотом, она была украшена сценами мучительных смертей. Поводья держал Повелитель Мертвых, Аид собственной персоной, Деметра и Персефона скакали позади него.
На Аиде были черные доспехи и мантия цвета свежей крови. Наверху его бледной головы был шлем тьмы: венец, который излучал чистый ужас. Он менял форму, пока я смотрел на него — от головы дракона до кольца черного пламени и до венка из человеческих костей. Но пугало не это. Шлем проник в мой разум и пробудил мои самые худшие ночные кошмары, мои самые тайные страхи. Мне захотелось заползти в дыру и спрятаться, и, судя по всему, вражеская армия испытывала те же самые ощущения. Только сила и авторитет Кроноса удерживали их ряды от бегства.
Аид холодно улыбнулся.
— Здравствуй, отец. Ты выглядишь… молодо.
— Аид, — зарычал Кронос. — Я надеюсь, что ты и дамы пришли в залог своей верности.
— Боюсь, что нет, — вздохнул Аид. — Здесь мой сын, который убедил меня, что, возможно, мне следует пересмотреть приоритеты в списке своих врагов, — он посмотрел на меня с отвращением. — Как бы я не любил определенных выскочек среди полубогов, это не будет служить падению Олимпа. Я соскучился по ссорам с своими братьями и сестрами. И если есть одна вещь, в которой наши мнения совпадают, так это то, что ты был УЖАСНЫМ отцом.
— Правда, — пробормотала Деметра. — Ни какого уважения к сельскому хозяйству.
— Мама, — простонала Персефона.
Аид поднял свой меч, обоюдоострый клинок стигийской стали, травленый серебром.
— А теперь, сражайся со мной! Сегодня дом Аида будет называться спасителем Олимпа.
— У меня нет на это времени,- зарычал Кронос.
Он ударил о землю своей косой. Трещины расползались во всех направлениях, опоясывая Эмпайр Стэйт Билдинг. Стена силы сопровождающая линию трещин отделила авангард Кроноса, меня и моих друзей от основной массы армий.
— Что он делает? — пробормотал я.
— Загоняет нас внутрь, — сказал Талия. — Он ломает магический барьер вокруг Манхэттена — отрезает только нас и здание.
Очевидно, снаружи барьера двигатели машин возвращались к жизни. Пешеходы просыпались и в недоумении смотрели на монстров и зомби вокруг них. Не знаю, что они видели сквозь туман, но, уверен, это было изрядно пугающе. Двери машин открывались. В конце квартала моя мама и Пол Блофис вылезали из Приуса.
— Нет, — сказал я. — Не надо..
Моя мама могла видеть сквозь Туман. По ее выражению лица я мог сказать, что она поняла насколько все серьезно. Я надеялся, у нее хватит здравого смысла чтоб убежать. Но она остановила взгляд на мне и побежала к нам.
Я не мог ее отозвать. Последнее, чего бы мне хотелось, это привлечь к ней внимание Кроноса.
К счастью, Аид отвлекал его. Он атаковал силовой барьер, но его колесница ударилась о него и перевернулась. Он поднялся на ноги, проклиная и разя барьер потоком черной энергии. Барьер держался.
— В атаку! — взревел он.
Армия мертвых схлестнулась с монстрами Титанов. Пятая Авеню превратилась в полнейший хаос. Смертные кричали и бежали в укрытия. Деметра взмахнула руками и целая колона гигантов превратилась в поле пшеницы. Персефона превратила копья дракониц в подсолнухи. Нико рубил и прокладывал себе дорогу через врагов, пытаясь защитить пешеходов на сколько мог. Мои родители бежали ко мне, уклоняясь от монстров и зомби, но я ничем не мог им помочь.
— Накамура, — сказал Кронос. — Слушай меня. Гиганты — разберитесь с ними.
Он указал на меня и моих друзей. Затем нырнул в вестибюль.
На секунду я был ошеломлен. Я ожидал драки, но Кронос просто проигнорировал меня, как будто я был не худшей проблемой. Это меня разозлило.
Первый гипербореец набросился на меня со своей дубиной. Я прокатился между его ног и всадил Анаклюзмос ему в спину. Он разбился на кучу ледяных осколков. Второй гигант дохнул холодом на Аннабет, которая едва встала, но Гроувер оттолкнул ее с дороги, пока Талия сделала всю работу. Она вбежала гиганту на спину как газель, порезав охотничьими ножами его огромную синюю шею, создав самую большую с мире безголовую ледяную скульптуру.
Я глянул за магический барьер. Нико прокладывал себе путь к моей маме и Полу, но они не ждали помощи. Пол взял меч у поверженного героя и очень неплохо занял драконицу. Он пырнул ее ножом в живот, и она исчезла.
— Пол? — сказал я в изумлении.
Он повернулся ко мне и усмехнулся.
— Надеюсь, я убил монстра. Я играл в пьесе Шекспира в колледже! Немного понабрался навыков фехтования.
Он стал нравится мне даже больше после этого, но гигант-лестригорианец направлялся к моей маме. Она забралась в заброшеную полицейскую машину, может искала рацию, и была к нему спиной.
— Мам! — закричал я.
Она обернулась, когда монстр почти добрался до нее. Я думал, в ее руках был зонтик, пока она не взвела курок и выстрел не отбросил гиганта на двадцать футов назад, прямо под меч Нико.
— Отличный выстрел, — сказал Пол.
— Когда ты научилась стрелять из ружья? — потребовал я.
Мама отбросила волосы с лица.
— Где-то две секунды назад. Перси, у нас все будет в порядке. Иди!
— Да, — согласился Нико. — Мы сдержим армию. Ты должен заняться Кроносом.
— Пошли, рыбьи мозги! — сказала Аннабет. Я кивнул. Затем взглянул на кучу щебня возле здания. Мое сердце сжалось. Я забыл о Хироне. Как я мог?
— Миссис О’Лири, — сказал я. — Пожалуйста, Хирон под этой кучей. Если кто-то и сможет вытащить его, то это ты. Найди его! Помоги ему!
Я не был уверен, насколько она меня поняла, но она прыгнула в кучу и начала копать. Аннабет, Талия, Гроувер и я побежали к лифту.