Глава 15. Хирон устраивает вечеринку

5 книга из серии Перси Джексон и боги-олимпийцы


 

Деловой центр был зоной военных действий. Мы пролетали над небольшими стычками повсюду. Гигант ломал деревья в Брайант-парк, а дриады обстреливали его орехами. Снаружи Волдорф Астории бронзовая статуя Бенжамина Франклина гоняла цербера свернутой газетой. Трое из домика Гефеста билось с отрядом дракониц в середине Рокфеллер центра.
Мне хотелось остановиться и помочь, но по дыму и шуму, я мог понять, что основное действие разворачивалось дальше к югу. Наша защита была разбита. Враг приближался к Эмпайр Стэйт Билдинг.
Мы бегло осмотрели окрестности. Охотницы держали оборону на 37-й, всего несколькими кварталами севернее Олимпа. На востоке, на Парк Авеню, Джек Мэйсон и ребята из домика Гефеста вели армию статуй на врага. На западе домик Деметры и Гроуверовы духи природы превратили Шестую Авеню в джунгли, сдерживая отряд полубогов Кроноса. Юг пока был чист, но отряды вражеской армии копошились вокруг. Еще несколько минут и мы будем полностью окружены.
— Мы должны приземлиться там, где в нас больше всего нуждаются, — пробормотал я.
— Это везде, босс.
Я обнаружил знакомое знамя с серебряной совой на юго-восточном углу арены битвы, 33-я и Парк Авеню. Аннабет и двое ее братьев сдерживали Гиперборейцев.
— Туда,- сказал я Блэкджеку. Он бросился в сторону сражения.
Я спрыгнул с его спины и приземлился на голову гиганта. Когда он взглянул на верх, я скатился на его лицо, зацепив нос щитом по пути.
«Аааррррр»,- гигант попятился, голубая кровь хлынула из его ноздрей.
Я бросился на тротуар. Гипербореец выдохнул облачко белого тумана, и температура упала. Место где я приземлился, теперь заледенело, и я покрылся инеем, как пончик сахарной пудрой.
— Эй, уродец! — закричала Аннабет. Я понадеялся, что она говорила с гигантом, а не со мной.
Синий Мальчик взревел и повернулся к ней, выставив незащищенную сторону своей ноги. Я размахнулся и ударил его ножом под колено.
— Ааааххххх, — гигант выпрямился. Я ждал пока он развернется, но он застыл. Я имею ввиду, он буквально превратился в кусок льда. Начиная с места, куда я ранил его, трещины расползались по всему телу. Они становились больше и шире, пока гигант не превратился в гору осколков.
— Спасибо,- пискнула Аннабет, пытаясь выровнять дыхание. — Свинья?
— Свиные отбивные,- ответил я.
— Хорошо, — она согнула плечо. Очевидно, рана все еще беспокоила ее, но она увидела выражение моего лица и закатила глаза. — Я в порядке, Перси. Успокойся! У нас куча врагов слева.
Она была права. Следующий час был размыт. Я дрался, как никогда до этого — пробираясь через легионы дракониц, разбивая дюжину тельхин, уничтожая эмпуз и вырубая вражеских полубогов. Не важно скольких я разгромил, на их место прибывало еще больше.
Аннабет и я перемещались из квартала в квартал, пытаясб укрепить нашу защиту. Слишком много наших друзей лежало ранеными на улицах, слишком многих мы потеряли.
С наступлением ночи и восходом луны, мы отступали шаг за шагом, пока не оказались всего в квартале от Эмпайр Стэйт Билдинг по всем направлениям. В одном месте Гроувер оказался рядом со мной, лупя дубиной по голове женщины-змеи. Затем он растворился в битве и рядом со мной появилась Талия, отодвигая монстров назад, силой своего волшебного меча. Миссис О’Лири выскочила из ниоткуда, выплюнув гиганта-лестригона изо рта, и подбрасывая его в воздух как фрисби. Аннабет использовала свою кепку-невидимку, чтобы проникать з линию врага. Когда монстр рассыпался безо всяких причин с выражением изумления на лице, я знал- это была Аннабет.
Но этого все ещё было недостаточно.
— Держите строй!- кричала Кэтти Гарднер, где-то слева.
Проблема была в том что нас было несколько человек, чтобы сдерживать всех. Вход на Олимп был в двадцати футах позади меня. Кольцо храбрых полубогов, охотниц и духов природы охраняло двери. Я резал и колол, разрушая все на моем пути, но даже я начинал уставать, и я не мог быть везде одновременно
За вражескими войсками, на пару кварталов с востоку засиял яркий свет. Я подумал, что это рассвет, но потом понял, что это Кронос едет на своей золотой колеснице. Дюжина гигантов-лестригонов прокладывали путь перед ним. Два гиперборейца несли его черно-фиолетовое знамя. Повелитель Титанов выглядл свежим и отдохнувшим, его силы были в полном составе. Он проводил время набирая форму, давая мне устать.
Аннабет появилась рядом со мной
-Мы должны отступить к дверям. Сдержать их любой ценой.
Она была права. Я уже был готов отступить, когда услышал охотничий рог.
Он прорезал шум битвы как пожарная сигнализация. Хор горнов отозвался отовсюду вокруг нас, отражаясь эхом о здания Манхэттэна
Я взглянул на Талию, но она только хмурилась.
-Это не охотницы,- заверила она меня. — Мы все здесь.
-Тогда кто?
— Рог становился громче. Я не мог сказать откуда он исходил из-за эхо, но я звук был такой, как будто приближалась целая армия.
Я боялся, что это может быть вражеское подкрепление, но силы Кроноса выглядели так же удивленно как и мы. Гиганты зажимали уши. Драконницы шипели. Даже почетный караул Кроноса выглядел неуверенно.
Потом, слева от нас, сотня монстров разом закричала. Весь северный фланг Кроноса рванулся вперед. Я думал, нам конец, но они не атаковали. Они побежали вперед и врезались в свой же южный фланг
Новый звук горн прорезал ночь. Воздух замерцал, и размытая от движения, целая кавалерия появилась, будто выскочила со скоростью света.
-Да, детка!- вопил голос.- ВЕЧЕРИНКА!
Дождь из стрел обогнул наши головы и обрушился на врага, испарив сотни демонов. Но это были не обычные стрелы. Они издавали в полете пронзительный звук- УИИИИИ! У некоторых были закрылки, у других были боксерские перчатки вместо наконечника.
-Кентавры,- закричала Аннабет.
Армия праздничных пони ворвались в середину наших рядов буйством красок- рубашки с нарисованными галстуками, радужные афро-парики, безразмерные солнечные очки и воинственные лица. У некоторых на крупах были слоганы, такие как «Лошади супер» или «Кронос отстой».
Сотни кентавров перекрыли целый квартал. Мой мозг не смог всего обработать все, что я видел, но я знал, что если б я был врагом, я бы сбежал.
-Перси,- Хирон пробирался через море диких кентавров. Он был одет в доспехи на груди, шлем на голове и он удовлетворенно ухмылялся.- Прости мы опоздали.
— Чувак,- закричала Аннабет кентавру.- Поговорим позже, а сейчас мочи монстров.
Он замолчал, зарядил двуствольное ружье с краской и выстрелил во вражеского цербера ярко розовым. Краска должно быть была с примесями небесной бронзы и что то вроде того, потому что как только она окрасила цербера, монстр закричал и превратился в розово-черную лужу
— Праздничные Пони,- закричал он.- Южная Флорида!
Где то на поле битвы гнусавый голос закричал в ответ,- Отряд сердца Техаса!
— Гаваи вас сделают!- закричал третий.
Это была самая прекрасная вещь, которую я когда либо видел. Вся вражесая армия развернулась и побежала, подгоняемые градом пейнтбольных шаров, стрел, мечей, и бейсбольных бит Нерф. Кентавры топтали все на своем пути
— Прекратите беготню, вы, идиоты! — закричал Кронос. — Возвращайтесь на позиции и АТКТ!
Он не закончил последнюю фразу, так как запаниковавший гипербореец пошатнулся назад и сел прямо на него. Повелитель времени исчез под громадной голубой задницей.
Мы оттеснили их на несколько кварталов, пока Хирон не закричал:
— Остаемся на позициях! Как договаривались, остаемся на позициях!
Это было нелегко, но в конечном счете центаврам удалось изменить расположение шеренг, и они начал отступление, позволяя врагам спасаться бегством.
— Это было находчиво со стороны Хирона, — сказала Аннабет, вытирая пот со своего лица. — Если бы мы продолжили, то слишком растянули ряды. Нужно перегруппироваться.
— Но враг…
— Мы их не победили, — согласилась она. — Но скоро наступит рассвет. По крайней мере, мы выиграли немного времени.
Я не хотел отступать, но знал, что она права. Я наблюдал за тем, как последние тельхины поспешно удирали по направлению к Ист-Ривер. Затем я неохотно развернулся и направился обратно к Эмпайр Стейт Билдинг.
Мы учредили внешнюю границу лагеря размером в два квартала с командным пунктом рядом с Эмпайр Стейт Билдинг. Хирон сообщил нам, что «Праздничные пони» прислали подразделения почти из каждого штата США: сорок из Калфорнии, два из Род-Айленда, тридцать из Иллинойса. В общей сложности, приблизительно пять сотен ответили на его вызов, однако даже при таком количестве мы не сможем охранять больше, чем несколько кварталов.
— Чувак, — сказал кентавр по имени Ларри. Рубашка идентифицировала его как «БОЛЬШУЮ ШИШКУ ГЛАВНОГО ПАРНЯ, ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ НЬЮ-МЕКСИКО».
— Ага, — сказал Оуэн из Южной Дакоты. На нем были кожаная куртка и военная каска времен Второй мировой. — Мы отделали их в пух и прах!
Хирон хлопнул его по спине.
— Вы хорошо справились, мои друзья, но не теряйте бдительности. Кроноса не стоит недооценивать. А теперь, почему бы вам не посетить небольшой ресторанчик на Уэст, 33, и не разжиться там завтраком? Я слышал, команда из Делевера нашла тайник с рут-биром.
— Рут-бир! — они едва не растоптали друг друга, когда поскакали прочь.
Хирон улыбнулся. Аннабет сжала его в крепких объятиях, а Миссис О’Лири начала облизывать его лицо.
— Кхм, — проворчал он. — Довольно, собака. Да, я тоже рад тебя видеть.
— Хирон, спасибо, — сказал я. — Речь о том, что ты сохранил еще один день.
Он пожал плечами.
— Мне жаль, что это заняло столько времени. Кентавры путешествуют быстро, как ты знаешь. Мы можем сокращать расстояние, когда скачем. Даже при данных обстоятельствах было нелегко собрать всех кентавров вместе. «Праздничные пони» абсолютно неорганизованны.
— Как вы пробились сквозь магические барьеры вокруг города? — спросила Аннабет.
— Они немного притормозили нас, — признал Хирон, — но, думаю, они скорее предназначены больше для того, чтобы держать смертных снаружи. Кроносу не хочется, чтобы ничтожные людишки встретились на его пути к великой победе.
— Следовательно, возможно, и другие подкрепления смогут прорваться, — сказал я с надеждой.
Хирон погладил свою бороду.
— Может быть, но времени мало. Кронос снова начнет атаку, как только проведет перегруппировку. Без элемента неожиданности с нашей стороны…
Я понял, что он подразумевает. С Кроносом ничего не случилось. Слишком дерзкое предположение. Я все же частично надеялся, что Кронос расплющился под задницей гиперборейца, но я был лучше осведомлен в данном вопросе. Этой ночью он вернется. Позднее.
— Как насчет Тифона? — спросил я.
Лицо Хирона помрачнело.
— Боги измотаны. Диониса вчера вывели из строя. Тифон разрушил его колесницу, и бог вина упал где-то в Аппалачах. С тех пор его никто не видел. Гефест тоже вне игры. В бою его положили на лопатки так сильно, что в Восточной Виргинии из-за него образовалось новое озеро. Он вылечится, но недостаточно быстро для того, чтобы помочь. Остальные все еще сражаются. Им удалось задержать наступление Тифона. Но остановить монстра невозможно. Он прибудет в Нью-Йорк этим утром. Когда он присоединится к армии Кроноса…
— В таком случае, какие шансы есть у нас? — спросил я. — Нам не удастся дотянуть до следующего дня.
— Нам придется, — сказала Талия. — Я позабочусь о том, чтобы установить несколько новых ловушек вокруг периметра.
Выглядела она изнуренной. Ее куртка была измазана в грязи и пыли, которая осталась от монстров, но ей удалось встать на ноги, после чего она пошатнулась.
— Я ей помогу, — решил Хирон. — Мне следует убедиться в том, что мои собратья не хватят лишку с рут-биром.
Я подумал, что выражение «хватить лишку» довольно точно характеризует «Команду пони». Хирон поскакал прочь, оставляя меня и Аннабет наедине.
Она очистила слизь от монстра со своего ножа. Я видел, как она делает это, сотни раз, но прежде никогда не задумывался, почему она так сильно беспокоится об этом клинке.
— По крайней мере, с твоей мамой все в порядке, — отметил я.
— Если считать битву с Тифоном в порядке вещей, — она задержала на мне взгляд. — Перси, даже с поддержкой кентавров я начинаю думать, что…
-Я знаю. — У меня было плохое чувство, что это может быть наш последний шанс поговорить, и я чувствовал, что было миллион вещей, о которых я не сказал ей. -Слушай, былj несколько… несколько видений, Гестия показала их мне.-
— Ты имеешь в виду о Луке?-
Возможно, это было только предположение, но я чувствовал, что Аннабет знала то, что я скрывал. Возможно, она видела собственные сны.
— Да,- сказал я. — Ты, Талия и Лука. Ваша первая встреча. И день, когда вы встретили Гермеса.
Аннабет вложила свой клинок в ножны.
— Лука обещал, что никогда не сделает мне больно. Он сказал… он сказал, что мы будем новой семьей, и она окажется лучше, чем его.
Ее глаза напомнили мне о той семилетнюю девочке на аллее — злой, испуганной, отчаянно нуждающейся в друге.
— Талия говорила со мной до этого, — сказал я. — Она боится…
— Что я не смогу встретиться с Лукой, — несчастно проговорила она.
Я кивнул
— Но есть кое-что еще, что ты должна знать. Этан Накамура, кажется, думает, что Лука все еще живет в своем теле, может быть, даже пытается побороть власть Кроноса.
Аннабет попыталась это скрыть, но я почти мог видеть, как работает ее мозг, просчитывая возможности, может быть, начиная надеяться
— Я не хотел тебе говорить, — признался я.
Она взглянула на Эмпайр Стэйт Билдинг.
— Перси, огромную часть своей жизни я чувствовала, что все постоянно меняется. У меня не было никого, кому бы я могла доверять.
Я кивнул. Это было тем, что полубоги могут понять.
— Я убежала, когда мне было семь ,- сказала она. — Потом, с Талией и Лукой, я думала, что нашла новую семью, но почувствовала, что это было не так почти сразу же. Что я говорю… Я ненавижу, когда люди подводят меня, когда вещи меняются. Я думаю, поэтому я хочу быть архитектором.
— Чтобы создать что-нибудь постоянное,- сказал я. — Памятник, который простоит тысячу лет.
Она посмотрела мне в глаза.
— Полагаю, это опять звучит как моя роковая слабость
Несколько лет назад в Море Чудовищ Аннабет рассказала мне о своей самой большой слабост и- высокомерии, она думала, что может исправить все. Я даже видел отблеск ее самого горячего желания, показанного ей сиренами. Аннабет видела своих отца и мать вместе, стоящих у перестроенного Манхэттэна, спроектированного Аннабет. И Лука тоже был там — снова хороший, радушно принимая ее в доме…
— Думаю, я понимаю что ты чувствуешь ,- сказал я. — Но Талия права. Лука предавал тебя уже столько раз. Он стал злым еще до Кроноса. Я не хочу, чтобы он больше причинял тебе боль.
Аннабет поджала губы. Я понимал, что она старается не злиться.
— И ты поймешь, если я продолжу надеяться, что есть шанс, что ты ошибаешься?
Я отвернулся. Я ощущал, что сделал все, что мог, но это не помогло мне почувствовать себя лучше.
Через дорогу обитатели домика Аполлона разбивали полевой госпиталь, чтобы помочь раненым — множеству полукровок и почти стольким же охотницам. Я наблюдал за работой медиков и думал о наших мизерных шансах удержать Олимп.
Внезапно я уже был не там.
Я стоял в большом темном баре с черными стенами, неоновыми вывесками и группой празднующих. Вывеска над баром гласила: «С днем рождения, Бобби Эрл.» Музыка в стиле кантри лилась из колонок. Большие парни в джинсах и рабочих футболках заполонили бар. Официанты лавировали с подносами полными напитков и кричали друга на друга. Это было как раз одно из тех мест, куда моя мама никогда не давала мне ходить.
Я застрял в самом конце зала, прямо рядом с уборными (которые пахли не слишком хорошо) и парой старых игровых автоматов.
— О, отлично, ты здесь.- сказал мне парень, сидевший у автомата с Пакманом. — У меня есть диетическая кола.
Это был приземистый человек в леопардовой гавайской рубахе, фиолетовых шортах, красных беговых кроссовках и черных носках, что определенно не помогало ему смешаться с толпой. Его нос был ярко-красным. Его черные кучерявые волосы были замотаны повязкой, как будто он выздоравливал после контузии.
Я моргнул
— Мистер Ди?
Он вздохнул, не отрывая глаз от игры.
— Серьезно, Питер Джонсон, когда ты научишься узнавать меня с первого взгляда.
— Примерно тогда же, когда вы выучите мое имя, — буркнул я. — Где мы?
— На дне рождения Бобби Эрла, — сказал Дионис. — Где-то в прекрасной сельской Америке.
— Я думал, Тифон сбил вас с неба. Они сказали, что вы разбились.
— Твое беспокойство очень трогательно. Я и разбился. Очень болезненно. Фактически, часть меня все еще погребена под ста футами булыжников в заброшенной угольной шахте. Потребуется еще несколько часов, прежде чем у меня будет достаточно сил, чтобы восстановится. Но в данный момент часть моего сознания находится здесь.
— В баре, играет в Пакмана.
— Вечеринка, — сказал Дионис. — Уверен, ты слышал об этом. Где бы ни происходила вечеринка, я обязан там присутствовать. Поэтому я могу быть в нескольких местах одновременно. Единственная проблема- найти праздник. Не уверен, что ты осознаешь, насколько серьезны дела за пределами охраняемой вами маленькой части Нью-Йорка…
— Маленькая часть?
— …но поверь мне, смертные здесь, в центральном районе, в панике. Тифон напугал их. Очень немногие устраивают праздники. Очевидно, Боб Эрл и поздравляющие его друзья немного тормоза. Они еще не осознали, что близится конец света.
-Так… Я не на самом деле здесь?
— Нет. Через мгновение я пошлю тебя обратно в твою обычную ничего не значащую жизнь, и окажется, что ничего не произошло.
— И зачем вы перенесли меня сюда?
Дионис фыркнул
— О, я не хотел видеть ни твоих глупых героев, ни тебя в частности. Эта Энни…
— Аннабет
— Дело в том, — сказал он,- что я перенес тебя на праздник чтобы передать предупреждение. Мы в опасности.
— Вот это да, — сказал я.- Никогда бы не догадался. Спасибо.
Он посмотрел на меня и на мгновение забыл про свою игру. Пакман проглотил красного перемещающегося человечка.
— Erre es korakas, Блинки,- выругался Дионис. — Я заполучу твою душу!
— Эмм… это персонаж видео игры, — сказал я.
— Это не оправдание! И ты запорол мне игру, Джоргенсон!
— Джексон.
— Неважно! А теперь слушай, ситуация тяжелее, чем ты думаешь. Если Олимп падет, не только боги увянут, но и все, что связано с нашим существованием так же будет разрушено. Вся основа вашей хилой маленькой цивилизации.
В игре заиграла музыка, и мистер Ди перешел на уровень 254.
— Ха! — закричал он. — Вот вам, вы, точечные человечки!
— Эм, основы цивилизации, — спросил я.
— Да, да. Все ваше общество будет разрушено. Возможно, не прямо, но попмни мой слова, хаос Титанов будет означать конец всей Западной цивилизации. Искусство, законы, дегустация вина, музыка, видеоигры, шелковые рубашки, черные бархатные картины- все те вещи, ради которых стоит жить, исчезнут!
— Тогда почему боги не вернутся, чтоб помочь нам?, — спросил я. — Нам надо объединить силы на Олимпе. Забыть Тифона.
Он нетерпеливо щелкнул пальцами
— Ты забыл про мою диетическую колу.
— Боги, как же вы раздражаете, — я подозвал официанта и заказал дурацкую газировку. Я включил ее в счет Бобби Эрла.
Мистер Ди сделал большой долгий глоток, не отрывая глаз от видеоигры.
— Правда в том, Перри…
— Перси
— …что другие боги никогда этого не признают, но нам, вообще-то, нужны вы, смертные, чтобы спасти Олимп. Видишь ли, мы — выражение вашей культуры. Если вы не приложите достаточно усилий, чтобы спасти Олимп самим…
— Как Пан, — сказал я, — ему нужны сатиры, чтобы спасти дикую природу.
— Да, почти. Я буду отрицать, что когда-либо говорил это, но богам нужны герои. Иначе мы бы не держали вас, раздражающих маленьких отродий, под боком.
— Я чувствую себя таким нужным. Спасибо.
— Используй тренировки, которые я давал тебе в лагере.
— Какие тренировки?
— Ну ты знаешь, все эти героические навыки и … Нет!
Мистер Ди шлепнул по пульту
— Na pari i eychi! Последний уровень!
Он взглянул на меня, и в его глазах вспыхнуло багровое пламя.
— Как я сказал, я уже однажды предупредил тебя, что ты можешь оказаться таким же эгоистичным, как другие герои. Вот это твой шанс доказать, что я неправ.
— Ага, заставить вас гордиться — на самом верху моего списка приоритетов.
— Ты должен сохранить Олимп, Педро! Оставь Тифона Олимпийцам и спаси наши троны власти. Это должно быть сделано!
— Отлично. Милая маленькая беседа. А теперь, если вы не против, мои друзья будут интересоваться…
— Есть еще, — предупредил мистер Ди. — Кронос еще не показал всю свою силу. Тело смертного всего лишь временная мера.
— Мы вроде как предполагали это.
— А вы догадывались, что это займет самое большее день, чтобы Кронос сжег смертное тело и принял истинный вид короля титанов?
— И это бы значило…
Дионис вставил в автомат еще четвертак.
— Ты знаешь об истинном виде богов.
— Ага. Ты не можешь смотреть на них, иначе сгоришь.
— Кронос будет в десятки раз могущественнее. Одна только его непосредственная близость превратит тебя в пепел. И когда он достигнет этого, то предоставит титанам больше возможностей. Сейчас они относительно слабы, сравнивая с тем, какими они вскоре станут, разве только ты не остановишь их. Мир падет, боги погибнут, а я никогда уже не смогу добраться до конечного счета на этом дурацком аппарате!
Возможно, я должен был испугаться, но если честно, я уже был напуган до предела.
— Могу я теперь идти?, — спросил я.
— Последний вопрос. Мой сын Поллукс. Он жив?
Я моргнул.
— Да, когда я в последний раз его видел.
— Я был бы очень признателен, если бы так оно и осталось. Я потерял его брата Кастора в прошлом году.
— Я помню, — я уставился на него, пытаясь уместить у себя в голове идею о том, что Дионис мог быть заботливым отцом. Мне было интересно, сколько еще Олимпийцев думает о своих детях сейчас. — Я сделаю все, что смогу.
— Все, что сможешь, — пробормотал Дионис. — Ну это обнадеживает. Теперь иди. У тебя есть парочка грязных сюрпризов, с которыми надо разобраться, а я должен победить Блинки.
— Грязных сюрпризов?
Он взмахнул рукой, и бар исчез.
Я вернулся на Пятую Авеню. Аннабет не передвинулась. Она не подавала признаков того, что я исчез или что-нибудь такое.
Она посмотрела на меня и нахмурилась.
— Что?
— Эм… ничего. Наверное.
Я осмотрел улицу, размышляя, что же имел ввиду мистер Ди под грязными сюрпризами. Что еще более плохое могло произойти?
Мои глаза остановились на побитой голубой машине. Капот был сильно помят, как будто кто-то пытался выковырять на нем огромную вмятину. Моя кожа загорелась. Почему эта машина выглядела так знакомо? Потом я понял, что это был «Приус».
«Приус» Пола
Я бросился вниз по улице.
— Перси, — закричала Аннабет. — Ты куда?
Пол был без сознания на водительском кресле. Моя мама храпела рядом. Мои мысли превратились в кашу. Как я не видел их раньше? Они просидели здесь в пробке весь день, вокруг них кипела битва, а я даже не замечал этого.
— Они… они должно быть увидели этот синий свет в небе, — я дернул дверь, но она была закрыта. — Я должен вытащить их оттуда.
— Перси, — мягко сказала Аннабет.
— Я не могу бросить их здесь, — мой голос был немного сумасшедшим. Я стучал в лобовое стекло. — Надо передвинуть их. Надо..
— Перси, просто… просто успокойся. — Аннабет помахала Хирону, который разговаривал с несколькими кентаврами в конце квартала. — Мы можем передвинуть машину к краю улицы, хорошо? С ними все будет в порядке.
Мои руки тряслись. После всего, через что я прошел за последние несколько дней, я чувствовал себя таким глупым и усталым, но вид моих родителей свалил меня с ног
Прискакал Хирон
— Что… О Боже, вижу.
— Они приехали, чтоб найти меня,- сказал я. — Моя мама, должно быть, почувствовала, что что-то не так.
— Скорее всего, — сказал Хирон. — Но, Перси, с ними все будет хорошо. Лучшее, что мы можем для них сделать — это сосредоточится на нашей работе.
Затем я заметил нечто на заднем сидении Приуса, и мое сердце екнуло. За спиной моей мамы, пристегнутый к сидению, лежала черно-белая греческая амфора около трех футов в высоту. Ее крышка была закрыта кожаными ремнями.
— Не может быть, — пробормотал я.
Аннабет приложила ладонь к стеклу
— Это невозможно, я думала, ты оставил ее в Плазе.
— Запертой в погребе, — согласился я.
Хирон посмотрел на ящик и его глаза расширились
— Это не..
— Сосуд Пандоры, — я рассказал ему о моей встрече с Прометеем.
— Теперь он твой, — мрачно сказал Хирон. — Он будет преследовать тебя и соблазнять открыть, не важно, где ты его оставишь. Он появится, когда ты будешь слабее всего.
Как сейчас, подумал я, глядя на моих беспомощных родителей.
Я представил себе улыбку Прометея, так желавшего помочь нам, бедным смертным. Оставьте Надежду, и я буду знать, что вы сдались. Я обещаю, Кронос будет снисходителен.
Гнев захлестнул меня. Я достал Анаклюзмос и проломил лобовое стекло, как будто оно было пластиковым.
— Мы поставим машину на нейтраль, — сказал я. — Отодвинем ее с дороги и отнесем этот дурацкий ящик на Олимп.
Хирон кивнул
— Хороший план, но Перси…
Что бы он не хотел сказать, он запнулся. Механический звук приближался к нам — стрекот вертолета.
Обычным утром понедельника в Нью-Йорке это бы не было большим событием, но после двух дней тишины вертолет был самой странной штукой, что я слышал. Несколькими кварталами восточнее армия монстров закричала и засмеялась, когда показался вертолет. Это была гражданская модель красного цвета с ярко-зеленым логотипом DE на боку. Буквы под логотипом были слишком мелкими, чтобы их прочитать, но я знал, что там написано Дэр Энтерпрайзис.
У меня перехватило дыхание. Я посмотрел на Аннабет и понял, что она тоже узнала логотип. Ее лицо было таким же красным, как вертолет.
— Что она здесь делает, — потребовала Аннабет, — как она проникла через барьер?
— Кто? — Хирон выглядел удивленным, — кто из смертных будет до такой степени сумасшедшим…
Неожиданно вертолет накренился
— Чары Морфея, — сказал Хирон, — глупый смертный пилот заснул.
Я в ужасе смотрел, как вертолет накренился на одну сторону, направляясь к пикам офисных зданий. Даже если он не разобьется, боги воздуха, вероятно, прихлопнут его в воздухе над Эмпайр Стэйт Билдинг.
Я был слишком потрясен, чтобы двигаться, но Аннабет свистнула, и пегас Гуидо появился из ниоткуда
— Вы вызывали симпатичную лошадь? — спросил он.
— Давай, Перси, — буркнула Аннабет. — Нам надо спасти твоих друзей.