Глава 11. Мы ломаем мост

5 книга из серии Перси Джексон и боги-олимпийцы


 

К счастью, Блекджек был на дежурстве.
Я свистнул своему лучшему такси, и в течение нескольких минут две темные фигуры закружились в небе. Поначалу они выглядели как соколы, однако как только они опустились ниже, я смог разобрать длинные движущиеся в галопе ноги пегасов.
«Йо, босс, — Блекджек перешел на рысь, его друг Поркпай был прямо позади него. — Чувак, я подумал, что те боги ветра собираются выкинуть нас в Пенсильванию, пока мы не сказали, что мы с тобой!»
— Спасибо за приход, — сказал я ему. — Эй, а почему пегасы скачут галопом, когда летают, к слову говоря?
Блекджек заржал.
«Почему люди машут руками, когда ходят? Я не знаю, босс. Это просто выглядит правильным. Куда нам?»
— Нам нужно добраться до Уильямсбургского моста, — сказал я.
Блекджек опустил свою шею. «Вы чертовски правы, босс. Мы пролетали мимо него по дороге сюда, и он выглядел нехорошо. Заскакивайте!»
По дороге к мосту мои кишки скрутило в узел. Минотавр был одним из первых монстров, которых я уничтожил. Несколько лет назад он чуть не убил мою маму на Холме Полукровок. Меня до сих пор посещали кошмары об этом.
Я надеялся, что он останется в мертвых на несколько столетий, но мне следовало бы знать, что моя удача меня подведет.
Мы увидели битву прежде, чем подобрались достаточно близко для того, чтобы разобрать отдельных бойцов. Было значительно больше полуночи, но мост был освещен ярким пламенем. Машины пылали. Дуги огня струились в обоих направлениях, так как пламенеющие стрелы и копья летели сквозь воздух.
Мы пошли на посадку, и я увидел, что жители дома Аполлона отступают. Они скрывались за машинами и стреляли из укрытий по приближающейся армии, взрывая разрывные стрелы и кидая проволочные силки на дорогу, строя пылающие баррикады всюду, где могли, вытаскивая спящих водителей из их машин, чтобы убрать их с опасного маршрута. Но враг продолжал наступление. Целая фаланга дракониц маршировала впереди, их щиты были соединены вместе, наконечники копий ощетинились сверху. Редкая стрела попадала в их змеиные туловища, шею или щель в доспехах, и незадачливая женщина-змея разрушалась, но большинство стрел детей Аполлона отскакивали, не причиняя вреда, от их стены из щитов. Примерно сотня монстров шагала за ними.
Адские гончие иногда прыгали на линию обороны. Большинство из них было убито стрелками, но каждый захватывал кого-то из дома Аполлона и вырывал его из линии. Я не видел то, что случалось с ним потом. Я не хотел знать.
— Вот здесь! — призвала Аннабет со спины своего пегаса.
Конечно же, посреди вторгающегося легиона был Старый Тупица собственной персоной (прим.: здесь игра слов: «Beefhead» — английская идиома, означающая «болван», «тупица»; но дословно это слово можно перевести как «говяжья голова»).
В прошлый раз, когда я видел Минотавра, на нем не было ничего, кроме брифов. Не знаю, почему. Может, его вытряхнули из кровати, чтобы он устроил погоню за мной. На этот раз он подготовился к битве.
Ниже талии на нем была стандартная греческая амуниция — килтоподобный передник из кожи с металлическими полами, бронзовые наколенники, прикрывающие ноги, и туго натянутые кожаные сандалии. Его туловище было бычьим — волосы, шкура и мускулы доходили до головы, такой большой, что он должен был был опрокинуться от одного лишь веса своих рогов. Он выглядел больше, чем в прошлый раз, когда я его видел — как минимум десять футов в высоту. Топор с двойным лезвием был привязан за спину, но он был слишком нетерпеливым, чтобы использовать его. Как только он увидел меня, кружащим над головой (или унюхал меня, что более правдоподобно, ввиду того, что у него было плохое зрение), он издал мычание и поднял белый лимузин.
— Блекджек, снижайся! — крикнул я.
«Что? — спросил пегас. — Ни в коем случае, может он… Святой лошадиный корм!»
Мы были не менее чем на высоте в сто футов, но лимузин летел прямо в нас, переворачиваясь с одного крыла на другое как двухтонный бумеранг. Аннабет и Поркпай безумно подались налево, в то время как Блекджек свернул крылья и нырнул вниз. Лимузин пролетел над моей головой, промахнувшись, может, на два дюйма. Он стер опорные линии моста и упал в Ист-Ривер.
Монстры глумились и кричали, а Минотавр взял другой автомобиль.
— Опусти нас за линией домика Аполлона, — сказал я Блэкджеку. — Оставайся в пределах слышимости, но вне опасности!
«Не буду спорить, босс!»
Блэкджек спикировал позади перевернутого школьного автобуса, где скрывалась пара человек из лагеря. Аннабет и я спрыгнули, как только копыта наших пегасов коснулись мостовой. Тогда Блэкджек и Поркпай взлетели в ночное небо.
Майкл Уи подбежал к нам. Он определенно был самым краткосрочным командиром, которого я когда-либо видел. Он перевязал порез на своей руке. Его лицо хорька вымазано сажей, а его колчан был почти пуст, но он улыбался так, словно это были великие времена.
— Рад, что ты смог присоединиться к нам, — сказал он. — Где остальное подкрепление?
— Пока только мы, — сказал я.
— Тогда мы — покойники, — сказал он.
— У вас еще есть ваша летающая колесница? — спросила Аннабет.
— Нет, — сказал Майкл. — Оставил ее в лагере. Я сказал Клариссе, что она может забрать ее. Все равно, вы знаете? Не стоит бороться из-за нее больше. Но она сказала, что было уже слишком поздно. Мы бы оскорбили ее честь в последний раз или какая-то глупость.
— По крайней мере, ты попытался, — сказал я.
Майкл пожал плечами.
— Да, хорошо, я кое-как назвал ее, когда она сказала, что по-прежнему не хочет воевать. Я сомневаюсь, что помогло. А вот и уродцы!
Он натянул стрелу и запустил ее в сторону противника. Стрела издала кричащий звук, когда летела. Когда она приземлилась, издала звук, какой только возможен для струны на огромной электрогитаре через крупнейший в мире динамик. Ближайшие автомобили взорвались. Монстры побросали оружие и зажали свои уши от боли. Некоторые бежали. Другие распались на месте.
— Это была моя последняя звуковая стрела, — сказал Майкл.
— Подарок от твоего отца? — спросил я. — Бога музыки?
Майкл злобно усмехнулся.
— Громкая музыка может быть скверной для вас. К сожалению, она не всегда убивает.
Конечно же, большинство монстров разбегались в ужасе.
— Мы должны отступить, — сказал Майкл. — У меня Кейла и Остин устанавливают ловушки дальше по мосту.
— Нет, — сказал я. — Позови своих ребят занимающих эту позицию и ждите моего сигнала. Мы собираемся отбросить противника назад в Бруклин.
Майкл засмеялся.
— Как ты планируешь это сделать?
Я вынул мой меч.
— Перси, — сказала Аннабет, — разреши мне пойти с тобой.
— Слишком опасно, — сказал я. — Кроме того, ты нужна, чтобы помочь Майклу координировать линию защиты. Я отвлеку монстров. Вы сгруппируетесь здесь. Уберите с пути спящих смертных. Потом ты сможешь начать убивать монстров, пока они будут заняты мной. Если кто и сможет сделать все это, то это ты.
— Огромное спасибо, — фыркнул Майкл.
Я смотрел на Аннабет.
Она неохотно кивнула.
— Хорошо. Действуй.
Прежде, чем я мог потерять все свое мужество, я сказал:
— Не могу ли я получить поцелуй на счастье? Это вроде традиции, не так ли?
Я подумал, что она ударит меня. Вместо этого она вытащила свой нож и пристально посмотрела на армии, марширующие к нам.
— Вернись живым, Рыбьи Мозги. Тогда мы посмотрим.
Я подумал, что это лучшее предложение, которое я мог получить, так что шагнул из-за школьного автобуса. Я вышел на открытое пространство моста прямо перед врагом.
Когда Минотавр увидел меня, его глаза загорелись ненавистью. Он заорал — звук, который был где-то между криком, мычанием, и очень громкой отрыжкой.
— Эй, Мясная Туша! — крикнул я. — Я тебя уже не убивал?
Он постучал кулаком по капоту «Лексуса» и смял его, как алюминиевую фольгу.
Несколько дракониц бросили в меня пламенеющие метательные копья. Я отбросил их в сторону. Какая-то адская гончая сделала выпад, и я отступил. Я мог бы ранить ее, но медлил.
Это не Миссис О’Лири, напомнил я самому себе. Это дикий монстр. Он убьет меня и всех моих друзей.
Она опять напала. В этот раз я превратил Анаклузмос в смертельную дугу. Гончая распалась на пыль и мех.
Еще больше монстров хлынуло вперед — змеи, великаны и тельхины — но Минотавр зарычал на них, и они вернулись назад.
— Один на один? — предложил я. — Как в старые добрые времена?
Ноздри Минотавра задрожали. Ему серьезно нужно было держать в кармане своих доспехов упаковку бумажных платков «Клинекс» с алоэ вера, потому что его нос был мокрым, красным и достаточно крупным. Он отвязал свой топор и завертел им.
Это было прекрасным способом выразить без слов: «я собираюсь выпотрошить тебя, как рыбу». Каждое из его двойных лезвий было в форме омеги: ? — последней буквы греческого алфавита. Может быть, потому что топор будет последним, что когда-либо увидят его жертвы. Рукоятка была примерно такого же роста, как минотавр, бронзой, обернутой в кожу. Множество ожерелий из бусин было привязано к низу каждого лезвия. Я осознал, что это были бусины Лагеря Полукровок — ожерелья, снятые с побежденных полубогов.
Я так обезумел, что вообразил, будто мои глаза светятся, как у Минотавра. Я поднял мой меч. Армия монстров подбадривала Минотавра, но звук затих, когда я увернулся от его первого выпада и разрезал топор пополам, прямо между рукоятками.
— Му? — промычал он.
— ХИААА! — я развернулся и ударил его в рыло. Он зашатался назад, пытаясь обрести равновесие, затем наклонил голову, чтобы сделать выпад.
У него не было ни шанса. Мой меч сверкнул, отрезая один рог, затем другой. Он попытался схватить меня. Я откатился, поднимая половину его сломанного топора. Другие монстры столпились в ошеломленном молчании, создавая круг вокруг нас. Минотавр в ярости взревел. Он никогда не был очень умным, но сейчас его гнев сделал его безрассудным. Он напал на меня, и я подбежал к краю моста, прорываясь сквозь линию дракониц.
Минотавр, должно быть, почувствовал победу. Он решил, что я пытаюсь ускользнуть. Его любимчики ободрились. На краю моста я повернулся и подпер топор впритык к перилам, чтобы взять его нагрузку. Минотавр даже не притормозил.
ТРЕСК.
Он удивленно посмотрел вниз на рукоятку топора, торчащую из его кирасы.
— Спасибо за участие, — сказал я ему.
Я поднял его за ноги и швырнул его в сторону моста. Когда он упал, он распался, превращаясь в пыль, его сущность возвратилась в Тартар.
Я повернулся к его армии. Соотношение было теперь примерно сто девяносто девять к одному. Я сделал естественную вещь. Я ринулся на них.
Вы собираетесь спросить, как эта «непобедимая штука» работала: как я каждый раз уклонялся от всякого оружия, или как оружие попадало в меня и не причиняло никакого вреда. Честно говоря, я не помню. Все, что я знал — это то, что я не собираюсь позволять этим монстрам вторгнуться в мой родной город.
Я разрезал броню, как будто она была сделана из бумаги. Женщины-змеи взрывались. Адские гончие таяли, словно тени. Я резал и наносил удары и кружился, и я, возможно, даже смеялся несколько раз сумасшедшим смехом, который испугал меня на столько, на сколько и моих врагов. Я знал о стрелках Аполлона стреляющих позади меня, разрушая каждую попытку врага сплотиться. Наконец, монстры развернулись и бежали — приблизительно двадцать осталось в живых из двухсот.
Сопровождаемый стрелками Аполлона, я начал преследование.
— Да! — вопил Майкл. — Это — то, о чем я и говорил!
Мы оттеснили их к Бруклинской стороне моста. Небо становилось бледнее с востока. Я мог видеть потерянные позиции впереди.
— Перси!- вопила Аннабет. — Ты уже разбил их. Отступай! Мы зря тратим силы!
Какая-то часть меня знала, что она права, но у меня так хорошо получалось, что я хотел уничтожить всех монстров до последнего.
Тогда я увидел толпу у подножия моста. Отступающие монстры бежали прямо в к своему подкреплению. Это была небольшая группа, может, в тридцать или сорок полубогов в боевых доспехах, сидящих верхом на скелетообразных лошадях. Один из них держал багровый стяг с изображением черной косы.
Ведущий всадник несся вперед. Он снял свой шлем, и я узнал Кроноса, его глаза были как литое золото.
Аннабет и жители домика Аполлона были в нерешительности. Монстры, преследуемые нами, достигли строя титана и присоединились к новым силам. Кронос пристально всматривался в нашу сторону. Он был в четверти мили от нас, но, готов поклясться, я мог видеть его улыбку.
— Сейчас, — сказал я, — мы отступаем.
Люди повелителя титанов вытянули свои мечи и начали нападение. Копыта их скелетообразных лошадей колотили по тротуару. Наши стрелки сделали залп, подстрелив нескольких врагов, но они все равно продолжали скакать.
— Отступайте! — сказал я моим друзьям. — Я буду сдерживать их.
В течение нескольких секунд они оказались около меня.
Майкл и его стрелки попытались отступить, но Аннабет осталась возле меня, сражаясь своим ножом и отражая удары щитом, пока мы медленно возвращались к мосту.
Конница Кроноса кружила вокруг нас, рубя и выкрикивая оскорбления. Сам титан наступал неспешно, как будто у его распоряжении было все время в мире. Так как он был повелителем времени, я полагаю, что так оно и есть.
Я старался ранить, но не убивать его воинов. Это замедляло меня, но они не были монстрами. Они были полубогами, которые попали под чары Кроноса. Я не мог видеть лица под их боевыми шлемами, но некоторых из них, возможно, были моими друзьями. Я наносил глубокие раны на ногах их лошадей и заставлял скелетообразных скакунов распадаться. После того, как несколько полубогов рухнуло, остальные сообразили, что им лучше спешиться и сразиться со мной, стоя на ногах.
Аннабет и я остались плечом к плечу, повернувшись в противоположных направлениях. Темное тело промелькнуло передо мной, и я осмелился бросить взгляд наверх. Блэкджек и Толстяк нападали, лягая наших врагов в шлемы и улетая, как очень большие голуби-камикадзе.
Мы почти продвинулись к середине моста, когда случилось кое-что странное. Я почувствовал холод, поднимающийся по моему позвоночнику,самый что ни наесть замогильный холод. Позади меня Аннабет вскрикнула от боли.
— Аннабет!
Я обернулся вовремя, чтобы увидеть, как она упала, схватившись за свою руку. Над ней стоял полубог с окровавленным ножом.
Я понял, что произошло. Он пытался ранить меня ножом. Судя по положению его лезвия, он бы достал (вероятно, с явной удачей) до моей талии, моей единственной слабой точки.
Аннабет перехватила нож своим собственным телом.
Но зачем? Она не знала о моей уязвимой точке. Никто не знал.
Я встретился глазами с вражеским полубогом. Он носил глазную повязку под своим шлемом: Итан Накамура, сын Немезиды. Так или иначе он пережил взрыв на Принцессе Андромеде. Я ударил ему в лицо рукояткой меча так сильно, что вдавил её в шлем.
— Назад!
Я описал широкую дугу мечом, держа полубогов подальше от Аннабет.
-Не приказайтесь к ней!
— Интересно, — сказал Кронос.
Он возвышался надо мной на своей скелетообразной лошади, держа косу в одной руке. Он изучал сцену сражения суженными глазами, как будто он мог ощутить, что я только что столкнулся со смертью, способ, которым волк может чувствовать запах страха.
— Смело сражался, Перси Джексон, — сказал он. — Но пора сдаваться… или девчонка умрет.
— Перси, не надо, — простонала Аннабет. Ее куртка намокла от крови. Я должен был вытащить ее отсюда.
— Блекджек! — крикнул я.
Со скоростью света пегас налетел сверху сжал свои зубы на ремнях боевых доспехов Аннабет. Они улетели прочь через реку быстрее, чем враг смог хоть как-то среагировать.
Кронос зарычал.
— В ближайшем будущем я собираюсь сделать суп из пегасов. Однако, тем временем… — он снял свою косу, сверкающую в свете утренней зари. — Я разрешу раз и навсегда вопрос с еще одним полубогом.
Я отразил его удар Анаклузмосом. Удар потряс весь мост, но я удержался на ногах. Улыбка Кроноса угасла.
С криком я выбил почву у него из-под ног. Его коса заскользила по тротуару. Я ударил сверху-вниз, но он откатился в сторону и снова обрел опору для ног. Его коса прилетела обратно в его руку.
— Итак… — он изучал меня, выглядя слегка раздосадованным. — У тебя хватило мужества посетить Стикс. Мне пришлось надавить на Луку различными способами, чтобы убедить его. Если бы только ты возместил мое собственное тело вместо… Но неважно. Я все еще могущественен. Я — ТИТАН.
Он ударил мост концом своей косы, и волна чистой силы отбросила меня назад. Машины накренились. Полубогов — даже собственных людей Луки — сдуло на край моста. Опорные тросы хлестали вокруг, и я скользил на полпути назад к Манхеттану.
Я нетвердо встал на ноги. Оставшиеся жители дома Аполлона почти что добрались до конца моста, за исключением Майкла Уи, который , который был взгроможден на один из опорных тросов на расстоянии в несколько ярдов от меня. Он прицеливался своей последней стрелой из лука.
— Майкл, уходи! — крикнул я.
— Перси, мост! — крикнул он. — Он все еще уязвим!
Сперва я не понял. Потом я посмотрел вниз и увидел трещину в тротуаре. Участки дороги наполовину расплавились из-за греческого огня. Мост получил повреждения от взрыва, вызванного Кроносом, и разрывных стрел.
— Сломай его! — крикнул Майкл. — Используй свои способности!
Это было отчаянной мыслью — не было шансов, что она сработает — но я вонзил Анаклузмос в мост. Магическое лезвие по рукоятку погрузилось в асфальт. Соленая вода хлынула из разлома, как будто я попал в гейзер. Я вытащил лезвие, и трещина разрослась. Мост завибрировал и начал обваливаться. Обломки размером с дом падали в Ист-Ривер. Полубоги Кроноса закричали в панике и бросились назад. Некоторые были сбиты с ног. В течение нескольких секунд пропасть шириной в пятьдесят футов разверзлась в Уильямсбургском мосту между мной и Кроносом.
Вибрация закончилась. Люди Кроноса придвинулись к краю и смотрели на реку с высоты ста тридцати футов.
Однако я не чувствовал себя в безопасности. Опорные кабели все все еще были на месте. Люди могли переправиться этой дорогой, если бы были достаточно храбры. Или у Кроноса, быть может, был волшебный способ соединить брешь.
Повелитель титанов обдумывал проблему. Он посмотрел назад, на восходящее солнце, затем улыбнулся через пропасть. Он поднял свою косу в фальшивом приветствии.
— До сегодняшнего вечера, Джексон.
Он сел верхом на свою лошадь, которая гарцевала вокруг него, и поскакал назад к Бруклину, сопровождаемый своими воинами.
Я повернулся, чтобы поблагодарить Майкла Уи, но слова замерли у меня в горле. В двадцати метрах дальше по улице лежал лук. Его владельца нигде не было видно.
— Нет!
Я осмотрел обломки на своей стороне моста. Я посмотрел вниз на реку. Ничего.
Я закричал в гневе и разочаровании. Звук пронесся в утренней тишине. Я хотел свистнуть Блэкджека, чтобы он помог мне искать, когда позвонил телефон моей мамы. ЖК-дисплей показал, что мне звонили из Finklestein & Associates (прим.: обслуживающая фирма на западном побережье Флориды) — вероятно, полубог с чужого телефона.
Я ответил, надеясь на хорошие новости. Конечно, я ошибся.
— Перси? — Силена Боргард, казалось, она плачет. — Отель Плаза.Тебе лучше приехать скорее и привези целителя из дома Апполона. Это… Это Аннабет.