Глава 15. Я борюсь со злым близнецом Санты

Перси Джексон и Проклятие титана - 3 книга из серии Боги-олимпийцы


 

.

- Скажи, когда это кончится, — попросила Талия.

Глаза ее были плотно закрыты. Бронзовый ангел держал нас крепко, и упасть мы не могли, но Талия все равно вцепилась в его руку так, словно это самая драгоценная вещь на свете.

- Все прекрасно, — заверил я ее.

- Мы… мы очень высоко?

Я посмотрел вниз. Прямо под нами тянулась прерывистая гряда гор со снежными вершинами. Вытянув ногу, я сбил снег с одного из пиков.

- Не-а, — ответил я. — Не так чтобы очень.

- Мы в Сьеррах! — выкрикнула Зоя. Они с Гроувером свисали из рук другой статуи. — Я охотилась здесь когда-то. С такой скоростью мы будем в Сан-Франциско через несколько часов.

- Привет, привет, Фриско! — сказал наш ангел. — Эй, Чак! Может, снова навестим тех парней из «Микэникс моньюмент»? Вот уж кто знает толк в вечеринках!

- Эх, дружище, — откликнулся второй ангел, — я уже всей душой там!

- Вы, ребята, бывали в Сан-Франциско? — спросил я.

- Мы, железные парни, бывает, развлекаемся там время от времени, — ухмыльнулась наша статуя. — Эти ребята-механики как-то отвели нас в Музей Янга [19] и представили таким мраморным леди, что вы просто…

- Хэнк! — прервал его Чак. — Это все ж таки дети, приятель.

- Верно. — Если бы бронзовые статуи могли краснеть, могу поклясться, что Хэнк покраснел. — Наше дело — лететь.

Скорость резко прибавилась, отчего я решил, что ангелы возбуждены. Горы перешли в холмы, и мы со свистом проносились над фермами, городками и автострадами.

Чтобы скоротать время, Гроувер стал наигрывать на дудках. Зоя заскучала и начала стрелять наугад в придорожные щиты, над которыми мы пролетали. Всякий раз, завидев оружейный магазин — а их попадались дюжины, — она прямой наводкой выпускала по вывеске несколько стрел при скорости сто миль в час. Талия проделала весь путь, не открывая глаз. Она постоянно что-то бормотала, словно молилась.

- Ты правильно сделала, что вернулась в родную стихию, — сказал я. — Теперь Зевс точно тебя услышит.

Трудно было сказать, о чем она думает с закрытыми глазами.

- Возможно, — ответила она. — Между прочим, как ты ускользнул от скелетов в машинном зале? Ты сказал, они загнали тебя в угол.

Я рассказал о странной смертной девушке, Рейчел Элизабет Дэр, которая, кажется, могла видеть сквозь туман. Я подумал, что Талия назовет меня чокнутым, но она только кивнула.

- Таковы уж некоторые смертные, — сказала она. — И никто не знает почему.

Внезапно в голове у меня мелькнула мысль, над которой я никогда прежде не задумывался. Похоже, такой была моя мама. Увидев Минотавра на Холме полукровок, она точно знала, кто это. Она совсем не удивилась, когда в прошлом году я рассказал ей, что мой брат Тайсон — циклоп. Может, она знала заранее? Стоит ли тогда удивляться, что она так боялась за меня, когда я рос? Она видела сквозь туман даже лучше меня.

- Что ж, девушке пришлось понервничать, — сказал я. — Но я рад, что с ней ничего не случилось. Это было бы нехорошо.

Талия кивнула.

- Здорово, наверное, быть простым смертным.

Она произнесла эти слова, как что-то давно и прочно обдуманное.



* * *

- Где вас высадить, ребята? — спросил Хэнк, прерывая мою недолгую дремоту.

Я посмотрел вниз и невольно воскликнул:

- Ух ты!

Раньше я видел Сан-Франциско на открытках, но в жизни — никогда. Возможно, это самый прекрасный город, который мне доводилось видеть. Вроде Манхэттена, только поменьше и почище, к тому же окружен зелеными холмами и укрыт туманом. Тут был большой залив, и корабли, и острова, и рыбацкие лодки, и мост Золотые Ворота, выступавший из тумана. Я почувствовал, что все это неплохо бы сфотографировать и послать маме с подписью: «Привет из Фриско. Пока жив. Хочу, чтобы ты была здесь».

- Вон там, — предложила Зоя. — У здания пристани.

- Хорошая мысль, — сказал Чак. — Мы с Хэнком сойдем за голубей.

Мы все разом посмотрели на него.

- Шутка! — Он скривил губы. — Разве у статуй не может быть чувства юмора?

Как выяснилось, особой необходимости маскироваться не возникло. Стояло раннее утро, и народу кругом было не много. Единственный, кого мы до смерти перепугали, оказался бродяга с паромного причала. Увидев Хэнка и Чака, он завопил и припустил прочь, пронзительно выкрикивая что-то о металлических ангелах с Марса.

Мы попрощались с ангелами, которые полетели на вечеринку со своими приятелями-статуями. В этот момент я понял, что не имею никакого представления, что делать дальше.

Мы добрались до Западного побережья. Артемида была где-то здесь. Я надеялся, что и Аннабет тоже. Но я совершенно не представлял, как их найти, а завтра наступит день зимнего солнцестояния. Не было у меня и никаких догадок, на какое чудовище охотилась Артемида. Предполагалось, что оно само найдет нас в процессе поиска. Или мы возьмем след, но не тут-то было. Вот и приходилось торчать на паромном причале без денег, без друзей и без намека на удачу.

После краткой дискуссии мы сошлись на следующем: надо хотя бы в общих чертах представить себе, что же это за таинственное чудовище.

- Но как? — спросил я.

- Нерей, — подсказал Гроувер.

- Что? — посмотрел я на него.

- Разве не это сказал тебе Аполлон? Найди Нерея!

Я кивнул. Я совершенно забыл о своей последней беседе с богом солнца.

- Морской старец, — вспомнил я. — Предполагалось, что я найду его и заставлю рассказать нам все, что он знает. Но как его найти?

- Старый Нерей? — спросила Зоя, состроив гримаску.

- Ты с ним знакома? — поинтересовалась Талия.

- Моя мать была морской богиней. Конечно знакома, к сожалению. Его всегда нетрудно найти. Просто надо идти на запах.

- Что ты имеешь в виду? — спросил я.

- Пошли, — ответила Зоя без особого энтузиазма. — Покажу.



* * *

Я понял, что неприятности начинаются, когда мы остановились у секонд-хенда. Не прошло и пяти минут, как Зоя соорудила мне наряд из драной фланелевой рубахи и джинсов на три размера больше, ярко-красных кроссовок и обвислой шляпы, переливающейся всеми цветами радуги.

- О да, — сказал Гроувер, стараясь не расхохотаться, — вот теперь видок у тебя ничем не примечательный.

- Типичный бродяга, — удовлетворенно кивнула Зоя.

- Спасибо большое, — проворчал я. — И за что мне это счастье?

- Я же тебе объяснила. Чтобы не отличаться от других.

Она повела нас обратно к воде. Пару часов мы бродили по докам, пока Зоя наконец не остановилась. Она указала вниз на пристань, где кучка бездомных бродяг сгрудилась под одеялами в ожидании, пока откроется передвижная кухня.

- Он где-то там, внизу, — сказала Зоя. — Никогда не отходит далеко от воды. Днем любит поваляться на солнышке.

- Откуда ты знаешь, что он среди них?

- Подойди незаметно, — посоветовала Зоя. — Веди себя как бродяга. Ты узнаешь его. У него такой запах… особый.

- Прекрасно. — Вдаваться в подробности мне не хотелось. — А когда я найду его, то что?…

- Хватай покрепче. И не отпускай. Он попытается от тебя отделаться. Но что бы ни произошло, не выпускай его. Заставь рассказать тебе о чудовище.

- Мы будем тебя морально поддерживать, — сказала Талия, снимая у меня со спины большой клок какого-то пуха, который всегда неизвестно откуда берется. — Мы будем болеть за тебя.

Гроувер поднял оба больших пальца, показывая, что все идет отлично.

Я проворчал что-то по поводу того, как замечательно иметь сверхмогущественных друзей. Потом направился к доку.

Спустившись, я натянул шляпу на глаза и пошатнулся, словно собираясь грохнуться в обморок, что было естественно, учитывая накопившуюся усталость. Прошел мимо нашего бездомного друга с пристани, который все еще пытался предостеречь остальных ребят насчет металлических ангелов с Марса.

Пахло от него не очень, но не то чтобы… как-то особенно. Я двинулся дальше.

Парочка чумазых парней с пластиковыми пакетами вместо шляп на голове обшарили меня глазами с ног до головы, когда я подошел поближе.

- Проваливай, дурень! — пробормотал один из них.

Я отошел. Воняло от них прилично, однако ничего такого. Ничего необычного.

Далее мне встретилась некая дама с охапкой пластиковых фламинго, торчавших из тележки. Она грозно поглядела на меня, словно я пытался украсть ее птиц.

В конце пристани в пятне солнечного света валялся мертвецки пьяный мужик, которому можно было дать миллион лет. Толстый, с седой пожелтевшей бородой, в пижаме и пушистом пляжном халате, возможно когда-то и белом. Нечто вроде Санта-Клауса, если бы Санту вытащить из постели и вывалять на помойке.

А запах?

Подойдя поближе, я застыл на месте. От него смердело, это верно — но чем-то таким… океанским. Чем-то вроде разлагающихся водорослей, тухлой рыбы или рассола. Если в океане и водилась какая-то гниль, то старец был ее воплощением.

Я постарался не задохнуться. И сел рядышком, поскольку действительно устал. Санта с подозрением открыл один глаз. Я чувствовал, как он пялится на меня, но сам в его сторону не смотрел. Потом пробормотал что-то насчет дурацкой школы и дурацких родителей, посчитав, что это должно звучать убедительно.

Санта- Клаус снова погрузился в сон.

Я напрягся, понимая, что это должно выглядеть странно. Я не знал, как отреагируют на это другие бродяги, но — прыгнул на Санта-Клауса.

- Ой-ой-ой! — завопил он.

Я собирался схватить его, но, кажется, он сделал это вместо меня. Он как будто и не спал вовсе. И уж точно действовал не как слабый и дряхлый старик. Хватка у него была железная.

- На помощь! — вопил он, вцепившись в меня мертвой хваткой.

- Убивают! — пронзительно закричал другой бродяга. — Мальчишка сейчас задушит старика!

Мы катились к нижней части пирса, пока я с силой не врезался головой в столб. Секунд десять я находился в оглушенном состоянии, и хватка Нерея ослабла. Ему тоже нужна была передышка. Но прежде чем он успел отдышаться, я пришел в себя и обхватил его сзади.

- У меня нет денег! — Он попытался вскочить и удрать, но я сцепил руки у него на груди.

Исходящий от старика смрад тухлой рыбы забивал ноздри, но я держался.

- Мне не нужны деньги, — объяснил я, пока он брыкался. — Я полукровка! Мне нужна информация!

Это лишь заставило его сражаться с удвоенной силой.

- Герои! Да на кой ляд я вам всем сдался?

- Потому что вы все знаете!

Нерей зарычал и попытался стряхнуть меня со спины. Это было похоже на езду на «американских горках». Он вертелся, всякий раз выбивая опору у меня из-под ног, но я только скрипел зубами и стискивал его все крепче. Мы пошатывались на самом краю причала, и тут меня осенило.

- О нет! — сказал я. — Только не в воду!

План сработал. Нерей тут же триумфально возопил и бултыхнулся с причала в воду. Так, вместе, мы погрузились в бухту Сан-Франциско.

Нерей, должно быть, удивился, когда хватка моя только окрепла: океан придавал мне дополнительные силы. Однако мой противник приберег для меня еще несколько хитростей. Его облик менялся до тех пор, пока в объятиях у меня не очутился скользкий черный тюлень.

Я слышал шутки насчет того, как люди пытаются удержать вымазанную салом свинью, но уверяю вас, что удержать тюленя в воде намного труднее. Нерей отвесно уходил в глубину, крутился, вертелся и описывал спирали в темной воде. Не будь я сыном Посейдона, ни за что не справился бы.

Тело Нерея вытянулось и стало шире, он превратился в касатку, но, когда он выпрыгнул из воды, я ухватился за его спинной плавник.

- Ух ты! — дружно завопила целая толпа туристов.

Мне удалось небрежно помахать им — типа, мы тут, в Сан-Франциско, каждый день так развлекаемся!

Нерей снова погрузился в воду, превратившись в склизкого угря. Я стал завязывать его узлом, пока он не понял, что происходит, и не принял свое нормальное человеческое обличье.

- Ты почему не утонул? — взвыл он, не переставая тузить меня кулачищами.

- Я сын Посейдона! — ответил я.

- Будь проклят этот выскочка! Первым здесь был я!

В конце концов Нерей без сил повалился на край одного из лодочных доков. Над нами расположился туристический причал, обрамленный магазинами, как плавучий торговый центр. Нерей пыхтел и задыхался. Я чувствовал себя отменно. Я мог бы продолжать так резвиться хоть целый день, но не сказал об этом старцу. Мне хотелось, чтобы он чувствовал себя бравым воякой.

Мои друзья сбежали по ступеням причала.

- Ты поймал его! — обрадовалась Зоя.

- И ничего удивительного, — ответил я.

- Замечательно! — простонал Нерей. — Даже публика собралась посмотреть на мое унижение! Обычное дело, я полагаю? Так вы отпустите меня, если я отвечу на ваш вопрос?

- У меня их несколько, — сказал я.

- По одному вопросу за поимку! Таково правило.

Я посмотрел на своих друзей.

Плохо дело. Я должен был найти Артемиду и получить хотя бы общее представление о чудовище, которое несет погибель Олимпу. Кроме того, мне нужно было узнать, жива ли Аннабет и как мне ее спасти. Как я мог вместить все это в один вопрос?

Мой внутренний голос настаивал: «Спроси об Аннабет!» Вот чего я больше всего желал.

Но затем я представил себе, что могла бы сказать в таком случае сама Аннабет. Она никогда не простила бы мне, если бы я спас ее, а не Олимп. Зое хотелось, чтобы я спросил об Артемиде, но Хирон сказал нам, что чудовище важнее.

Я вздохнул.

- Ладно, Нерей. Скажи мне, где найти то ужасное чудовище, которое может погубить богов, — то, на которое охотилась Артемида.

Морской старец улыбнулся, обнажив ряд зеленых обомшелых зубов.

- О, это очень просто, — злорадно произнес он. — Оно прямо здесь.

Нерей указал на воду, плескавшуюся у моих ног.

- Где? — спросил я.

- Все, сделка закончена! — торжествующе воскликнул Нерей.

Затем он с хлопком обратился в золотую рыбку и, сделав сальто, исчез в воде.

- Ты обманул меня! — вскричал я.

- Постой! — удивилась Талия. — А это еще что?

- Му-у-у-у-у-у-у-у!

Посмотрев вниз, я увидел змеевидную корову Бесси, плававшую возле причала. Она ткнулась носом в мою кроссовку и посмотрела печальными карими глазами.

- Ах, Бесси, — сказал я. — Только не теперь.

- Му-у-у-у-у!

- Он говорит, что его зовут не Бесси, — произнес Гроувер, нервно сглотнув.

- Выходит, ты ее… то есть его — понимаешь?

- Это очень старая форма животной речи, — кивнул Гроувер. — Но он говорит, что его зовут Офиотавр.

- Офи… что?

- По-древнегречески это означает «змеебык», — пояснила Талия. — Но что он здесь делает?

- Му-у-у-у-у-у-у-у!

- Он говорит, что Перси — его покровитель, — возвестил Гроувер. — И что он спасается бегством от плохих людей. Говорит, они близко.

Я задумался над тем, как можно вместить все это в одно-единственное «му-у-у-у-у!».

- Погоди, — сказала Зоя, глядя на меня. — Ты знаешь эту корову?

Меня обуревало нетерпение, но я рассказал им всю историю от начала до конца.

- Значит, ты просто забыл упомянуть об этом раньше? — Талия недоверчиво покачала головой.

- Ну… да…

После слов Талии это действительно показалось глупым, но все происходило так стремительно. Бесси… змеебык… просто незначительная встреча…

- Какая я дура! — неожиданно произнесла Зоя. — Я знаю эту историю!

- Какую историю?

- Это еще из времен войны с титанами, — объяснила охотница. — Мой… мой отец рассказывал ее тысячу лет назад. Это и есть чудовище, которое мы искали.

- Бесси? — Я посмотрел в воду на змеебыка. — Но… он такой симпатяга. Он не может разрушить мир.

- Как же мы все заблуждались! — с раскаянием вздохнула Зоя. — Мы предполагали встретить огромное, опасное чудище, но Офиотавр способен низринуть богов иначе. Его нужно принести в жертву.

- ММММ! — трубно провозгласил Бесси.

- Думаю, последнее слово ему не очень-то понравилось, — сказал Гроувер.

Я похлопал Бесси по голове, стараясь успокоить его. Змеебык дал почесать себя за ухом, но я почувствовал, что он весь дрожит.

- Неужели кто-то способен сделать ему больно? Он такой безвредный.

- Но есть могущество, состоящее в убиении невинных, — объяснила Зоя. — Страшное могущество. Пророчество принадлежит мойрам и было сделано тысячелетия тому назад, когда это существо появилось на свет. Они предрекли, что всякий, кто убьет Офиотавра и сожжет его внутренности на жертвеннике, получит власть уничтожить богов.

- ММММММ!

- Хм, — предложил Гроувер, — может, мы воздержимся и от разговора о внутренностях?

- Власть уничтожить богов… но как? — Талия заворожено смотрела на змеевидную корову. — То есть что именно произойдет?

- Никто не ведает, — сказала Зоя. — В первый раз, во время войны с титанами, некий гигант, союзник титанов, действительно убил Офиотавра, но твой отец Зевс послал орла похитить внутренности, прежде чем их бросили в жертвенный огонь. Это было предупреждение. Теперь, три тысячи лет спустя, Офиотавр возродился.

Талия села на причал. Протянула руки. Бесси подплыл прямо к ней. Талия положила руку ему на голову. Бесси вздрогнул.

Меня обеспокоило выражение лица Талии. Она выглядела так… словно проголодалась.

- Мы должны защитить его, — сказал я. — Если Луке удастся его заполучить…

- Лука колебаться не станет, — пробормотала Талия. — Получить власть и низринуть Олимп. Это… это великое дело.

- Да, моя дорогая, — произнес мужской голос с явным французским акцентом. — Это власть, которую дано освободить тебе.

Офиотавр заскулил и скрылся под водой.

Я поднял глаза. Мы так увлеклись разговором, что позволили застать себя врасплох.

За нами стоял доктор Торн собственной персоной, и его разноцветные глаза злобно сияли.



* * *

- Просто чудесно, — со злорадным торжеством в голосе произнес монстр.

Поверх уэстоверовской формы на нем была потрепанная, заляпанная грязью шинелька. Коротко подстриженные волосы сально топорщились у него голове. Торн давно не брился, поэтому подбородок его покрывала седоватая щетина. По сути, он выглядел ненамного лучше парней, ожидавших на пристани бесплатной похлебки.

- Когда-то давно боги изгнали меня в Персию, — сказал человек-мантикора. — Я был вынужден искать жалкое пропитание на краю света, прячась в лесах, пожирая крестьян, заплутавших в чаще. Мне никогда не приходилось сражаться ни с кем из великих героев. В древних историях мною никого не пугали и никто мною не восхищался! Но теперь все изменится. Титаны будут почитать меня, и я устрою пир из плоти полукровок!

По бокам его стояла пара вооруженных охранников — простых смертных, наемников, которых я видел в округе Колумбия. Еще двое стояли на следующем лодочном причале, так, на всякий случай, если мы попытаемся бежать. Кругом сновали туристы — они спускались к воде, занимались покупками на верхнем пирсе, — но я понимал, что это не помешает мантикоре действовать.

- А где же скелеты? — спросил я.

Монстр усмехнулся.

- Мне не нужны эти полуживые недоумки! Генерал считает, что я никуда не гожусь? Посмотрим, что он скажет, когда я уничтожу вас собственными руками!

Мне нужно было время, чтобы подумать. Я должен был спасти Бесси. Я мог бы нырнуть в море, но как можно скрыться поспешным бегством с пятисотфунтовой коровой-змеей? И что будет с моими друзьями?

- Однажды мы уже побили вас, — сказал я.

- Ха! Вы едва справились со мной, имея союзницей богиню! И к тому же, увы… эта богиня в данный момент занята. Так что помощи не ждите.

Зоя вытащила стрелу и прицелилась прямо в голову мантикоры. Охранники по обеим сторонам подняли пистолеты.

- Постойте! — крикнул я. — Зоя, не надо!

- Мальчишка прав, Зоя Ночная Тень, — улыбнулась мантикора. — Убери лук. Просто стыдно убивать тебя, прежде чем ты станешь свидетельницей великого торжества Талии.

- О чем ты? — оскалилась Талия.

Она держала щит и копье наготове.

- Все яснее ясного, — сказал монстр. — Пришел твой час. Вот зачем повелитель Кронос вернул тебя к жизни. Ты принесешь Офиотавра в жертву. Ты бросишь его внутренности в огонь священного жертвенника на горе. Тебе суждено обладать безграничным могуществом. А когда тебе исполнится шестнадцать, ты низвергнешь Олимп.

Воцарилось молчание. Все приобретало ужасный смысл. Талии оставалось всего два дня до шестнадцатилетия. Она была дочерью одного из богов Большой Тройки. И был выбор — ужасный выбор, который мог означать гибель богов. Все складывалось именно так, как гласило пророчество. Я не мог разобраться в обуревающих меня чувствах облегчения, ужаса и разочарования. Пророчества о моем рождении не существовало. Но сейчас Судный день вершился у нас на глазах.

Я ждал, что Талия ответит мантикоре отповедью, но она никак не могла решиться. Вид у нее был совершенно ошеломленный.

- Ты знаешь — это правильный выбор, — обратился к ней монстр. — Это признал твой друг Лука. Ты воссоединишься с ним. Вы будете править этим миром вместе под покровительством титанов. Твой отец бросил тебя, Талия. Он о тебе совсем не заботится. А теперь ты получишь власть над ним. Раздави богов Олимпа, как гадину, они того заслуживают. Позови эту тварь! И она явится. Воспользуйся копьем.

- Талия, да ответь же ты ему — пусть заткнется!

Она посмотрела на меня так же, как в то утро на Холме полукровок: неуверенно и как бы сквозь дымку. Как будто она не узнавала меня.

- Я… я не знаю…

- Твой отец помог тебе, — напомнил я. — Он послал бронзовых ангелов. Он обратил тебя в дерево, чтобы защитить тебя.

Талия сжала рукой древко копья.

Я в отчаянии посмотрел на Гроувера. Слава богам, он понял, что мне нужно. Поднеся дудки к губам, сатир сыграл быструю мелодию.

- Остановите его! — завопила мантикора.

Охранники, державшие на мушке Зою, не успели сообразить, что парнишка с дудками — более серьезная угроза. Деревянные рейки причала у них под ногами пустили зеленые ростки, которые оплели им ноги. Зоя одну за другой выпустила две стрелы, и они взорвались перед охранниками, выпустив облачка желтого серного дыма. Нате, понюхайте!

Охранники закашлялись. Мантикора метала шипы в нашу сторону, но они рикошетом отскакивали от моей львиной шнуры.

- Гроувер, — велел я, — передай Бесси, чтобы нырнул глубже и затаился!

- Му-у-у-у-у-у-у! — перевел Гроувер.

Мне оставалось только надеяться, что сообщение дойдет до Бесси.

- Корова… — пробормотала Талия, все еще пребывая в том же полуобморочном состоянии.

- Идем! — Я потянул ее за собой, и мы бросились вверх по лестнице в торговый центр, расположенный на пирсе.

Я слышал, как Торн орет своим приспешникам: «Взять их!» Стражники открыли слепую пальбу в воздух, и туристы завизжали.

Выбежав на другой конец пирса, мы спрятались за маленьким киоском, который торговал сувенирами из стекла — звеневшими на ветру побрякушками, магическими шарами и тому подобной ерундой, блестевшей в солнечном свете. Рядом с нами бил фонтан. Под нами небольшое стадо морских львов, разлегшихся на камнях, нежилось в лучах солнца. Внизу раскинулась вся бухта Сан-Франциско: мост Золотые Ворота, остров Алькатрас, зеленые холмы к северу и туман за ними. Идеальная фотография, не считая того, что мы были на краю гибели и наступал конец света.

- Уходи отсюда! — сказала мне Зоя. — Ты можешь спрятаться в море. Попроси убежища у отца. Может быть, он сможет спасти Офиотавра.

Она была права, но я не мог так поступить.

- Я вас не брошу, ребята, — ответил я. — Будем сражаться вместе.

- Ты должен сообщить в лагерь, — сказал Гроувер. — Пусть, но крайней мере, знают, что происходит!

И тут я заметил радужные переливы в солнечном свете. Рядом со мной был питьевой фонтанчик…

- Сообщить в лагерь, — пробормотал я. — Неплохая мысль.

Сняв колпачок с ручки, я отрубил распылитель фонтана. Вода так и брызнула из трубы, облив всех нас.

Талия чуть не задохнулась, когда струя попала ей в лицо. Дымка, застившая ей глаза, исчезла.

- Ты что, спятил? — спросила она.

Но Гроувер понял. Он уже рылся по карманам в поисках монеты. Бросив золотую драхму в образовавшуюся радугу, он воскликнул:

- О богиня, прими мою жертву!

Водяной туман подернулся рябью.

- Лагерь полукровок! — попросил я.

И вот, мерцая в тумане, передо мной возник тот, которого я меньше всего желал видеть, — мистер Д. в леопардовом спортивном костюме, роющийся в холодильнике.

Он лениво посмотрел на меня.

- Не возражаешь?

- Где Хирон? — крикнул я.

- Какая невоспитанность. — Мистер Д. отпил глоток из банки с виноградным соком. — Так ты меня приветствуешь?

- Добрый день, — исправился я. — Нас вот-вот могут убить! Где Хирон?

Мистер Д. призадумался. Мне хотелось заорать, чтобы он поторапливался, но я знал, что это не подействует. За нами раздались шаги и выкрики — подтягивались войска мантикоры.

- «Могут вот-вот убить», — мечтательно повторил мистер Д. — Как это волнующе звучит. Но боюсь, Хирона сейчас нет. Не желаете ли оставить сообщение мне?

- Мы погибли. — Я посмотрел на своих друзей.

Талия перехватила копье поудобнее. Она выглядела разгневанной и готовой драться как прежде.

- Тогда погибнем, сражаясь.

- Как благородно, — сказал мистер Д., подавляя зевок. — Так в чем, собственно говоря, проблема?

Я понимал, что все впустую, но рассказал Дионису об Офиотавре.

- Ммм… — Он с интересом разглядывал содержимое холодильника. — Значит, так. Понимаю.

- Вам это совершенно безразлично! — возмущенно закричал я. — Вы принимаете нашу смерть как должное!

- Посмотрим, посмотрим… Кажется, сегодня на ужин я настроен съесть пиццу.

У меня появилось желание разрубить радугу и прервать связь, но я не успел.

- Туда! — завопила мантикора.

И мы оказались в окружении. За ней стояли двое охранников. Остальные двое показались на крышах магазинов пирса над нами. Монстр сбросил шинель и предстал в своем подлинном обличье: львиные когти и хвост, ощетинившийся ядовитыми колючками.

- Превосходно, — сказал он. Посмотрев на явление в тумане, он фыркнул. — В одиночку, без всякой помощи. Чудесно.

- Ты мог бы попросить о помощи, — пробормотал мистер Д., обращаясь ко мне так, словно это была забавная мысль. — Достаточно сказать «пожалуйста».

«Когда рак на горе свистнет», — подумал я.

Я не собирался ни о чем умолять такого прохвоста, как мистер Д., даже если он будет смеяться, глядя, как всех нас застрелят.

Зоя приготовила стрелы. Гроувер поднял дудки. Талия вооружилась щитом, и я заметил, как по щеке у нее скатилась слеза. Внезапно мне пришло в голову, что это уже случалось с ней раньше. Ее загнали в угол на Холме полукровок. Она по своей воле отдала жизнь за друзей. Но на этот раз она не могла спасти нас. Как я мог допустить, чтобы с ней снова произошло такое?

- Пожалуйста, мистер Д., — пробормотал я. — Помогите.

Разумеется, ничего не случилось.

Мантикора усмехнулась.

- Дочь Зевса не трогать. Она скоро присоединится к нам. Остальных убейте.

Охранники подняли пистолеты, и тут произошло нечто странное. Вам знакомо это чувство, когда вся кровь приливает к голове, как если бы вы встали вверх ногами или обернулись слишком резко? Подобный прилив я ощутил во всем теле и услышал звук, похожий на глубокий вздох. Солнечный свет окрасился пурпуром. Я почувствовал запах винограда и отдающий кислинкой привкус вина.

</p> <p><strong> ЩЕЛК! </strong></p> <p>

Это был звук одновременного умопомешательства. Звук безумия. Один из охранников схватил пистолет зубами, словно это была кость, и принялся бегать кругами на четвереньках. Остальные двое отшвырнули оружие и стали вальсировать друг с другом. Четвертый начал выплясывать что-то наподобие ирландского народного танца с элементами степа. Это могло быть даже забавно, если бы не было так жутко.

- Нет! — взвыл монстр. — Я разделаюсь с вами собственноручно!

Хвост его ощетинился, но деревянные планки у него под ногами превратились в виноградные лозы, которые моментально обвились вокруг тела чудовища, покрываясь все новыми листьями и зелеными гроздьями мелких виноградин, созревавших в течение нескольких секунд. Мантикора пронзительно визжала до тех пор, пока ее не поглотила тяжелая масса переплетенных лоз, листьев и темно-красных гроздьев. В конце концов лозы перестали трепетать, и у меня возникло чувство, что с монстром, запутавшимся где-то там, в глубине, покончено.

- Что ж, — произнес Дионис, закрывая холодильник, — это было забавно.

Я в ужасе уставился на него.

- Как вам удалось?… Как вы?…

- И это вместо благодарности, — пробормотал он. — Смертные извлекли бы из этого урок. Слишком многое придется объяснять, если я захочу увековечить этот трюк. Терпеть не могу сочинять письменные рапорты отцу.

Мистер Д. поглядел на Талию.

- Надеюсь, ты кое-чему научилась, девочка. Нелегко противиться власти, верно?

Талия зарделась, словно ей было стыдно.

- Мистер Д., — в изумлении произнес Гроувер, — вы… вы спасли нас.

- Ммм. Не заставляй меня сожалеть об этом, сатир. А теперь немедля в путь, Перси Джексон. Я выиграл для вас самое большее несколько часов.

- Офиотавр, — сказал я. — Вы не могли бы взять его в лагерь?

- Я не занимаюсь перевозками живого товара, — хмыкнул мистер Д. — Это уж ваша проблема.

- Но куда нам теперь направиться?

Дионис посмотрел на Зою.

- О, я думаю, охотница знает. Вы должны прибыть сегодня к закату, помните? Иначе все пропало. А теперь — до свидания. Меня ждет моя пицца.

- Мистер Д., — позвал я.

Он вскинул бровь.

- Вы правильно назвали мое имя, — сказал я. — Вы назвали меня Перси Джексон.

- И не надейся, Питер Джонсон. А теперь — ступай!

Он помахал рукой, и образ его исчез в тумане.

Вокруг нас по-прежнему кружили охваченные безумием соратники мантикоры. Кто-то из них выискал себе дружка из бродяг, и они на полном серьезе толковали о металлических ангелах с Марса. Остальные докучали туристам, воспроизводя звуки животного мира и пытаясь украсть их туфли.

- Что он имел в виду, — спросил я, посмотрев на Зою, — когда сказал, что ты знаешь, куда идти?

Лицо ее затуманилось. Она указала на другую сторону бухты, за мост Золотые Ворота. Там, вдали, над облачными напластованиями возвышалась единственная гора.

- Сад моих сестер, — сказала Зоя. — Я должна идти домой.