Глава 14. Проблемы возникают на плотине

Перси Джексон и Проклятие титана - 3 книга из серии Боги-олимпийцы


 

.

На краю свалки мы нашли тягач, такой старый, что, вполне вероятно, его бросили за ненадобностью. Но мотор заводился, и бак был полон, поэтому мы решили его позаимствовать.

За руль уселась Талия. Казалось, она не так подавлена, как Зоя, Гроувер или я.

- Где-то тут еще бродят скелеты, — напомнила она нам. — Надо двигаться быстро.

Талия уверенно везла нас по пустыне под безоблачными синими небесами, через пески, такие яркие, что на них больно было смотреть. Зоя сидела спереди, рядом с Талией. Мы с Гроувером устроились в задней части пикапа, прислонившись к лебедке. Воздух был сухим и прохладным, но хорошая погода казалась нам просто насмешкой после потери Бьянки.

Я сжимал в руке фигурку, стоившую ей жизни. Я до сих пор не мог разобраться, что это за бог. Ничего, Нико лучше знать.

О боги… что я теперь скажу Нико?

Хотелось верить, что Бьянка где-то там, что она по-прежнему жива. Но у меня было скверное чувство, что она ушла навсегда.

- На ее месте должен был быть я. Я должен был забраться внутрь великана.

- Не говори так! — в панике набросился на меня Гроувер. — Сначала исчезла Аннабет, и вот теперь — Бьянка. Думаешь, я смог бы вынести, если… — Он шмыгнул носом. — Думаешь, кто-нибудь сможет заменить мне лучшего друга?

- Ах, Гроувер…

Он вытер глаза промасленной тряпкой, после чего на лице у него остались разводы, напоминавшие боевую раскраску.

- Со мной… со мной все в порядке.

Но это была неправда. После той встречи в Нью-Мехико — после того, что случилось, когда из чащи подул тот ветерок, — сатир казался каким-то ранимым и даже более эмоциональным, чем обычно. Я боялся даже заговаривать с Гроувером об этом, потому что он мог расплакаться навзрыд.

Когда рядом с тобой находится друг, еще более напуганный и подавленный, чем ты, в этом есть по крайней мере одна хорошая сторона. Гроувер помог мне понять, что я не могу постоянно пребывать в депрессии. Надо было забыть о Бьянке и ехать вперед, как это делала Талия. Оставалось только гадать, о чем они там говорят с Зоей на переднем сиденье.



* * *

У тягача кончился бензин на краю речного каньона. Впрочем, разница небольшая — дорога все равно заканчивалась тупиком.

Талия выбралась из кабины, тяжело хлопнув за собой дверцей. И тут же одна из покрышек со свистом выпустила воздух.

- Здорово. Что дальше?

Я внимательно оглядел горизонт и ничего особенного не увидел. Во всех направлениях простиралась пустыня, редкие массивы голых гор высились то тут, то там. Единственное, что привлекало внимание, — каньон. Сама по себе река была не такой уж и большой — шириной ярдов пятьдесят, мутновато-зеленая вода, несколько быстрых порогов. Скалы утесистыми ступенями спускались вниз, к воде.

- Тут есть тропинка, — сказал Гроувер. — Можно прогуляться к реке.

Я постарался разглядеть то, о чем он толкует, и в конце концов заметил крохотный извилистый карниз на отвесной скале.

- Тут только козел пройдет, — сказал я.

- И что? — спросил Гроувер.

- Но мы-то не козлы.

- Мы можем попробовать, — сказал Гроувер. — Я так думаю…

Но я уже об этом подумал. Скалолазанием мне приходилось заниматься и раньше, однако я никогда не любил это занятие. Потом я оглянулся на Талию и увидел, как она побледнела. С ее боязнью высоты… она никогда не преодолеет это препятствие.

- Нет, — сказал я, — думаю, лучше нам подняться вверх по течению.

- Но…

- Пойдем, Гроувер. Хорошая прогулка нам не помешает.

Я быстро взглянул на Талию. В ее глазах так же стремительно промелькнула благодарность.

Мы прошли вдоль реки около полумили, прежде чем нашли менее крутой склон, который вел к воде. На берегу располагался прокат лодок, закрытый ввиду зимы, но я оставил кучку золотых драхм на прилавке и записку: «Благодарю за две лодки».

- Надо идти вверх по течению, — сказала Зоя.

Я впервые услышал, как она заговорила после того, что случилось на свалке, и даже забеспокоился — такой надорванный и хриплый у нее был голос, словно она подхватила простуду.

- Слишком крутые пороги.

- Предоставьте это мне, — сказал я.

Мы спустили лодки на воду.

Талия толкнула меня в бок, когда мы разбирали весла.

- Спасибо за поддержку.

- Пустяки, не стоит.

- Ты действительно сможешь?… — Она кивнула на пороги. — Ну, понимаешь…

- Полагаю, да. С водой я обычно в ладах.

- Возьмешь Зою? — спросила Талия. — Думаю, ты мог бы поговорить с ней.

- Вряд ли ей это понравится.

- Пожалуйста. Не уверена, что смогу выдержать путешествие в одной лодке с ней. Она… она начинает меня беспокоить.

Меньше всего на свете мне хотелось этого, но я кивнул.

- Я перед тобой в долгу. — С Талии всю напряженность как рукой сняло.

- Два раза.

- Полтора.

Она улыбнулась, и на мгновение я вспомнил, что она, в общем-то, симпатичная девчонка, особенно когда не орет на меня. Талия повернулась и помогла Гроуверу столкнуть лодку на воду.

Как выяснилось, мне даже не пришлось контролировать течение. Стоило нам оказаться в реке, я посмотрел за борт и увидел парочку наяд, во все глаза глядевших на меня.

Они выглядели как обычные девчонки-подростки — таких можно увидеть десятками в любом торговом центре, — не считая того, что они находились под водой.

- Привет, — сказал я.

Они забулькали, что могло означать хихиканье. Не могу сказать точно. Я всегда с трудом понимал наяд.

- Мы плывем вверх по течению, — обратился я к ним. — Вы не могли бы…

Не успел я это выговорить, как наяды, выбрав каждая по лодке, стали увлекать ее вверх по течению. Мы стартовали так стремительно, что Гроувер повалился на спину, задрав копыта.

- Ненавижу наяд, — проворчала Зоя.

Струйка воды вырвалась из-под борта лодки и плеснула Зое в лицо.

- Дьяволицы! — Зоя сердито уселась на носу суденышка, но я сказал:

- Брось ты, они просто играют.

- Будь прокляты эти водные духи! Они никогда не простят меня.

- За что?

- Это было давно. Не обращай внимания. — Зоя перекинула лук через плечо.

Мы неслись вверх по реке, по обе стороны маячили скалы.

- То, что случилось с Бьянкой, не твоя вина, — сказал я. — Это моя ошибка. Я отпустил ее.

Я вообразил, что таким образом предоставлю Зое повод накричать на меня. По крайней мере, это могло бы вывести ее из депрессии.

Однако плечи ее безвольно обвисли.

- Нет, Перси. Я втянула ее в этот поиск. Я слишком горячилась. Она была могучей полукровкой. К тому же у нее было доброе сердце. Я… я думала, она станет старшей вместо меня.

- Но ты же сейчас старшая среди охотниц…

Зоя взялась рукой за перевязь колчана. Такой усталой я ее еще никогда не видел.

- Ничто не может длиться вечно, Перси. Я руковожу охотой более двух тысяч лет, но мудрее не стала. Теперь и сама Артемида в опасности.

- Послушай, ты не можешь укорять себя за это.

- Если бы я настояла на том, чтобы отправиться с ней…

- Думаешь, тебе удалось бы справиться с чем-то столь могущественным, что могло похитить Артемиду? Ты ничего не могла сделать.

Зоя не ответила.

Скалы по берегам реки становились выше. Длинные тени ложились на воду, делая ее намного холоднее, хотя день стоял ясный.

Я машинально достал из кармана ручку. Зоя посмотрела на нее, и ее лицо исказилось от боли.

- Ты сделала это, — сказал я.

- Откуда тебе это ведомо?

- Видел во сне.

Она внимательно посмотрела на меня. Я был уверен, что она обзовет меня болваном, но Зоя только вздохнула.

- Это был дар. И ошибка.

- И кто был этот герой?

- Не заставляй меня называть его имя, — покачала головой Зоя. — Я поклялась никогда более не произносить его.

- Ты ведешь себя так, словно я должен его знать.

- Уверена, что знаешь, герой. Разве не все мальчишки хотят походить на него?

В голосе ее звучала такая горечь, что я решил не спрашивать дальше. Взглянул на Анаклузмос и впервые задумался, уж не проклят ли он.

- Твоя мать была богиней вод? — спросил я.

- Да, Плейона. У нее было пять дочерей. Сестры и я. Геспериды.

- Те самые девушки, которые жили на западном краю мира в саду, где росла яблоня, приносившая золотые яблони, и дракон стерег ее?

- Да, — с тоской произнесла Зоя. — Ладон.

- Но разве сестер было не четверо?

- Теперь — да. Я подверглась изгнанию. Про меня забыли. Вычеркнули из памяти, словно меня и не существовало вовсе.

- Почему?

Зоя указала на ручку.

- Потому что я предала семью, чтобы помочь герою. В мифе ты этого не найдешь. Он никогда не рассказывал обо мне. После того как его открытая атака на Ладона провалилась, я подала ему мысль, как украсть яблоки и перехитрить отца, но он приписал все заслуги себе.

- Но…

«Буль, буль», — прозвучали у меня в ушах голоса наяд.

Лодка сбавила ход. Я посмотрел вперед и понял почему.

Дальше они уже не могли тащить нас. Река была перекрыта. Плотина величиной с футбольный стадион преграждала нам путь.



* * *

- Плотина Гувера, — сказала Талия. — Какая большая!

Мы остановились там, где кончается река, глядя на изогнутую бетонную стену, которая маячила между скалами. По верху плотины бродили люди. Они казались крохотными, как муравьи.

Наяды уплыли, не переставая ворчать — слов я, конечно, не понимал, но было ясно, что они ненавидят эту плотину, перегородившую такую чудесную реку. Наши лодки стало сносить течением, крутя в волнах, извергнутых плотиной.

- Высота семьсот футов, — сказал я. — Построена в тысяча девятьсот тридцатых годах.

- Пять миллионов кубических акров воды, — добавила Талия.

- Самый крупный строительный проект в Соединенных Штатах, — вздохнул Гроувер.

- Откуда вы все это знаете? — удивилась Зоя.

- Аннабет, — ответил я. — Она любила архитектуру.

- Она просто балдела от памятников.

- Всякие факты из нее фонтаном били, — фыркнул Гроувер. — Такая зануда.

- Хотелось бы мне, чтобы она была здесь, — сказал я.

Все кивнули. Зоя по-прежнему смотрела на нас как-то странно, но меня это не волновало. Казалось жестокой несправедливостью то, что мы добрались до плотины Гувера, одного из любимых сооружений Аннабет, а она не может его увидеть.

- Нам надо подняться наверх, — предложил я. — Ради нее. Просто чтобы сказать, что мы там были.

- Вы сумасшедшие, — заключила Зоя. — Но нам все равно туда. — Она указала на большую парковку чуть ли не на самом верху плотины. — Вид оттуда должен быть потрясающий.



* * *

Мы шли почти целый час, прежде чем нашли тропинку, ведущую к дороге. Она проходила по восточному берегу реки. Затем двинулись обратно к плотине. Здесь, наверху, было холодно и ветрено. По одну сторону раскинулось большое водохранилище, обрамленное лишенными всякой растительности горами. По другую сторону плотина обрывалась вниз, как самый большой и самый опасный пандус для скейтборда в мире, в семистах футах под нами из щелей дамбы в реку извергались бурлящие потоки воды.

Талия шла посередине дороги, подальше от обрывистых краев. Гроувер продолжал нервно принюхиваться к ветру. Он ничего не говорил, но я знал, что он почуял монстров.

- Они близко? — спросил я его.

- Кто его знает? — Сатир покачал головой. — На плотине ветрено, кругом пустыня… запах может разноситься на мили. Но я чую его со всех сторон. Мне это не нравится.

Мне это тоже не очень-то нравилось. Была среда — до зимнего солнцестояния оставалось всего два дня, а нам предстоял еще долгий путь. Монстры были бы как нельзя некстати.

- В центре для посетителей есть закусочная, — сказала Талия.

- Ты уже была здесь? — спросил я.

- Один раз. Хотела посмотреть на стражей.

Она указала в дальний конец плотины. В одну из скал была врезана маленькая площадка с двумя большими бронзовыми изваяниями. Они напоминали крылатые статуэтки Оскара.

- Когда плотину построили, их посвятили Зевсу, — сказала Талия. — Дар Афины.

Туристы плотной толпой сгрудились вокруг статуй. Казалось, они смотрели на их ноги.

- Что они делают? — спросил я.

- Потирают большие пальцы, — ответила Талия. — Говорят, это хорошая примета.

- Почему?

- Людям иногда приходят на ум дурацкие мысли. — Талия пожала плечами. — Они не знают, что статуи посвящены Зевсу, но знают, что они какие-то особенные.

- Когда ты была здесь прошлый раз, они заговаривали с тобой?

Лицо Талии омрачилось. Я понял, что она приезжала сюда, надеясь именно на это — какой-нибудь знак от отца. Пытаясь установить контакт.

- Нет. Ничего они не делали. Это просто большие металлические статуи.

Я вспомнил о другой большой металлической статуе, с которой мы повстречались. Нельзя сказать, чтобы она вела себя как паинька. Но я решил не касаться этой темы.

- Пойдемте поищем в том конце плотины закусочную, — сказала Зоя. — Надо поесть, пока можно.

- Чертову закусочную? — хохотнул Гроувер.

- Да. — Зоя моргнула. — А что смешного?

- Ничего, — сказал Гроувер, стараясь сохранять строгое выражение лица. — Я, пожалуй, возьму чертову жареную картошку.

Талия тоже не смогла сдержать улыбку.

- А я не отказалась бы от чертова сортира.

Может, все дело было в том, что мы слишком устали и были напряжены эмоционально, но смешки оказались заразительными, и я присоединился к Талии и Гроуверу; Зоя смотрела на нас, ничего не понимая.

- Объясните, в чем дело?

- Я хотел бы выпить воды из чертова фонтана, — продолжил Гроувер.

- А я… — задыхаясь от смеха, произнесла Талия, — я хотела бы купить чертову футболку.

Я «сломался» и громко захохотал и, наверное, так и смеялся бы до скончания века, но вдруг услышал: «Му-у-у-у!»

Улыбка сбежала с моего лица. Я подумал, уж не прозвучал ли этот крик только у меня в голове, но Гроувер тоже прекратил смеяться. Он смущенно огляделся.

- Мне послышалось, что где-то здесь коровы.

- Чертовы коровы? — рассмеялась Талия.

- Нет. Я серьезно, — сказал Гроувер.

Зоя прислушалась и покачала головой.

- Ничего не слышу.

Талия посмотрела на меня.

- Перси, с тобой все в порядке?

- Да, — ответил я. — Вы, ребята, идите вперед. Я вас догоню.

- Что случилось? — спросил Гроувер.

- Ничего, — сказал я. — Просто… мне надо немного подумать.

Они засомневались, но, должно быть, вид у меня был действительно расстроенный, потому что в конце концов они пошли в центр для посетителей без меня. Как только они скрылись из виду, я трусцой подбежал к северному краю плотины и посмотрел вниз.

- Му-у-у-у!

Она была в воде, всего в тридцати футах подо мной, но я видел ее отчетливо — моя подружка с Лонг-Айленда, змеевидная корова Бесси.

Я оглянулся. Стайки мальчишек гонялись по плотине. Среди посетителей преобладали взрослые, некоторые приезжали сюда семьями. Но никто из них не обращал на Бесси внимания.

- Что ты здесь делаешь? — спросил я.

- Му-у-у!

В голосе коровы слышались тревожные нотки, будто она хотела о чем-то предупредить меня.

- Как ты сюда попала? — продолжал допытываться я.

Мы находились в тысяче миль от Лонг-Айленда, на сотню миль в глубь материка. Невероятно, что корова смогла приплыть сюда. Однако же она была здесь.

Бесси плавала кругами и билась головой о стены плотины.

- Му-у-у-у!

Она хотела, чтобы я отправился с ней. И просила поторопиться.

- Я не могу, — сказал я. — Здесь мои друзья.

Она посмотрела на меня печальными карими глазами. Затем еще раз тревожно замычала, сделала сальто и скрылась под водой.

Я пребывал в нерешительности. Что-то случилось. Бесси пыталась сообщить мне об этом. Я подумал, уж не прыгнуть ли мне в воду и не последовать ли за Бесси, но тут же весь напрягся. Волосы на затылке встали дыбом. Поглядев на восток, на ведущую к плотине дорогу, я увидел двух медленно приближавшихся ко мне мужчин. Они были в серой камуфляжной форме, раздуваемой ветром на костях скелетов.

Проходя сквозь группу ребятишек, они растолкали их в стороны.

- Эй, осторожнее! — запротестовал какой-то мальчишка.

Один из воинов обернулся, и лицо его мгновенно обратилось в череп.

- Ой! — завопил ребенок, и вся группа попятилась.

Я бросился к центру для посетителей.

Я был уже почти на лестнице, когда услышал скрип покрышек. С западной стороны плотины вывернул черный мини-фургон и остановился посреди дороги, едва не врезавшись в каких-то старичков.

Дверцы фургона открылись, и из них, тесня друг друга, стали выскакивать новые воины-скелеты. Меня окружали.

Молнией метнувшись по лестнице, я ворвался в дверь музея. Стоявший у металлоискателя охранник завопил: «Эй, парень!» — но я не остановился.

Пробежав мимо экспонатов, я укрылся за спинами группы туристов и стал вертеть головой в разные стороны, ища своих друзей, но их нигде не было. Где же этот чертов бар?

- Стой! А ну-ка иди сюда! — громко крикнул парень у металлоискателя.

Деваться было некуда, только в лифт, следом за туристами. Я едва успел проскочить, прежде чем двери закрылись.

- А теперь мы опустимся на семьсот футов, — жизнерадостно провозгласила наш гид. Кажется, это была смотритель с парковки, женщина с длинными черными волосами, завязанными хвостиком, и в темных очках. Мне показалось, она не заметила, что за мной гонятся. — Не волнуйтесь, дамы и господа. Лифт почти никогда не ломается.

- До бара доедет? — спросил я.

За моей спиной послышались смешки. Гид посмотрела на меня. Было что-то такое в ее взгляде, отчего у меня по всему телу забегали мурашки.

- Лифт опустит нас в машинный зал, молодой человек, — сказала она. — Вы разве не слышали мою увлекательную лекцию там, наверху?

- Конечно же да. А другой выход тут есть?

- Это тупик, — сказал кто-то из туристов за моей спиной. — Ради всего святого, помолчи. Единственный выход — это другой лифт.

Двери открылись.

- Прошу вас, господа, идите прямо, — сказала гид. — В конце коридора вас ждет другой экскурсовод.

Выбора не было, и мне пришлось двинуться вместе с группой.

- Молодой человек! — окликнула меня дама в черных очках.

Я оглянулся. Она сняла очки. У нее были поразительные серые глаза, цвета грозовых туч.

- Выход есть всегда. Для того, кто достаточно умен, чтобы найти его.

Дверцы закрылись, скрыв от меня экскурсоводшу, и я остался один.

Прежде чем я успел хорошенько призадуматься насчет этой женщины из лифта, из-за угла донеслось «динг!». Подъехал второй лифт, и я услышал звук, который невозможно ни с чем перепутать, — клацанье зубов зомби.

По туннелю, вырубленному в сплошном камне, я бросился догонять туристическую группу. Казалось, я бегу целую вечность. Стены были влажные, и воздух буквально гудел от электричества и рева воды. Я оказался на U-образной верхней галерее, окна которой выходили на огромную площадку. В пятидесяти футах внизу вращались гигантские турбины. Это была большая комната, но я не видел иного выхода, кроме как спрыгнуть в турбину и быть перемолотым на кусочки… во благо электрификации. М-да, особого желания не возникало.

Другой гид в микрофон рассказывал туристам о водных ресурсах Невады. Я взмолился, чтобы с Талией, Зоей и Гроувером все было в порядке. Их ведь уже могли схватить, а может, они сидят в баре, не подозревая, что мы окружены. И какой же я дурак: попался в ловушку в норе на сотни футов ниже уровня земли!

Я проталкивался сквозь толпу туристов, стараясь не особенно бросаться в глаза. В другом конце галереи был коридор — может, мне удастся спрятаться там. Рука моя сжимала Анаклузмос, готовая к тому, чтобы в любой момент нанести удар.

Когда я добрался до противоположного конца галереи, нервы у меня были на пределе. Попятившись в маленький коридор, я посмотрел на туннель, из которого вышел.

Тут прямо у меня за спиной раздалось резкое шипение, похожее на голос зомби.

Повинуясь мгновенному импульсу, я сорвал колпачок с Анаклузмоса и, развернувшись, взмахнул мечом.

Девушка, которую я только что пытался разрубить напополам, взвизгнула, выронив бумажный носовой платок.

- О господи! — воскликнула она. — Вы всегда убиваете людей, которые сморкаются?

Первое, что мелькнуло у меня в голове, — меч не ранил ее! Он нечувствительно прошел сквозь ее тело.

- Так вы смертная?!

Она смерила меня недоверчивым взглядом.

- Что это значит? Разумеется, смертная! Как вам удалось пронести меч через охрану?

- Я не проносил… И вообще, где вы тут видите меч?

Девушка вытаращила на меня зеленые, точь-в-точь как у меня самого, глаза У нее были каштановые, с рыжеватым отливом кудряшки и красный нос — словно она простудилась. Композицию удачно завершали большая темно-бордовая фуфайка с эмблемой Гарварда и джинсы, все в пятнах от маркера и дырочках, как будто в свободное время она только и делала, что ковыряла их вилкой.

- Что ж, если это не меч, то самая большая зубочистка в мире. — Она вздернула плечо. — А почему же я не ранена? То есть я не жалуюсь. Кто вы такой? И — вау! — что это на вас? Это львиный мех?

Девушка задавала столько вопросов сразу и с такой быстротой, будто швырялась камнями. Я не успевал отвечать. Посмотрев на свои рукава, я увидел, что шкура Немейского льва каким-то образом снова превратилась в мех, но все равно выглядела на мне как коричневое зимнее пальто.

Я понимал, что зомби продолжают охоту за мной. Нельзя было терять время. Но я стоял и пялился на рыжекудрую девушку. Потом вспомнил, что Талия сделала в Уэстовер-холле, чтобы провести учителей. Может, и мне удастся повелевать туманом?

Я изо всех сил сосредоточился и щелкнул пальцами.

- Ты не видишь никакого меча, — сказал я девушке. — Это всего лишь шариковая ручка.

- Да нет же… — Она заморгала. — Это меч, чудак.

- А ты кто? — спросил я.

Девушка возмущенно фыркнула.

- Рейчел Элизабет Дэр. Так ты собираешься отвечать на мои вопросы или мне вызвать охрану?

- Нет! — сказал я. — То есть… я вроде как тороплюсь. Я в беде.

- Так в беде или торопишься?

- Ну… и то и другое.

Она посмотрела через мое плечо, и глаза ее широко распахнулись.

- В уборную!

- Что?

- В уборную! За моей спиной! Скорее!

Не пойму почему, но я послушался ее. Проскользнув в мужской туалет, я оставил Рейчел Элизабет Дэр снаружи. Потом это показалось мне трусостью. В то же время я совершенно уверен, что это спасло мне жизнь. Я слышал хруст и шипение приближавшихся зомби.

Я крепче вцепился в рукоять меча. О чем я в ту минуту думал? Я оставил смертную девушку на погибель. Я уже готовился рвануться вперед и врубиться в толпу воинов-зомби, когда Рейчел Элизабет Дэр кинулась к ним и принялась трещать как заведенная.

- О боже мой! Вы видели этого парня? Вы ведь здесь уже давно? Он хотел убить меня! У него такой меч, господи спаси! А вы тоже хороши, охранники, пустили размахивающего мечом параноика на территорию национальной достопримечательности! Черт знает что такое! Он побежал вон туда к этим… как их называют… турбинам. Думаю, он пытался пробраться на другую сторону. Наверное, упал.

Зомби возбужденно затрещали. Я услышал, как они уходят.

Рейчел открыла дверь.

- Все чисто. Но лучше тебе поторопиться.

Вид у нее был потрясенный. Лицо посерело, и пот стекал по нему крупными каплями.

Я выглянул за угол. Трое скелетов бежали к другому концу галереи. Путь к лифту на несколько секунд был свободен.

- Я перед тобой в долгу, Рейчел Элизабет Дэр.

- Кто это такие? — спросила она. — Они были похожи на…

- Скелеты?

Она нервно кивнула.

- Будь так добра, — сказал я. — Забудь это. Забудь, что когда-либо видела меня.

- Забыть, что ты хотел убить меня?

- Да, и это тоже.

- Но кто же ты?

- Перси… — начал я. Затем увидел, что скелеты оборачиваются. — Мне пора!

- Что это за имя такое: Перси-Мне-Пора?

Я ринулся к выходу.



* * *

Кафе- бар был битком набит ребятами, которые наслаждались лучшей частью экскурсии -ланчем на плотине. Талия, Зоя и Гроувер только что расположились за столиком со своей едой.

- Надо уходить, — задыхаясь, проговорил я. — Прямо сейчас!

- Но мы только что взяли буррито! — запротестовала Талия.

Зоя привстала, пробормотав древнегреческое проклятие.

- Он прав! Смотрите.

Окна кафе давали круговой обзор, так что мы могли во всей красе обозреть панораму — армию зомби, явившихся убить нас.

Я насчитал двоих на восточной стороне подъездной дороги, они блокировали путь на Аризону. Еще трое на западной стороне охраняли выезд в Неваду. Все были вооружены пистолетами и полицейскими дубинками.

Но наша непосредственная проблема находилась куда ближе. Трое воинов-зомби, которые преследовали меня в турбинном зале, появились на лестнице. Увидев меня в другом конце кафе, они защелкали зубами.

- Лифт! — скомандовал Гроувер.

Мы метнулись в том направлении, но дверцы открылись с приятным «динг!», и из лифта вышли еще трое воинов. Значит, вся армия собралась здесь, не считая того, которого Бьянка испепелила в Нью-Мехико. Мы были полностью окружены.

Тут у Гроувера возникла блестящая, типично гроуверовская идея.

- Война бурритос! — завопил сатир и запустил одной из своих лепешек в ближайшего зомби.

Могу сказать, что, если в вас никогда не швыряли горячим, с пылу с жару буррито, вам просто повезло. Среди прочих смертоносных снарядов он занимает место где-то между гранатой и пушечным ядром. Ланч Гроувера угодил в цель и снес череп с плеч скелета. Не уверен, что именно увидели другие ребята, находящиеся в кафе, но они словно обезумели и, вопя и взвизгивая, стали швырять друг в друга своими ланчами, пакетами с чипсами и банками с колой.

Скелеты попытались прицелиться, но безуспешно. Тела, еда и напитки слились в общую кучу.

Пользуясь неразберихой, мы с Талией набросились на двух зомби, оставшихся на лестнице, и спихнули их на разделочный стол. Затем всем скопом ринулись вниз по ступенькам, уворачиваясь от летающих бутылочек с соусом гуакамоле.

- Что теперь? — спросил Гроувер, когда мы вырвались наружу.

Я не знал, что ответить. Воины-зомби перекрывали нам дорогу во всех направлениях. Мы перебежали по улице к павильону с крылатыми бронзовыми статуями, но таким образом только оказались спиной к горам. Скелеты надвигались, охватывая нас полукругом. Их собратья из кафе бежали им навстречу. Один все еще пытался приладить череп обратно. Другой был с ног до головы в кетчупе и горчице. Еще у двух буррито засели в ребрах. Их это явно не радовало. Достав дубинки, они надвигались.

- Четверо против одиннадцати, — пробормотала Зоя. — И убить-то их нельзя!

- Приятно было, ребята, разделить с вами эти захватывающие приключения, — дрожащим голосом произнес Гроувер.

Уголком глаза я заметил что-то блестящее. Посмотрел на ноги статуй.

- Ух ты! — сказал я. — Большие пальцы у них и правда как наманикюренные.

- Перси! — нервно сказала Талия. — Сейчас не время для шуточек.

Но я не мог оторвать глаз от двух огромных бронзовых парней с пластинчатыми крыльями, острыми, как ножи для разрезания бумаги. Время и непогода покрыли тела ангелов бурой патиной — все, кроме больших пальцев ног, которые блестели, как новенькие центы, от бесчисленных прикосновений на удачу.

Удача. Благословение Зевса.

Я вспомнил экскурсовода из лифта. Ее серые глаза и улыбку. Что она там такое сказала? «Выход всегда есть. Для того, кто достаточно умен, чтобы найти его».

- Талия, проси о помощи отца, — сказал я.

Она посмотрела на меня горящими глазами.

- Он никогда не отвечает.

- Всего один раз! — взмолился я. — Попроси о помощи! Мне кажется… мне кажется, эти статуи могут принести нам удачу.

Шестерка зомби подняла пистолеты. Остальные пятеро надвигались на нас с дубинками. Пятьдесят футов. Сорок футов.

- Ну же! — пронзительно крикнул я.

- Нет! — отрезала Талия. — Он не ответит.

- Но не в этот раз!

- Кто тебе сказал?

- Думаю, Афина, — неуверенно отозвался я.

Талия нахмурилась, словно решив, что я окончательно помешался.

- Попробуй, — присоединился ко мне Гроувер.

Талия закрыла глаза. Губы ее беззвучно зашептали молитву. Я присовокупил собственную, обращенную к матери Аннабет, надеясь, что не ошибся и видел в лифте именно ее и что она пытается помочь нам спасти дочь.

Но ничего не случилось.

Скелеты сомкнули кольцо. Защищаясь, я взмахнул мечом. Талия подняла щит. Зоя, заслонив Гроувера, прицелилась в голову одного из скелетов.

На меня упала тень. Я подумал было, что это тень смерти. Потом понял: тень огромного крыла. Блеснула бронза, и все пятеро зомби, вооруженные дубинками, были разом сметены с нашего пути.

Остальные зомби открыли огонь. Я попробовал защититься львиным плащом, но в этом не было нужды. Бронзовые ангелы встали перед нами, сложив свои крылья, как щиты. Пули отскакивали от них, как капли дождя от листового железа. Оба ангела взмахнули крыльями, и скелеты перелетели через дорогу.

- Как хорошо размять ноги, дружище! — сказал один таким скрипучим голосом, словно ему не давали пить с тех пор, как построили.

- Эй, ты только взгляни на мои пальцы, — отозвался другой. — Всеблагой Зевс, о чем только думают эти туристы?!

Разговор ангелов весьма впечатлял, но надо было сосредоточиться на скелетах. Некоторые из них уже вновь поднимались, восстанавливая свою целостность, их костлявые руки хватались за оружие.

- Берегись! — предостерег я.

- Вытащите нас отсюда! — взмолилась Талия.

Оба ангела посмотрели на нее сверху вниз.

- Ребенок Зевса?

- Да!

- А волшебное слово «пожалуйста», мисс ребенок Зевса? — вопросил один из ангелов.

- Пожалуйста!

Ангелы переглянулись и пожали плечами.

- Хорошо, что хоть ребенок воспитанный, — заключил один.

После этого помню только, что один из ангелов схватил Талию и меня, другой — Зою и Гроувера, и мы полетели прямо через плотину и реку, воины-зомби скоро превратились в крохотные пятнышки, и только звуки выстрелов все еще эхом разносились по окрестным горам.