Глава 02. Замдиректора пуляет в нас ракетами

Перси Джексон и Проклятие титана - 3 книга из серии Боги-олимпийцы


 

Не знаю, каким именно чудовищем был мистер Торн, но действовал он стремительно.
Возможно, я и смог бы защититься, если бы мне удалось привести в действие мой щит. И надо-то было всего лишь коснуться своих часов. Но защитить ребятишек ди Анджело — намного более сложное дело. Я нуждался в помощи и понял, что получить ее могу одним-единственным способом.
Я закрыл глаза.
— Что ты делаешь, Джексон? — прошипел мистер Торн. — Давай шевелись!
Открыв глаза, я потащился вперед, с трудом переставляя ноги.
— Мое плечо, — соврал я, стараясь выглядеть понесчастнее, что в данной ситуации вовсе не составляло труда. — Очень жжет.
— Ба! Мой яд, оказывается, болезненный. Ничего, ты не умрешь. Давай, пошел!
Торн гуртом выгнал нас наружу, и я попытался сосредоточиться. Представил лицо Гроувера. Сфокусировал внимание на своем ощущении опасности и страхе. Прошлым летом Гроувер обнаружил эмпатическую связь между нашими душами. Он научился посылать мне видения в снах, чтобы дать мне знать, когда он в беде. Насколько я понимал, эта связь существовала и по сей день, но раньше я сам никогда не пытался установить контакт с Гроувером. Я даже не знал, сработает ли это, пока Гроувер бодрствует.
«Эй! Ты слышишь меня? — мысленно позвал я. — Торн нас похитил! Он маньяк, мечущий отравленные шипы! На помощь!»
Торн уводил нас в лес. Мы ступили на заснеженную тропинку, тускло освещенную старомодными фонарями на столбах. Плечо мое ныло и болело. Ветер, задувавший в прорехи одежды, был таким холодным, что я почувствовал себя не Перси, а просто каким-то персиковым мороженым.
— Там, впереди, поляна, — сказал Торн. — Оттуда вы и отправитесь в путь.
— В какой путь? — со слезами в голосе спросила Бьянка. — Куда вы нас ведете?
— Молчать, несносная девчонка!
— Не смейте так разговаривать с моей сестрой! — вмешался Нико.
Голос у него дрожал, но на меня произвело впечатление то, что у него вообще хватило мужества что-то сказать.
Доктор Торн зарычал, определенно не по-человечески. У меня по всему телу аж мурашки побежали, но я заставил себя идти дальше и прикидываться примерным маленьким пленником. В то же время я как безумный проецировал в эфир свои мысли… все, что угодно, лишь бы привлечь внимание Гроувера: «Гроувер! Ну же, давай! Яблоки! Жестяные банки! Тащи сюда свою волосатую козлиную задницу и прихвати нескольких друзей с тяжелыми пушками!»
— Стойте! — скомандовал Торн.
Лес расступился. Мы подошли к скале, за которой простиралось море. По крайней мере, я чувствовал, что море там, внизу, в нескольких сотнях футов под нами. Я слышал шелест волн и чувствовал острый соленый запах, при этом не видя ничего, кроме тьмы и тумана.
Доктор Торн подтолкнул нас к самому краю. Я пошатнулся, и Бьянка поддержала меня.
— Спасибо, — пробормотал я.
— Кто он? — шепнула она. — Как мы сможем его одолеть?
— Я… я как раз пытаюсь придумать.
— Мне страшно, — пробормотал Нико.
Он что-то вертел в руках, оловянного солдатика или что-то такое.
— Прекратить разговоры! — велел доктор Торн. — Лицом ко мне!
Мы повернулись.
Двухцветные глаза Торна горели голодным огнем. Он вытащил что-то из-под пальто. Сначала я подумал, что складной нож, однако это оказался всего лишь телефон. Он надавил на кнопку и произнес: «Посылка… готова к отправке».
Ответ был искаженным, и я понял, что телефон Торна работает в режиме переносной рации. Это выглядело как-то слишком по-современному и вызвало гадливость — монстр, использующий мобильную связь.
Я оглянулся, прикидывая, далеко ли обрыв.
Доктор Торн рассмеялся.
— Верно мыслишь, сын Посейдона. Прыгай! Там море. Спасай свою жизнь.
— Как он тебя назвал? — пробормотала Бьянка.
— Потом объясню.
— У тебя есть план, правда?
«Гроувер! — в отчаянии подумал я. — Где ты?»
Может, стоит прыгнуть в океан вместе с обоими ди Анджело? Если бы мы уцелели после падения, я мог бы использовать воду, чтобы защитить нас всех. Я уже проделывал подобное прежде. Если отец в хорошем расположении духа и услышит меня, он нам поможет. Может быть.
— Я убью вас раньше, чем вы доберетесь до воды, — сказал доктор Торн, словно читая мои мысли. — Вы хоть понимаете, кто я такой? Понимаете или нет?
Стремительная тень мелькнула за его спиной, и еще один снаряд пролетел так близко, что задел мое ухо. Там, за спиной доктора, что-то пружинисто распрямилось, вроде катапульты, но более подвижное… почти как хвост…
— К сожалению, — произнес Торн, — вы нужны живыми. По возможности. Иначе вы давно уже были бы покойниками.
— Кому нужны? — требовательно спросила Бьянка. — Потому что если вы рассчитываете на выкуп, то ошибаетесь. Мы сироты. Нико и я… — У нее слегка перехватило дыхание. — Кроме друг друга, у нас никого нет.
— Ррр! — Доктор Торн помотал головой. — Не волнуйтесь, маленькие разбойники. Очень скоро вы встретитесь с моим работодателем. Тогда у вас будет новая семейка.
— Лука, — догадался я. — Вы работаете на Луку.
Доктор Торн презрительно скривил рот, когда я назвал имя своего старого врага… и бывшего друга, который несколько раз пытался убить меня.
— Ты не имеешь никакого представления о том, что происходит, Персей Джексон. Я предоставлю Генералу возможность самому просветить вас. Сегодня вечером вы сослужите ему великую службу. Ему не терпится встретиться с вами.
— Генералу? — переспросил я. И только тут понял, что произнес это с французским акцентом. — Ну и… кто такой этот Генерал?
Торн посмотрел вдаль.
— Ага, вот за вами уже и едут.
Оглянувшись, я увидел вдалеке свет — прожекторы над морем. Затем услышал стрекот вертолетного винта, становившийся все ближе и громче.
— Куда вы собираетесь нас отвезти? — спросил Нико.
— Для тебя это великая честь, мой мальчик. У тебя будет возможность вступить в великую армию! Совсем не такую, как в этой глупой игре, в которую ты играешь со своими карточками и куклами.
— Это не куклы, это солдатики! А вы можете взять вашу великую армию и…
— Сейчас, сейчас, — предупредил доктор Торн. — Ты сразу изменишь свое мнение, мой мальчик. А если нет, тогда… полукровок можно использовать по-разному. Среди нас много чудовищ, которые давно облизываются на таких, как ты. Великое Сотрясение уже не остановить.
— Великое что? — переспросил я.
Надо во что бы то ни стало заставить его говорить, пока я придумываю план.
— Чудовища сотрясут Землю, — зловеще улыбаясь, сказал доктор Торн. — А самые ужасные из них, самые могущественные — только пробуждаются. Монстры, каких не видели уже много тысяч лет. Они принесут смерть и разрушения, которые людям еще не доводилось знать. А скоро восстанет главное чудовище, которое разрушит самые основы Олимпа!
— О боже мой! — прошептала Бьянка. — Он совсем свихнулся!
— Мы должны заставить его спрыгнуть со скалы, — тихо произнес я. — В море.
— Идея — супер. По-моему, ты тоже свихнулся.
Я не успел ей возразить, потому что в этот момент в меня с силой врезалось нечто невидимое.

* * *

Теперь, вспоминая, могу сказать, что удар у Аннабет получился блестящий. Надев свою кепку-невидимку, она сбила с ног меня и ди Анджело, повалив всех троих на землю. На долю секунды доктор Торн был застигнут врасплох, поэтому первый залп его ракет со свистом пронесся над нами, не причинив никакого ущерба. Это дало возможность Талии и Гроуверу подкрасться сзади — Талия прикрывалась своим волшебным щитом Эгидой.
Если вы не видели, как Талия устремляется в битву, то вы никогда не испытывали настоящего страха. Она пользуется тяжелым копьем — оно, мгновенно распрямляясь, возникает из телескопического жестяного контейнера, который она носит в кармане. Но это не самое впечатляющее. Главное — щит. Моделью для щита Талии послужил щит ее отца Зевса, он тоже носит название Эгида. Это дар Афины. Посередине щита — голова горгоны Медузы, отлитая из бронзы, и, даже если точно знать, что она не обратит вас в камень, вид горгоны настолько ужасен, что большинство впадает в панику при одном взгляде на нее.
Даже доктор Торн, увидев щит, вздрогнул и зарычал.
Талия двинулась вперед, подняв копье:
— За Зевса!
Я решил, что с доктором Торном покончено. Талия ударила, метя ему в голову, но он с грозным ревом отбил копье. Его рука обратилась в оранжевую лапу с огромными когтями, искры так и посыпались, когда они вонзились в щит Талии. Если бы не Эгида, они покрошили бы Талию на ломтики, как буханку хлеба. Однако ей удалось сделать кувырок через спину и приземлиться на ноги.
Стрекот вертолета за моей спиной становился все громче, но я не осмеливался оглянуться.
Доктор Торн выстрелил в Талию, и в этот момент я смог рассмотреть, как он это делает. У него был хвост, похожий на хвост скорпиона, кожистый, ощетинившийся колючками. Эгида отразила их, но сила удара сбила Талию с ног.
Тогда вперед выступил Гроувер. Он поднес к губам свои дудочки и начал играть — мелодия зазвучала как сумасшедшая джига на борту пиратского корабля. Сквозь снег пробилась трава. Через несколько секунд побеги толщиной с веревку обвились вокруг ног доктора Торна и рванулись вверх, опутывая его целиком.
Доктор Торн взревел, и обличье его стало меняться. Он становился все больше, пока не обрел свою подлинную форму: по-прежнему человеческое лицо и туловище крупного льва. Его кожистый колючий хвост метал смертоносные шипы во все стороны.
— Мантикора! — воскликнула ставшая видимой Аннабет.
Магическая кепка слетела с нее, когда она врезалась в нас.
— Вы кто? — спросила Бьянка ди Анджело. — И что это такое?
— Мантикора? — тяжело дыша, переспросил Нико. — У нее три тысячи атакующих бросков плюс… плюс пять на ход сохранения…
Не знаю, о чем он говорил, да мне и было не до этого. Мантикора когтистыми лапами разорвала волшебные растения Гроувера в клочья и, рыча оскалившись, обернулась к нам.
— Ложитесь! — Аннабет толкнула брата и сестру ди Анджело в снег.
В последний миг я вспомнил о своем щите. Я нажал кнопку на часах, и их металлическая основа, раскручиваясь по спирали, превратилась в прочный бронзовый щит. И очень вовремя. Шипы ударились о бронзу с такой силой, что оцарапали металл. Прекрасный щит, подарок моего брата, оказался самым плачевным образом искорежен. Я даже не был уверен, что он выдержит второй залп.
С глухим звуком Гроувер шлепнулся рядом со мной в снег.
— Сдавайтесь! — прорычало чудовище.
— Ни за что! — выкрикнула Талия.
Она бросилась на монстра, и на какое-то мгновение мне показалось, что она рассечет его напополам. Но вслед за тем раздался оглушительный шум, и над нами вспыхнул яркий свет. Из тумана, паря над скалами, вынырнул вертолет. Это была обтекаемая черная машина, явно боевая модель, с пулеметами и приспособлениями по бокам, походившими на ракеты с лазерным наведением. Прожекторы ослепили Талию, и чудовище смахнуло ее хвостом. Ее щит полетел в снег, копье — куда-то назад.
— Нет! — Я бросился ей на помощь.
Я успел парировать шип, прежде чем тот вонзился ей в грудь. Потом прикрыл нас обоих своим щитом, понимая, что этого недостаточно.
— Ну что, теперь видите, что дело безнадежное? — расхохотался доктор Торн. — Просите пощады, ничтожные герои!
Мы оказались зажаты между монстром и вертолетом с полным боевым вооружением. Шансов у нас не было.
И тут я услышал резкий, пронзительный звук — зов охотничьего рога в лесу.

* * *

Мантикора застыла как вкопанная. Какое-то мгновение никто из нас не двигался. Слышалось только завывание ветра и стрекот лопастей вертолета.
— Нет, — пробормотал доктор Торн. — Этого не может быть…
Он не закончил — мимо меня промелькнуло нечто, напоминавшее полоску лунного света. В плечо доктора Торна вонзилась блестящая серебряная стрела.
Шатаясь, он повалился на спину, злобно завывая.
— Будьте вы прокляты! — выкрикнул Торн.
Он метнул свои шипы, по меньшей мере дюжину, в лес, туда, откуда вылетели стрелы, но почти так же стремительно в него полетел рой серебряных стрел. Выглядело это так, словно стрелы перехватывают шины налету, рассекая их надвое, но, должно быть, глаза меня обманывали. Никто, даже дети Аполлона из Лагеря полукровок, не стрелял с такой меткостью.
Монстр вырвал стрелу из плеча, рыча от боли. Он тяжело дышал. Я попытался нанести ему удар мечом, но он больше притворялся раненым. Увернувшись от моего выпада, чудовище с размаху ударило сбоку по моему щиту.
Тут из леса показались лучники. Девушки, числом около дюжины. Младшей было около десяти. Старшей — примерно четырнадцать, как и мне. В серебристых парках, какие носят лыжники, и джинсах, и все они были вооружены луками. Они приближались к мантикоре с весьма конкретными намерениями.
— Охотницы! — воскликнула Аннабет.
— О, замечательно! — пробормотала лежавшая рядом со мной в снегу Талия.
У меня не было возможности спросить, что она имеет в виду.
Одна из старших лучниц выступила вперед, опустив лук. Она была высокая, изящная, кожа ее отливала медью. В отличие от других девушек ее темные волосы наверху скреплял серебряный венчик, так что она походила на персидскую принцессу.
— Дозволите его убить, госпожа?
Не могу сказать, к кому она обращалась, поскольку смотрела на мантикору.
— Это нечестно! — взвыло чудовище. — Прямое вмешательство! Это против древних законов!
— Нет, — возразила другая девочка. Она была лишь немного младше меня, лет двенадцати-тринадцати, с рыжеватыми волосами и странными глазами — серебристо-желтыми, как луна. Она была такой прекрасной, что у меня перехватило дыхание, но с суровым и даже надменным выражением лица, от нее веяло опасностью. — Охота на диких зверей — моя сфера. А ты, мерзкая тварь, и есть дикое животное. — Она посмотрела на старшую девушку с венчиком. — Зоя, разрешение дано.
— Если я не могу воспользоваться защитой закона, пока жив, то воспользуюсь ею мертвым! — прорычала мантикора.
Монстр бросился на нас с Талией, зная, что мы ослаблены и почти безоружны.
— Нет! — завопила Аннабет, в свою очередь кидаясь на него.
— Назад, полукровка! — приказала девушка с венчиком. — Отойди с линии огня!
Но Аннабет запрыгнула на спину монстра и вонзила нож в его гриву. Мантикора завыла и закрутилась на месте, яростно размахивая хвостом; Аннабет держалась на ней, изо всех сил цепляясь за гриву.
— Огонь! — скомандовала Зоя.
— Не надо! — заорал я.
Но охотницы спустили тетивы луков. Первая стрела попала мантикоре в шею. Остальные вонзились в грудь. Монстр пошатнулся и отступил.
— Это еще не конец, охотницы! — стеная, выкрикнул он. — Вы за это заплатите!
И, прежде чем кто-либо успел среагировать, чудовище с Аннабет на спине прыгнуло со скалы и сгинуло во тьме.
— Аннабет! — пронзительно вскрикнул я.
Я кинулся вслед за ней, но наши враги на этом не остановились. С вертолета послышались отрывистые пулеметные очереди.
Охотницы бросились врассыпную, как только крохотные дырочки стали появляться в снегу совсем близко от них, но девушка с рыжеватыми волосами не тронулась с места, невозмутимо глядя на вертолет.
— Смертным, — громко провозгласила она, — не дозволено следить за моей охотой!
Она выбросила вперед руку, и вертолет взорвался, обратившись в пыль, — нет, даже не в пыль. Черная сталь обернулась стаей птиц — воронов, разлетевшихся в разные стороны и скрывшихся в ночи.
Охотницы приблизились к нам. Талия отряхивалась от снега.
Та, что звалась Зоей, остановилась в двух шагах, увидев ее.
— Это ты, — сказала она с неприязнью.
— Зоя Ночная Тень. — Голос Талии дрожал от гнева. — Да, время выбрано отлично, как всегда.
Зоя быстро оглядела остальных.
— Четыре полукровки и сатир, госпожа.
— Да, — сказала та девушка помладше, — насколько я вижу, обитатели лагеря Хирона.
— Аннабет! — крикнул я. — Вы должны помочь нам спасти ее!
Девушка с рыжеватыми волосами повернулась ко мне.
— Прости, Перси Джексон, но твоему другу уже нельзя помочь.
Я попытался встать на ноги, но две девушки удержали меня.
— Ты не в состоянии прыгать со скалы, — сказала девушка с рыжеватыми волосами.
— Пустите меня! — потребовал я. — Что вы о себе возомнили?
Зоя шагнула вперед так, словно собиралась влепить мне пощечину.
— Нет, — приказала та, что явно была тут главной. — Я не чувствую дерзости в его словах. Он просто не в себе. Он не понимает.
Младшая девушка взглянула на меня, ее глаза были холоднее и ярче зимней луны.
— Я Артемида, — произнесла она. — Богиня охоты.