Глава 51. Аннабет — Метка(Знак) Афины 3 книга


 

Аннабет и раньше видела странные вещи, но она никогда не видела дождь из автомобилей.
Крыша пещеры рухнула, солнечный свет ослепил ее. Она имела краткое представление об Арго II, парящем над ней. Должно быть, они использовали баллисты, чтобы проделать брешь в крыше. Куски асфальта размером с гаражные ворота падали вниз, наряду с шестью или семью итальянскими автомобилями. Они могли бы уже разгромить Афину Парфенос, но светящаяся аура статуи действовала как силовое поле, и автомобиль отскочил.
К сожалению, он летел прямо на Аннабет.
Она попыталась встать, но боль скрутила ее сломанную ногу. Волна агонии не дала ей встать, но она перевернулась на спину и увидела как ярко-красный Фиат врезается в шелковую ловушку Арахны, пробивая ее сквозь пол пещеры и исчезая с Китайскими Напаучниками.
Падая, Арахна визжала, как пассажир грузового поезда на встречных рельсах, но ее плач быстро затих. Все больше мусора вокруг Аннабет просачивались сквозь щели в полу и падали в пропасть.
Афина Парфенос осталась невредимой, хотя в плитках мрамора под ней было много трещин. Аннабет в свою очередь была покрыта с ног до головы паутиной. Он сняла нити паука, оставшиеся на ее руке и на ее ноге. Удивительно, но ни один из обломков не ударил ее. Она хотела верить, что статуя защищает её, хотя она подозревала, что это может быть не больше, чем просто удача.
Армия пауков исчезла. Либо они бежали обратно в темноту, либо упали вслед за мамочкой.
Как только дневной света проник в пещеру, гобелены Арахны на стенах рассыпались в пыль, Аннабет было жаль столь красивые гобелены, особенно те, что изображали ее и Перси.
Но все это перестало иметь значение, когда сверху она услышала его голос:
— Аннабет!
— Здесь! – всхлипнула она.
Арго II опускался, она увидела Перси, наклонившегося через перила. Его улыбка была лучше, чем любой гобелен, который она когда-либо видела. Комната продолжала трястись, но Аннабет удалось устоять. Пол у ее ног, казался стабильным на тот момент. Ее рюкзак пропал без вести вместе с ноутбуком Дедала. Ее бронзовый нож, который ей подарили, когда ей было семь лет также, вероятно, упал в яму. Но Аннабет это не волновало. Она была жива.
Она приблизилась к зияющей дыре, проделанной Фиатом. Неровные стены погрузились в темноту, насколько Аннабет смогла их видеть. Несколько небольших выступов торчали тут и там, на них висели остатки паутины, как рождественская мишура.
Аннабет спрашивала себя, правду ли говорила Арахна о пропасти. А если паучиха действительно канула в пучины Тартара? Она пыталась чувствовать себя удовлетворенной от этой мысли, но она делала ее грустной.
Арахна сделала несколько красивых вещей. Она уже пострадала из- за своей гордыни. Теперь ее последний гобелен превратился в пыль. После всего, что она сделала, билет в один конец до Тартара был слишком жестоким концом. Аннабет смутно осознавала, что Арго II парил около сорока футов над ней. Он опустил веревочную лестницу, но Аннабет стояла оцепеневшая, и смотрела в темноту. И вдруг Перси был уже рядом с ней и взял ее за руку.
Он аккуратно повернул ее, отворачивая от ямы, и обхватил руками. Она уткнулась лицом в его грудь и зарыдала.
— Все хорошо, — сказал он. — Мы вместе.
Он не сказал «ты в порядке», или «мы живы». После всего, что они пережили за последний год, он знал, что самое важное — то, что они были вместе. Она любила его за это. Их друзья собрались вокруг них. Нико ди Анджело тоже был там, но мысли Аннабет были такие нечеткие, что это не особо удивило ее. Она знала лишь то, что это правильно — быть здесь, вместе ними.
— Твоя нога, — Пайпер опустилась на колени рядом с ней и осмотрела самодельную шину.
— О, Аннабет, что случилось?
Она начала объяснять. Говорить было трудно, но с каждой минутой нужные слова подбирались все лучше. Перси не отпускал ее руку, что также заставило ее чувствовать себя уверенней. Когда она закончила, на лицах ее друзей застыло восхищение.
— Боги Олимпа, — сказал Джейсон. — Ты сделала все это в одиночку. Со сломанной лодыжкой.
— Ну… что-то из этого со сломанной лодыжкой.
Перси усмехнулся.
— Ты заставила Арахну сплести ее собственную ловушку? Я знал, что ты хороша, но Пресвятая Гера… Аннабет, ты сделала это. Поколения детей Афины пытались и терпели неудачу. Ты нашла Афину Парфенос!
Все уставились на статую.
— Что мы будем делать с ней? — спросил Фрэнк. — Она гигантская.
— Мы должны будем взять ее с собой в Грецию, — сказала Аннабет. — Статуя могущественна. Она каким-то образом поможет нам остановить гигантов.
— Проклятье гигантов есть белое злато, — процитировала Хейзел. — Победа придет сквозь боль, сеть и граты.
Она посмотрела на Аннабет с восхищением.
— Это была тюрьма Арахны. Ты обманула ее, заставив соткать это.
«Сквозь неимоверное количество боли», — подумала Аннабет.
Лео поднял руки. Из пальцев он сделал рамку вокруг Афины Парфенос, словно измеряя ее.
— Ну, придется слегка привести ее в порядок, но я думаю, мы сможем протащить ее через черный ход на конюшне. Если она все же будет высовываться оттуда, нужно будет обернуть ее ноги флагом или еще чем-нибудь.
Аннабет вздрогнула. Она представила себе Афину Парфенос, выступающую из их триремы с надписью на ее постаменте: БОЛЬШИЕ НАГРУЗКИ.
Затем она подумала об оставшихся строчках пророчества: «Близнецы погасят ангела дыхание, держащего ключ к смерти нескончаемой».
— А что у вас, ребята? — спросила она. — Что случилось с гигантами?
Перси рассказал ей о спасении Нико, появлении Бахуса и сражение с близнецами в Колизее. Нико говорил мало. Бедный парень выглядел так, словно шесть недель блуждал по пустоши. Перси объяснил то, что Нико выяснил о Вратах Смерти, и как они должны быть закрыты с обоих сторон.
Даже несмотря на лучи света, струившиеся из дыры в потолке, новости Перси были такими ужасающими, что пещера, казалось, снова погрузилась во мрак.
— Значит, смертная сторона — это Эпир, — сказала она. — По крайней мере, у нас есть место, которого мы можем достигнуть.
Нико поморщился.
— Но другая сторона — вот это проблема. Тартар.
Казалось, слово эхом прокатилось по всей пещере. Холодный поток воздуха вырвался из ямы позади. Тогда Аннабет все же стала абсолютно уверена. Пещера вела прямо в Подземный мир. Должно быть, Перси тоже это почувствовал. Он отвел ее немного подальше от края ямы. С ее рук и ног свисал паучий шелк, словно обрывки свадебной фаты. Она хотела бы взять кинжал и обрезать его.
Она почти попросила Перси срезать их Анаклузмосом, но перед тем, как она успела, он сказал:
— Бахус упоминал что-то о том, что мое путешествие будет сложнее, чем я ожидал. Не уверен, почему…
Комната застонала. Афина Парфенос наклонилась в одну сторону. Ее голова упала на один из поддерживающих кабелей Арахны, но мраморный пол под пьедесталом разрушался.
На Аннабет накатила тошнота. Если статуя упадет в пропасть, вся ее работа пропадет. Их поиск потерпит крах.
— Закрепите её! — закричала Аннабет.
Друзья поняли ее мгновенно.
— Чжан! — крикнул Лео. — Доставь меня к рулю, быстро! Тренер там один наверху.
Фрэнк превратился в гигантского орла, и вдвоем они взлетели к кораблю.
Джейсон обхватил Пайпер рукой. Он повернулся к Перси.
— Ребята, мы вернемся к вам через секунду, — он призвал ветер и взмыл в воздух.
— Этот пол не выдержит! — предупредила Хейзел. — Остальные должны подняться на лестницу.
Столбы пыли и паутины прорвались из дыр в полу. Паучьи нити поддерживали кабели, которые тряслись, как огромные гитарные струны и начали обрываться. Хейзел ринулась к началу веревочной лестницы и жестом велела Нико следовать за ней, но Нико был не в состоянии быстро бегать.
Перси сильнее сжал руку Аннабет.
— Все будет хорошо, — бормотал он.
Подняв глаза, она увидела, как корабельные кошки выстреливают с Арго II и обвиваются вокруг статуи. Одна заарканила шею Афины, как в петлю. Лео выкрикивал приказы с руля, пытаясь защитить Джейсона и Фрэнка, судорожно летавших от веревки к веревке.
Нико только что достиг лестницы, когда острая боль внезапно сковала поврежденную ногу Аннабет. Она начала задыхаться и споткнулась.
— Что такое? — спросил Перси.
Она попыталась продвинуться вперед к лестнице. Почему вместо этого она двигалась назад? Ее нога выскочила из под нее и она упала лицом вниз.
— Ее лодыжка! — кричала Хейзел с лестницы. – Отрежь ее! Отрежь ее!
Мысли Аннабет были неясные от боли. Отрезать ее лодыжку?
Видимо, Перси не понял, что ещё Хейзел имела в виду. Потом что-то дернуло Аннабет назад и потащило ее к яме. Перси рванулся. Он схватил её руку, но толчок отнес его гораздо дальше.
— Помогите им! — завопила Хейзел.
Аннабет увидела, как Нико ковыляет в их сторону, Хейзел пытается выпутать ее кавалерийский меч из веревочной лестницы. Их другие друзья по-прежнему были сосредоточены на статуе, и вопль Хейзел утонул в общих криках и грохоте пещеры.
Аннабет всхлипнула, когда она ударилась о край ямы. Ее ноги съехали на сторону. Слишком поздно она поняла, что происходит: она запуталась в паутине. Она должна была отрезать её сразу же.
Она думала, что это просто произвольные нити, но весь пол был покрыт паутиной, она не заметила, что одна из нитей была обернута вокруг ее ног, а другой конец свисал прямо в яму.
Он был прикреплен к чему-то тяжелому внизу в темноте, чему-то, что тянуло ее вниз.
— Нет, — пробормотал Перси, свет в его глазах погас. — Мой меч…
Но он не мог достать Анаклузмос, не отпустив руку Аннабет, и сила девушки покинула ее. Она заскользила к краю ямы. Перси упал с ней.
Ее тело врезалось во что-то. Она, должно быть, ненадолго потеряла сознание от боли. Когда она снова смогла видеть, она поняла, что она частично упала в яму и болталась над пустотой.
Перси удалось ухватиться за выступ где-то на пятнадцать футов ниже верхней части ущелья. Он держался одной рукой, схватив запястье Аннабет другой, но ногу тянуло вниз слишком сильно.
— Ты не сбежишь, — сказал голос из темноты внизу. — Я отправляюсь в Тартар вместе с тобой.
Аннабет не была уверена, был ли это голос Арахны или просто ее воображение.
Яма дрожала. Перси был единственным, что удерживало ее от падения. Он едва держался на выступе размером с книжную полку. Нико наклонился над краем пропасти, протягивая руку, но он был слишком далеко, чтобы помочь. Хейзел кричала другим, но даже если бы они услышали ее во всем этом хаосе, они ни за что бы не успели.
Аннабет чувствовала, словно ее нога отрывалась от тела. Боль окрасила все в красный цвет. Сила Подземного мира тянула ее, словно темная гравитация. У девушки не было сил бороться. Она знала, что была слишком низко, чтобы ее можно было спасти.
— Перси, отпусти меня, — хрипло попросила она. — Ты не сможешь вытянуть меня.
Его лицо было белым от напряжения. В его глазах она увидела понимание того, что это было безнадежно.
— Никогда, — сказал он. Перси посмотрел на Нико, стоящего пятнадцатью футами выше.
— Другая сторона, Нико! Мы встретимся с вами там. Понял?
Глаза Нико расширились.
— Но…
— Приведи их туда! — прокричал Перси. — Обещай мне!
— Я… Я обещаю.
Ниже них в темноте рассмеялся голос.
— Жертвы. Прекрасные жертвы, чтобы разбудить богиню.
Перси сжал запястье Аннабет. Его лицо было изможденным, в крови и царапинах, а волосы спутаны паутиной, но когда он встретился с ней взглядом, она подумала, что он никогда не выглядел более красивым.
— Мы останемся вместе, — пообещал он. — Мы больше никогда не расстанемся. Никогда.
Только тогда она поняла, что произойдет. Дорога в один конец. Очень тяжелое падение.
— До тех пор, пока мы рядом, — сказала она.
Она слышала, как Нико и Хейзел все еще звали на помощь. Далеко, она увидела солнечный свет. Возможно, она видела его последний раз в своей жизни.
Тогда Перси отпустил выступ, и вместе, не разнимая рук, они с Аннабет устремились в бесконечную тьму.