Глава 48. Перси — Метка(Знак) Афины 3 книга


 

Перси побывал во многих битвах. Он даже сражался на нескольких аренах, но ничего подобного ранее с ним не случалось.
В огромном Колизее, с тысячами ликующих призраков, богом Бахусом, смотрящим на него сверху вниз, и двумя двенадцатифутовыми гигантами, нависшими над ними, Перси чувствовал, как мал и незначителен он был, словно букашка. К ко всему прочему он был очень зол.
Борьба с гигантами — это одно. А вот превращение схватки в игру богом виноделия — уже другое дело. Перси вспомнил, что Лука Кастеллан сказал ему пару лет назад, когда Перси вернулся из своего первого поиска: Неужели ты не понимаешь, насколько бессмысленно все это? Все герои — пешки в руках олимпийцев!
Перси был почти того же возраста, как тогда был Лука. Он мог понять, почему Лука стал таким злобным. В последние пять лет, Перси был пешкой слишком много раз. Олимпийцы, казалось, поочередно используют его для своих целей. Может быть, боги были лучше, чем Титаны и гиганты, или Гея, но это не делает их хорошими или мудрыми. Они не заставят Перси находить это глупое сражение на арене приятным. К сожалению, у него не было особого выбора. Если он хочет спасти своих друзей, он должен был сражаться с этими гигантами. Он должен был выжить и найти Аннабет.
Эфиальт и От приняли решение атаковать непринужденно. Вместе, великаны подняли фальшивую гору, такую же большую, как квартира Перси в Нью-Йорке и швырнули ее в полубогов. Перси и Джейсон обговаривали план. Потом они нырнули вместе в ближайшую траншею и гора разрушились над ними. На них попало немного штукатурки, что, конечно, было не смертельно. Толпа издевалась над ними и кричала: «Сражайтесь! В Бой!»
— Я снова беру Ота на себя? — Джейсон старался перекричать шум. — Или на этот раз он твой?
Перси пытался думать. Разделиться было бы логичным решением, бороться против гигантов один-на-один, но в последнем сражении хорошим это не кончилось. Он понял, что им нужна другая стратегия.
Всю эту поездку, Перси чувствовал себя ответственным за защиту своих друзей. Он был уверен, что Джейсон чувствовал то же самое. Они стали работать в малых группах, надеясь, что будет безопаснее. Они сражались индивидуально, каждый полубог делал то, что у него или у нее получалось лучше. Но Гера объединила их в команду из семи по какой-то причине. Несколько раз Перси и Джейсон работали вместе — вызывая бурю в Форт Самтер, помогая сбежать Арго II от Геркулесовых столбов, даже заполняя Нимфей Перси чувствовал себя более уверенно, мог лучше решать проблемы, как будто он был Циклопом всю свою жизнь, и вдруг проснулся с двумя глазами.
— Мы атакуем вместе, — сказал он. — Сначала Ота, он слабее. Быстро вырубим его и пойдем на Эфиальта. Бронза и золото вместе — возможно, это поможет немного замедлить их возрождение.
Джейсон сухо улыбнулся, будто только что узнал, что он умрет неприличным способом.
— Почему бы и нет? — согласился он. — Но Эфиальт не будет стоять там и ждать, пока мы будем убивать его брата. Если только…
— Хороший ветерок сегодня, — заметил Перси. — А под ареной проложено несколько водяных труб.
Джейсон сразу догадался, что делать. Он засмеялся, и Перси почувствовал искорку дружбы. Мысли этого парня во многом совпадали с его собственными.
— Насчет три? — спросил Джейсон.
— Зачем ждать?
Они вылезли из траншеи.
Как Перси и подозревал, близнецы подняли другую гипсовую гору и стали ждать, чтобы совершить четкий бросок. Гиганты держали гору над своими головами, готовясь бросить, и Перси прорвал водопровод под их ногами, сотрясая пол. Джейсон послал порыв ветра в грудь Эфиальта. Гигант с фиолетовыми волосами упал назад, и От потерял контроль над горой, которая стремительно рухнула на его брата. Только змеиные ноги Эфиальта торчали из-под горы, метясь из стороны в сторону, как будто им было интересно, куда же подевалась остальная часть их тела.
Толпа с одобрением заревела, но Перси предполагал, что Эфиальт был всего лишь оглушен. В лучшем случае у них было несколько секунд.
— Эй, От! – прокричал он. — Щелкунчик-то кусается!
— Аааахххх, — От схватил копье и бросил, но он был слишком зол, чтобы прицелиться прямо. Джейсон отклонил копье и через голову Перси кинул в озеро. Полубоги попятились к воде, выкрикивая оскорбления о балете, что было довольно сложной задачей, так как Перси ничего не знал об этом. От надвигался на них безоружный, когда он все-таки осознал, что, во-первых, он был безоружен, и, во-вторых, двигаться к большому водоему, чтобы драться с сыном Посейдона, возможно, было не самой лучшей идеей. Слишком поздно он попытался остановиться. Полубоги перекатились на другую сторону, и Джейсон вызвал ветер, чтобы засунуть гиганта в воду, используя его же собственный вес. Как только От изо всех сил попытался подняться, Перси и Джейсон атаковали как одно целое. Они запрыгнули на гиганта и опустили лезвия на голову Ота. У бедного парня не было даже шанса на пирует. Он взорвался в порошок над озером, как пакет питьевой смеси. Перси создал в озере водоворот. От пытался повторно сформироваться, но, когда его голова появилась из воды, Джейсон вызывал молнии и разнес его в пух и прах.
Пока все было хорошо, но они не могли вечно держать Ота внизу. Перси уже устал от своей борьбы в подполье. Его живот все еще болел от удара копьем. Он чувствовал, как силы покидают его, а у них оставалось еще одно гигантское дело.
Как будто по команде, гипсовая гора взорвалась за ними. Эфиальт поднялся, рыча от гнева. Перси и Джейсон ждали, когда он ввалится к ним с копьем в руке. Видимо, пребывание расплющенным под гипсовой горой только придало ему сил. В его глазах блистал кровавый блеск. Полуденное солнце блеснуло на монетах, вплетенных в его волосы. Даже его змеиные ноги выглядели сердитыми, обнажая свои клыки и шипя. Джейсон создал другую молнию, но Эфиальт поймал ее на копье и отразил заряд, расплавивший пластмассовую корову в натуральную величину. Он снес каменную колонну с его пути, как кучку строительных блоков. Перси старался поддерживать водоворот в озере. Он не хотел, чтобы От выбрался и присоединился к битве, но когда Эфиальт приблизился еще на несколько футов, Перси пришлось сменить центр внимания. Он вместе с Джейсоном встретил атаку гиганта. Они рванули вокруг него, ударяя и кромсая его золотом и бронзой, но гигант парировал каждый удар.
— Я не сдамся! — прорычал Эфиальт. — Хоть вы и разрушили мой спектакль, зато Гея разрушит ваш мир!
Перси набросился на него, разрезав его копье напополам. Эфиальту было плевать. Гигант развернулся и тупым концом копья сшиб Перси с ног. Перси тяжело приземлился на руку с мечом, Анаклузмос со звоном выкатился из его хватки. Джейсон попытался воспользоваться преимуществом. Он обманул бдительность гиганта и нанес удар в грудь, но Эфиальт каким-то образом парировал удар. Наконечником копья он надрезал грудь Джейсона, разрывая его фиолетовую рубашку под нагрудником. Джейсон отшатнулся, глядя на тонкую линию крови на его груди.
Эфиальт толкнул его назад.
Сидя за имперским троном, Пайпер закричала, но её крик утонул в рёве толпы. Бахус наблюдал за происходящим с весёлой улыбкой, жуя из пакета Доритос.
Эфиальт возвышался над Перси и Джейсоном, обе половинки его сломанного копья готовы были пронзить их головы. Рука Перси, которая держала меч, онемела. Гладиус Джейсона отлетел на пол арены. Их план провалился. Перси уставился на Бахуса, решая, какое последнее проклятие он метнет в бесполезного бога виноделия, когда в небе над Колизеем он увидел силуэт — быстро спускающийся большой темный овал.
Из озера вопил От, пытаясь предупредить своего брата, но но его наполовину растворённое лицо могло произнести только: «Ах-амх-мооооо!»
— Не волнуйся, брат! — сказал Эфиальт, не отрывая взгляда от полубогов. — Я заставлю их страдать!
Арго II повернулся в небе, показывая свой левый борт, и зеленый огонь сверкнул из баллисты.
— Знаешь, тебе все же лучше обернуться, — заметил Перси.
И они с Джейсоном откатились в стороны, когда Эфиальт повернулся и заревел в неверии. Перси упал в траншею как раз тогда, когда в Колизее прогремел взрыв.
Когда он снова выбрался наружу, Арго II приземлялся. Джейсон высунул голову из импровизированного бомбоубежища в виде пластиковой лошади. Эфиальт обугленный и стонущий лежал на полу арены. От жара Греческого огня песок вокруг него превратился в стекло. От барахтался в озере, пытаясь сформироваться, но от рук и ниже он был похож на кучу сожженной овсянки.
Перси, шатаясь, подошёл к Джейсону и похлопал его по плечу. Призрачная толпа наградила их бурными аплодисментами, поскольку Арго II выпустил свои шасси и приземлился на пол арены. Лео стоял на корме, а по бокам от него находились усмехающиеся Хейзел и Фрэнк. Тренер Хедж танцевал вокруг палящей платформы, сотрясая кулаком воздух, и вопил: «Ну и кто теперь сучок?!»
Перси повернулся к императорскому трону.
— Ну? — крикнул он Бахусу. — Этого развлечения было достаточно для тебя, ты, провонявший вином маленький…
— Не стоит, — внезапно бог стоял рядом с ним на арене. Он смахнул крошки от Доритос со своей фиолетовой мантии. — Я решил, что вы достойные партнеры для этого боя.
— Партнеры? — прорычал Джейсон. — Да вы ничего не сделали!
Бахус подошел к берегу озера. Вода внезапно испарилась, оставляя на своем месте кучку кашицы с головой Ота. Бахус спустился на дно и посмотрел на толпу. Он занес свой тирс.
Зрители глумились, кричали и показывали большими пальцами вниз. Перси не был уверен, значило ли это «живи» или «умри». Он слышал это в двух версиях. Бахус выбрал наиболее развлекательный вариант. Он ударил Ота по голове сосновой шишкой на конце тирса, и гигантская куча От-сянки окончательно распалась.
Толпа бесновалась. Бахус вышел из озера и зашагал к Эфиальту, все еще лежавшему распластавшись, переваренный и дымящийся.
Бахус вновь занес свой тирс.
— СДЕЛАЙ ЭТО! — орала толпа.
— НЕ ДЕЛАЙ ЭТОГО! — вопил Эфиальт.
Бахус стукнул гиганта по носу, и Эфиальт рассыпался в прах.
Призраки взревели и бросили праздничное конфетти, а Бахус зашагал вокруг Колизея, торжественно поднеся руки к небу, будто требуя оваций и поклонения.
Он ухмыльнулся:
— Вот это, дорогие мои, я называю шоу! И конечно же я сделал хоть что-то. Я убил двух гигантов!
Как только друзья Перси высадились с корабля, толпа призраков замерцала и исчезла. Пайпер и Нико поспешили покинуть место позади трона, пока Колизей не начал превращаться в туман. Пол арены остался твёрдым, но в остальном стадион выглядел, словно классные убийства гигантов не проводились в нем веками.
— Что же, — сказал Базхус. — Это было весело. Я даю вам мое разрешение на продолжение вашего путешествия.
— Ваше разрешение? — прорычал Перси.
— Да, — Бахус вскинул бровь. — Хотя, твое путешествие, возможно, будет немного тяжелее, чем ты ожидаешь, сын Нептуна.
— Посейдона, — автоматически поправил его Перси. — Что вы имеете в виду под «моим путешествием?»
— И еще я вам советую припарковаться недалеко от здания Эммануэль, — сказал Бахус. — Прекрасное место для отдыха. Ну а теперь, прощайте, мои друзья. И, ах, удачи вам с вашими маленькими заботами.
Бог растворился в облачке тумана со слабым запахом виноградного сока. Джейсон побежал навстречу Пайпер и Нико.
Тренер Хедж поскакал к Перси, за ним шли Хейзел, Фрэнк и Лео.
— Это был Дионис? – спросил Хедж. – Я обожаю этого парня!
— Вы живы! — обратился Перси к остальным. — Гиганты сказали, что вас схватили. Что случилось?
Лео пожал плечами.
— О, просто еще один гениальный план Лео Вальдеса. Вы будете восхищены, узнав, что можно проделать со сферой Архимеда, девочкой, которая может чувствовать все под землей, и лаской.
— Я был горностаем, — хмуро заметил Фрэнк.
— В общем, — объяснял Лео. — Я активировал гидравлический винт с разработками Архимеда — кстати, будет просто шикарно, когда я установлю его на корабле. Хейзел нашла самый удобный путь, чтобы смастерить тоннель. Мы сделали его, достаточного размера для горностая, и Фрэнк вскарабкался по нему с простым передатчиком, который я успел собрать. После этого, все зависело только от времени на взлом любимых спутниковых каналов тренера Хеджа и просьбу привести корабль туда и спасти нас. Когда он забрал нас, найти вас было легко, спасибо божественному световому шоу в Колизее.
Перси понял примерно десять процентов из истории Лео, но он решил, что этого достаточно, так как у него был более важный вопрос:
— Где Аннабет?
Лео поморщился.
— Да, об этом… мы думаем, что она все еще в беде. Боль, сломанная нога, возможно… По крайней мере, полагаясь на видение, которое Гея показала нам. Спасение Аннабет — наша следующая остановка.
За две секунды до этого Перси был готов упасть в обморок. Теперь другой скачок адреналина пробежал по его телу. Он хотел задушить Лео и спросить, почему Арго II не отплыл, чтобы сначала спасти Аннабет, но он подумал, что это могло бы казаться немного неблагодарным.
— Расскажите мне о видении, — попросил он. — Расскажите мне все.
Пол задрожал. Деревянные доски начали исчезать, просыпая песок вниз в ямы Гипогея.
— Давайте поговорим на борту, — предложила Хейзел. — Нам лучше взлететь, пока мы еще можем.
Они вышли из Колизея и повернули на юг над крышами домов Рима. Все движение вокруг площади Пьяцца дель Колизей пришло в тупик. Толпа смертных собралась, вероятно, заинтересованная в странных огнях и звуках, которые доносились из руин. Насколько Перси мог видеть, ни один из театральных разрушительных планов гигантов не сработал. Город выглядел так же, как раньше. Казалось, никто не замечал огромную греческую трирему, поднимающуюся в небо.
Полубоги собрались у штурвала. Джейсон перевязывал вывихнутое плечо Пайпер, пока Хейзел, сидя на корме, давала Нико амброзию. Сын Аида едва мог поднять голову. Его голос был таким тихим, что Хейзел приходилось наклоняться, когда он говорил. Фрэнк и Лео пересказали то, что случилось в комнате со сферами Архимеда, и видение Геи, которое она показала им в бронзовом зеркале.
Они быстро решили, что их лучшей зацепкой в поисках Аннабет был тот загадочный совет Бахуса: здание Эммануэль, что бы это ни было.
Фрэнк начал что-то печатать у руля компьютера, а Лео яростно переключал контролеры, бормоча: «Здание Эммануэля. Здание Эммануэля». Тренер Хедж пытался помочь, занимаясь борьбой с перевернутой картой улиц Рима.
Перси опустился на колени рядом с Джейсоном и Пайпер.
— Как плечо?
Пайпер улыбнулась.
— Заживет. Вы оба были бесподобны.
Джейсон толкнул Перси локтем.
— Неплохая команда, ты и я.
— Лучше, чем тогда на «рыцарском турнире» на кукурузном поле в Канзасе, — согласился Перси.
— Вот оно! — закричал Лео, указывая на монитор. — Фрэнк, ты восхитителен! Я задаю курс.
Фрэнк ссутулил плечи.
— Я просто прочитал название на экране. Какие-то китайские туристы пометили его в Гугл картах.
Лео усмехнулся остальным.
— Он читает по-китайски.
— Совсем капельку, — сказал Фрэнк.
— И насколько это клево?
— Парни, — вмешалась Хейзел. — Я совсем не хочу прерывать ваш поток восхищения друг другом, но вы должны услышать это.
Она помогла Нико встать на ноги. Он всегда был бледным, но сейчас его кожа выглядела как сухое молоко. Его темные впалые глаза напомнили Перси о фотографиях, которые он видел; на них были освобожденные военнопленные, кем Нико в принципе и был, как понял Перси.
— Спасибо вам, — скрипучим голосом сказал Нико. Его глаза нервно метались по группе ребят. — Я уже и не надеялся…
Где-то на прошлой неделе Перси уже обдумал много едких вещей, которые он собирался высказать Нико, когда они вновь встретятся, но парень выглядел таким хрупким и грустным, что Перси просто не мог больше злиться.
— Ты ведь знал про два лагеря, — сказал Перси. — Ты мог сказать мне кто я в первый же день, когда я прибыл в Лагерь Юпитера, но не сказал.
Нико шатнулся в сторону руля.
— Перси, прости меня. Я узнал про Лагерь Юпитера в прошлом году. Мой отец привел меня туда, хотя я не был уверен зачем. Он сказал мне, что боги хранили лагеря порознь веками, и что я не могу никому рассказать.
— Время еще не пришло. Но он сказал, что для меня это будет важным знанием… — он согнулся в приступа кашля. Хейзел придерживала его за плечи, пока он не мог стоять сам.
— Я… я думал, отец имел в виду Хейзел, — продолжил Нико. Мне нужно было безопасное место, куда я мог отправить ее. Но теперь… Я думаю, он хотел, чтобы я знал про оба лагеря, чтобы осознать, как важен ваш поиск, и чтобы я начал искать Врата Смерти.
Воздух наэлектризовался – буквально, так как из Джейсона вырвалось несколько искр.
— Ты нашел их? — спросил Перси.
Нико кивнул.
— Я был дураком. Я думал, что могу направиться куда угодно в Подземном Мире, но я пришел прямо в ловушку Геи. С таким же успехом я мог пытаться убежать от черной дыры.
— Эм… — Фрэнк прикусил губу. — О какой черной дыре ты сейчас говоришь?
Нико начал было говорить, но что бы он не хотел сказать, это было слишком ужасно. Он повернулся к Хейзел. Она положила ладонь на руку брата.
— Нико рассказал мне, что у Врат Смерти есть две стороны — одна в смертном мире, и одна в Подземном. Смертная часть портала находится в Греции. Она хорошо охраняется силами Геи. Вот там Нико вновь появился в наземном мире. Потом они перенесли его в Рим.
Должно быть, Пайпер нервничала, потому что ее Рог Изобилия выплюнул сырный бургер.
— А каково точное местоположение прохода в Греции?
Нико шумно вздохнул.
— Дом Аида. Это подземный храм в Эпире. Я могу пометить его на карте, но… но смертная сторона портала — это не проблема. В Подземном Мире Врата Смерти в… они в…
Холодная пара рук станцевала паучком[1] вниз по спине Перси.
Черная дыра. Часть Подземного мира, откуда невозможно сбежать, куда даже Нико ди Анджело не может отправиться. Почему Перси не подумал об этом раньше? Он был очень близко к этому месту. У него до сих пор бывают кошмары о нем.
— Тартар, — догадался он. — Самая глубокая часть Подземного мира.
Нико кивнул.
— Они засунули меня в яму, Перси. Вещи, которые я видел… — его голос оборвался.
Хейзел сжала губы.
— Ни один смертный раньше не бывал в Тартаре, — объяснила она.
— По крайне мере, никто не возвращался оттуда живым. Это самая охраняемая тюрьма Аида, где заключены старые титаны и другие враги богов. Это место, куда отправляются все монстры, когда они умирают на земле. Это… ну, никто точно не знает, какое оно.
Она вновь посмотрела на Нико. Остаток ее мыслей не нужно было договаривать: «Никто, кроме Нико».
Хейзел подала ему его черный меч. Нико оперся на него, словно он был тросточкой.
— Теперь я понимаю, почему Аид не может закрыть Врата, — сказал он. — Даже боги не появляются в Тартаре. Даже бог смерти, сам Танатос не подходит близко к этому месту.
Лео бегло осмотрелся, не отпуская колесо.
— Итак, дайте угадать. Мы должны отправиться туда.
Нико покачал головой.
— Это невозможно. Я сын Аида, и даже я едва выжил. Силы Геи немедленно сокрушили меня. Они так сильны там, внизу… ни у одного полубога нет шанса. Я почти сошел с ума. Глаза Нико выглядели словно обломки разбитого стекла. Перси задумался: возможно, что-то внутри него было сломано навсегда.
— Тогда мы отправимся в Эпир, — сказал Перси. — Мы просто закроем врата на этой стороне.
— Если бы все было так просто, — сказал Нико. — Чтобы закрыть врата, нужно контролировать их с двух сторон. Это как двойная печать. Возможно, только возможно, все вы семеро, работающие вместе, сможете победить силы Геи на смертной стороне, в Доме Аида. Но пока у нас нет команды, в то же время сражающейся на стороне в Тартаре, команды достаточно сильной, чтобы победить множество монстров на их территории…
— Должен быть способ, — сказал Джейсон.
Гениальных идей никто не предложил. Перси думал, что его желудок куда-то упал. Потом он понял, что корабль спускался к большому зданию, похожему на дворец. Аннабет. Новости Нико были настолько ужасны, что Перси моментально забыл, что она все еще в опасности, и чувство вины с новой силой нахлынуло на него.
— Мы обсудим эту проблему с Тартаром позже, — сказал он. — Это Здание Эммануэля?
Лео кивнул.
— Бахус сказал что-то о парковке позади него? Ну, она там есть. Что теперь?
Перси вспомнил свой сон о темной комнате, злой жужжащий голос монстра, которого называют Ваша Светлость. Он вспомнил, как потрясенно выглядела Аннабет, когда вернулась из Форта Самтер после ее столкновения с пауками. У Перси появилась догадка относительно того, кто мог находиться в том храме внизу… Буквально, мать всех пауков. Если он был прав, и Аннабет часами находилась с этим существом там внизу, со сломанной ногой… В таком случае, ему было плевать, должен ее поиск быть сольным или нет.
— Мы должны вытащить ее оттуда, — сказал он.
— Ну, да, — согласился Лео. — Но, эм…
Он выглядел, словно хотел сказать: «Что, если мы опоздали?»
К счастью, он сменил тему.
— Там есть парковка.
Перси посмотрел на тренера Хеджа.
— Бахус сказал что-то о том, что мы должны прорваться. Тренер, у вас все еще есть боеприпасы для тех баллист?
Сатир заржал, как дикий козел.
— Я уж думал, ты никогда не спросишь.