Глава 42. Пайпер — Метка(Знак) Афины 3 книга


 

Найти место трудности не составляло. Перси привел их прямо к нему, на заброшенный участок холма с видом на разрушенный форум. Войти тоже было легко. Золотой меч Джейсона разрезал замок, и металлические ворота, скрипя, открылись.
— Я пойду первым, — сказал Джейсон.
— Нет! — вскрикнула Пайпер.
Мальчики повернулись к ней.
— Пайпс, что такое? — спросил Джейсон. — Это изображение на лезвии… Ты видела это и раньше, верно?
Она кивнула, в глазах покалывало.
— Я не знаю, как тебе сказать… Я видела комнату там, заполненную водой. Я видела, как мы утонули.
Джейсон и Перси нахмурились.
— Я не могу утонуть, — сказал Перси, хотя это звучало, словно вопрос.
— Может будущее изменилось, — предположил Джейсон. — Изображение ты показала нам только сейчас, там не было никакой воды.
Пайпер надеялась, что он был прав, но подозревала, что удача вряд ли будет настолько добра к ним.
— Слушайте, — сказал Перси. — Я первым пойду и проверю. Все хорошо. Я скоро вернусь.
Прежде чем Пайпер успела возразить, он исчез, спустившись вниз по лестнице. Она считала про себя, пока они ожидали его возвращения. Примерно тогда, когда она досчитала до тридцати пяти, они услышали его шаги. Перси выглядел больше расстроенным, нежели успокоившимся.
— Хорошие новости: воды нет, — сказал он. — Плохие новости: я не увидел там ни одного спуска вниз. И, эм, сверхъестественные новости: ну, вы должны увидеть это сами…
Они спускались осторожно. Перси взял на себя инициативу спускаться первым. Пайпер следовала за ним, и Джейсон шел позади нее, охраняя их спины. Лестница напоминала крутую каменную спираль, не больше, чем шесть футов в диаметре. Невзирая на то, что Перси сказал «все чисто», Пайпер продолжала всматриваться в ожидании ловушек. За каждым поворотом лестницы она ожидала засады. У нее не было оружия, только рог изобилия на кожаном шнурке, висевший на ее плече. Если все станет еще хуже, то мечи парней ничем особо не помогут в столь маленьком пространстве. Возможно, Пайпер сможет обстрелять их врагов высокоскоростной копченой ветчиной.
В то время, как они проделывали свой путь вниз во винтовой лестнице, Пайпер рассматривала старые рисунки, нацарапанные на камнях: римская нумерация, имена и фразы на итальянском. Это означало, что люди спускались сюда уже после появления Римской Империи, но Пайпер это не утешало. Если внизу были монстры, то они игнорировали смертных, ожидая хорошеньких, сочных полубогов.
Наконец, они достигли дна.
Перси обернулся.
— Смотрите, не грохнитесь тут.
Он спрыгнул на пол круглой комнаты, что находился на пять футов ниже лестницы. И кому пришло в голову делать такие лестницы? У Пайпер не было ни малейшей идеи. Возможно, комната и лестница были построены в разные времена.
Ей хотелось развернуться и уйти, но она не могла из-за Джейсона, идущего за ее спиной, к тому же, она не могла просто так взять и оставить Перси здесь одного. Она спустилась, и Джейсон последовал за ней.
Комната была точно такой же, какой она видела её на лезвии Катоприса, но только там не было никакой воды. Кривые стены были когда-то украшены фресками, которые теперь стерлись до цвета белой яичной скорлупы, хотя кое-где и оставались цветные крапинки. Куполообразный потолок был на приблизительно пятьдесят футов выше. Около задней части комнаты, напротив лестницы, было вырезано девять альковов. Каждая ниша находилась около пяти футов выше от пола и была достаточно большой для помещения туда статуй человеческого размера, но каждая из них была пустой. Воздух был холодным и сухим. Как сказал Перси, других выходов не было.
— Ну вот, — Перси вскинул брови. — Вот и странная часть. Смотрите.
Он вышел на середину комнаты.
Тотчас, зеленый и синий свет заструился по стенам. Пайпер слышала звук фонтана, но не было никакой воды. Казалось, не было никакого источника света за исключением лезвий Перси и Джейсона.
— Вы чувствуете запах океана? — спросил Перси.
Сначала Пайпер ничего не заметила. Она стояла рядом с Перси, а он всегда пах морем. Но он был прав. Запах соленой воды и шторма становился сильнее, словно приближался летний ураган.
— Иллюзия? — спросила она. Внезапно, она почувствовала странную жажду.
— Не знаю, — сказал Перси. — Я чувствую, что здесь должна быть вода… много воды. Но ее нет. Я никогда не бывал в подобном месте.
Джейсон двинулся к ряду ниш. Он коснулся нижней полки, самой близкой, которая находилась на его уровне глаз.
— Этот камень… в нем морские ракушки. Это – Нимфей.
Во рту у Пайпер пересыхало.
— Чего?
— У нас есть один в Лагере Юпитера, — сказал Джейсон, — на Храмовой горе. Это святилище нимф.
Пайпер провела рукой вдоль основания другой ниши. Джейсон был прав. Альков был усеян каури, раковинами и морскими гребешками. Морские ракушки, казалось, танцевали в водянистом свете. Они были ледяными на ощупь.
Пайпер всегда думала о нимфах, как о дружелюбных духах — глупеньких, любящих флиртовать, обычно безобидных. Они хорошо уживались с детьми Афродиты, так как любили делиться сплетнями и советами по красоте. Но это место не было таким, как озеро для каноэ в лагере-полукровок, или ручьи в лесах, где Пайпер обычно встречала нимф. Оно было неестественным, враждебным и очень сухим.
Джейсон отстранился и исследовал ряд альковов.
— В Древнем Риме святилища были повсюду. У богатых людей они были возле их домов, чтобы почитать нимф, и быть уверенными, что местная вода была всегда свежей. Некоторые святилища были построены вокруг родников, но большинство из них были искусственными.
— Так…нимфы тут не жили? — с надеждой спросила Пайпер.
— Не уверен, — сказал Джейсон. — Место, где мы стоим, вероятно, было бассейном с фонтаном. Чаще всего, если Нимфей принадлежал полубогу, он или она приглашали нимф жить в нем. Если духи принимали приглашение, это считалось знамением на удачу.
— Для владельца, — угадал Перси. — Но это также связало бы нимф с новым водным источником, что было бы чудесно, если бы фонтан находился в милом светлом парке с пресной водой, поступающей через акведуки.
— Но это место было спрятано под землей веками, — догадалась Пайпер. – Высохшим и погребенным. Что же случилось с нимфами?
Звук воды изменился на хор шипящих призрачных змей. Слегка колеблющийся свет перешел от синего и зеленого к фиолетовому и тошнотворно лаймовому. Над ними пылали девять ниш. Пустыми они больше не были.
Существа, находившиеся в каждой из ниш, были сморщенными старухами, настолько иссушенными и хрупкими, что они напомнили Пайпер мумий — но мумии обычно не двигаются! Их глаза были темно-фиолетовыми, как будто прозрачно-голубая вода их жизненного источника сгущалась в них. Их платья из тонкого шелка теперь были изодранными и блеклыми. Их волосы, когда-то уложенные тонкими завитками, украшенные драгоценностями в стиле римских дворянок, теперь были взъерошены и сухи, как солома. Если водяные каннибалы существовали, то Пайпер полагала, что именно так они и должны были выглядеть.
— Что же случилось с нимфами? — сказало создание в центральной нише.
Она выглядела еще хуже, чем другие. Ее спина была сгорблена, как ручка кувшина. Ее костлявые руки были покрыты тончайшей, словно бумага, кожей. На ее голове, в сбившихся волосах блистал золотой лавровый венок.
Она вперила свои фиолетовые глаза в Пайпер.
— Какой интересный вопрос, моя дорогая. Возможно, нимфы все еще здесь, страдают, ждут мести. В следующий раз, когда у Пайпер будет возможность, она поклялась, что расплавит Катоприс и отправит его прямиком на металлолом. Тупой нож никогда не показывал ей всю историю целиком. Да, она видела себя тонущей. Но если бы она знала, что девять высушенных зомби-нимф ждут ее здесь, она бы никогда сюда не сунулась.
Она заметила болты, скреплявшие ступеньки лестницы, но когда она повернулась, дверной проем исчез. Ну естественно, теперь там была глухая стена. Пайпер подозревала, что это была не просто иллюзия. Кроме того, она никогда не добралась бы до противоположной стороны комнаты прежде, чем зомби-нимфы набросились бы на них.
Джейсон и Перси стояли по обе стороны от нее, с мечами наготове. Пайпер была рада, что они рядом, но она догадывалась, что оружие тут не поможет. Она видела, что случится в этой комнате. Как-то эти штуки победят их.
— Кто вы? — спросил Перси.
Средняя нимфа повернула голову.
— Ах… имена. Когда-то у нас были имена. Я была Хагно, первая из девяти!
Пайпер думала, что это была жестокая шутка – чтобы ведьму вроде нее звали Хагно, но она решила промолчать.
— Из девяти, — повторил Джейсон. — Нимфы этого храма. Тут всегда было девять ниш.
— Конечно, — Хагно обнажила свои зубы в злой улыбке. — Но мы те самые девять, Джейсон Грейс, те, которые принимали участие в рождении твоего отца.
Меч Джейсона опустился.
— Вы имеете в виду Юпитера? Вы были там, когда он родился?
— Тогда мы звали его Зевсом, — сказала Хагно. — Такой визжащий щенок. Мы помогали Рее с ее родами. Когда ребенок появился, мы спрятали его так, чтобы его отец, Кронос, не съел его. Ах, этот ребенок кричал и визжал! Мы делали все, что мы могли делать, чтобы заглушить шум, чтобы Кронос не мог найти его. Когда Зевс вырос, нам обещали вечные почести. Но это было в древней земле, в Греции.
Другие нимфы вопили и цеплялись за свои ниши. Они, казалось, были для них ловушками. Пайпер поняла, что их ноги были приклеены к камню, наряду с декоративными морскими ракушками.
— Когда Рим стал могущественней, мы были приглашены туда, — сказала Хагно. — Сын Юпитера соблазнил нас любезностями. Новый дом, обещал он. Больше и лучше! Без задатка, с превосходными окрестностями. Рим простоит вечность!
— Вечность, — прошипели другие.
— Мы поддались искушению, — сказала Хагно. — Мы оставили наши простые колодцы на Горе Ликеус и прибыли сюда. В течение многих столетий наша жизнь была великолепной! Вечеринки, жертвы в нашу честь, новые платья и драгоценности каждую неделю. Все полубоги Рима флиртовали с нами и чтили нас.
Нимфы причитали и вздыхали.
— Но Рим пал, — Хагно зарычала. — Акведуки были снесены. Вилла нашего владельца была оставлена и снесена. О нас забыли, похоронили под землей, но мы не смогли покинуть это место. Наши жизненные источники были связаны с ним. Наш прежний повелитель никогда не считал целесообразным освободить нас. В течение многих столетий мы увядали здесь в темноте, измученные жаждой… безумно жаждущие воды.
Остальные вцепились в свои рты.
Пайпер почувствовала, словно ее собственное горло слиплось.
— Нам очень жаль вас, — сказала она, пробуя заговорить их. — Это должно быть было ужасно. Но мы вам не враги. Если мы сможем помочь вам…
— Ах, какой сладкий голос! — вскрикнула Хагно. — Какие красивые черты лица. Когда-то я была такой же молодой, как и ты. Мой голос был столь же умиротворяющим, как горный поток. Но знаете ли вы, что происходит с разумом нимфы, когда она поймана в ловушку в темноте, не имея ничего для утоления голода, кроме ненависти, не имея ничего для утоления жажды, кроме мысли о насилии? Да, моя дорогая. Ты можешь помочь нам.
Перси поднял руку.
— Эм… Я сын Посейдона. Возможно, я смогу вызвать новый водный источник.
— Ха! — крикнула Хагно, и остальные вторили ей: — Ха! Ха!
— В самом деле, сын Посейдона, — сказала Хагно. — Я хорошо знаю твоего отца. Эфиальт и От говорили, что ты придешь.
Пайпер положила ее ладонь на руку Джейсона, чтобы не потерять баланс.
— Гиганты, — сказала она. — Вы служите им?
— Они — наши соседи, — Хагно улыбнулась. — Их комнаты находятся за пределами этого места, где вода акведука была отклонена для игр. Как только мы станем сотрудничать с вами… когда вы поможете нам … близнецы обещали, что мы никогда больше не будем страдать.
Хагно повернулась к Джейсону.
— Ты, дитя Юпитера, заплатишь за то ужасное предательство твоего предшественника, из-за которого мы здесь. Я знаю силы бога неба. Я растила его, когда он был младенцем!
— Когда-то мы, нимфы, управляли дождями над нашими колодцами и родниками. Когда я покончу с тобой, у нас снова будет эта сила. И Перси Джексон, дитя морского бога… с тебя мы возьмем воду, бесконечный источник воды.
— Бесконечный? — глаза Перси метались с одной нимфы на другую. — Эм… слушайте, насчет бесконечного не знаю, но, думаю, я могу уделить вам несколько галлонов.
— И ты, Пайпер Маклин, — фиолетовые глаза Хагно заблестели. — Такая молодая, такая прекрасная, такая одаренная своим сладким голосом. С помощью тебя мы восстановим нашу красоту. Мы хранили наши последние жизненные силы для этого дня. Мы очень хотим пить. И мы выпьем вас троих!
Все девять ниш засветились. Нимфы пропали, и вода полилась из их обителей – болезненная темная вода, похожая на машинное масло.