Глава 41. Пайпер — Метка(Знак) Афины 3 книга


 

Пайпер старалась оставаться позитивной в сложившейся ситуации. Как только она и Джейсон устали от хождения по палубе, выслушивая песню «Старый МакДональд» (только с оружием вместо животных) в исполнении тренера Хеджа, они решили устроить пикник в парке. Хедж неохотно согласился.
— Оставайтесь в зоне видимости.
— Мы что, дети? — спросил Джейсон.
Хедж фыркнул.
— Детьми можно назвать козлят. Они симпатичные, и они возрождают социальные ценности. Вы определенно не дети.
Они расстелили одеяло под ивой у пруда. Пайпер перевернула свой рог изобилия и разбросала всю пищу – аккуратно обернутые сандвичи, консервированные напитки, свежие фрукты и (по какой-то причине) праздничный торт с фиолетовой глазурью и уже зажженными свечами.
Она нахмурилась.
— У кого-то день рождения?
Джейсон вздрогнул.
— Я не собирался ничего говорить.
— Джейсон!
— Слишком много всего происходит, — сказал он. — И если честно… до прошлого месяца я даже не знал когда у меня день рождения. Талия сказала мне в свой последний визит в лагерь.
Пайпер задавалась вопросом, каково это, когда не знаешь, когда ты появился на свет. Джейсон был отдан волчице Лупе, когда ему было два года. Он никогда действительно не знал свою смертную мать. Он воссоединился со своей сестрой лишь прошлой зимой.
— Первое июля, — сказала Пайпер. — Календы июля.
— Да. — Джейсон ухмыльнулся. — Римляне бы назвали это добрым предзнаменованием — первый день месяца, названного в честь Юлия Цезаря. Священный день Юноны. Ура.
Пайпер не хотела давить или же устраивать праздник, если он не чувствовал праздника.
— Шестнадцать? – спросила она.
Он кивнул.
— Ох, Боже. Я могу получить водительские права.
Пайпер рассмеялась. Джейсон убивал так много монстров и спасал мир так много раз, что сама мысль о том, что он потеет над сдачей теста на вождение, казалась нелепой. Она представила его за рулем какого-нибудь старого Линкольна с табличкой «Ученик» на крыше и сварливым инструктором на пассажирском сидении с педалью экстренного торможения.
— Ну же, – настаивала она. — Задувай свечи.
Джейсон так и сделал. Пайпер размышляла о желании, которое он загадал, надеясь, что он подумал о том, чтобы они с Пайпер пережили этот поиск и остались вместе навечно. Она решила не спрашивать его. Она не хотела сглазить это желание, и она определенно не хотела бы узнать, что он загадал что-нибудь иное. С тех пор, как они покинули Геркулесовы столбы вчерашним вечером, Джейсон казался каким-то расстроенным. Пайпер не могла винить его. Геркулес был довольно-таки большим разочарованием в роли старшего брата, и старый речной бог Ахелой сказал что-то совсем уж нелестное о сыновьях Юпитера.
Пайпер уставилась на рог изобилия. Она задалась вопросом, привыкал сейчас ли Ахелой не иметь никаких рогов вообще. Она надеялась, что да. Несомненно, он попытался убить их, но Пайпер все еще плохо себя чувствовала за свой поступок со старым богом. Она не понимала, как такой одинокий, подавленный дух, смог создать рог изобилия, который стрелял ананасами и праздничными тортами. Могло ли случиться так, что рог изобилия истощал его? Возможно теперь, когда рогов нет, Ахелой будет в состоянии обрести немного счастья и сохранить его для себя.
Также она продолжала думать о совете Ахелоя: если вы достигнете Рима, то история о наводнении хорошо вам послужит. Она знала историю, о которой он говорил. Она просто не понимала, как это может помочь.
Джейсон вытащил из торта задутую свечу.
— Я много думал.
Это выдернуло Пайпер обратно в настоящее. Исходящее сообщение от твоего парня «Я много думал» было пугающим.
— О чем же? – спросила она.
— О лагере Юпитера, — сказал он. — Все эти годы я тренировался там. Мы всегда настаивали на командной работе, как единое целое. Я думал что понял, что это значит. Но честно? Я всегда был лидером. Даже когда я был младше…
— Сын Юпитера, — сказала Пайпер. — Сильнейший из детей в легионе. Ты был звездой.
Джейсон чувствовал себя неуютно, но ничего не отрицал.
— Находясь в этой семерке… Я не уверен в том, что делать. Я бесполезен в таком количестве, ну, равных. Я чувствую, что я подвожу всех.
Пайпер взяла его за руку.
— Ты не подводишь.
— Это чувствовалось именно так, когда атаковал Хрисаор, — сказал Джейсон. — Я провел большую часть путешествия без сознания, беспомощным.
— Ну же, — пожурила его она. — Быть героем вовсе не значит быть непобедимым. Это лишь значит, что ты достаточно храбр, чтобы встать и делать то, что нужно.
— Ну, а если я не знаю, что нужно?
— Вот для этого и нужны друзья. У нас у всех есть различные способности. Вместе мы разберемся со всем этим.
Джейсон изучал ее. Пайпер не была уверена, что он поверил всему, что она сказала, но она была рада, что он доверился ей. Ей нравилось, что у него появилась хоть небольшая неуверенность в себе. Он не преуспевал постоянно. Он не думал, что вселенная задолжала ему извинения за то, что что-то пошло не так, в отличии от другого сына небесного бога, которого она недавно встретила.
— Геркулес — ничтожество, — сказал он, словно читая ее мысли. — Я никогда не хотел быть таким. Но у меня бы не хватило храбрости противостоять ему без твоего лидерства. Ты была героем.
— Мы можем делать это по очереди, — предложила она.
— Я не заслуживаю тебя.
— Ты не имеешь права говорить такое.
— Почему?
— Это черта разрыва. Пока ты не расстанешься…
Джейсон наклонился вперед и поцеловал ее. Цвета римского дня внезапно стали острее, как если бы мир переключился на высокое разрешение.
— Никаких разрывов, — пообещал он. — Я может и получал несколько раз по голове, но я не настолько глуп.
— Хорошо, — сказала она. — И наконец, о торте…
Ее голос застыл в нерешительности. К ним бежал Перси Джексон, и по выражению его лица Пайпер могла сказать, что он несет плохие вести. Они вернулись на палубу, чтобы тренер Хедж мог услышать историю. Когда Перси закончил, Пайпер все еще не могла в это поверить.
— Получается, что Аннабет была похищена на скутере, — резюмировала она, — Грегори Пеком и Одри Хэпберн.
— Точнее не похищена, — сказал Перси. – Но у меня плохое предчувствие… — Он сделал глубокий вдох, словно стараясь не потерять контроль. — В любом случае, она… она ушла. Возможно, мне не следовало отпускать ее, но…
— Следовало, — сказала Пайпер. — Ты знаешь, что ей нужно было пойти одной. К тому же, Аннабет сильная и умная. С ней все будет в порядке.
Пайпер добавила немного дара убеждения в свой голос, что, возможно, было не очень круто, но Перси должен был сосредоточиться. Если они ввяжутся в сражение, Аннабет бы вряд ли была рада узнать о том, что он ранен из-за переживаний о ней.
Его плечи немного расслабились.
— Может, ты и права. В любом случае Грегори… в смысле Тиберин, сказал, что у нас меньше времени на спасение Нико, нежели мы предполагали. Хейзел с парнями еще не вернулась?
Пайпер проверила время на контроле руля. Она и не осознавала, как поздно уже было.
— Сейчас два часа дня. Мы договорились, что наше рандеву состоится в 3 часа.
— В крайнем случае, — сказал Джейсон.
Перси указал на кинжал Пайпер.
— Тиберин сказал, что ты можешь обнаружить местоположение Нико… ты знаешь как.
Пайпер закусила губу. Последнее что ей хотелось бы сделать, так это проверить Катоптрис на наличие еще более пугающих изображений.
— Я попробую, — сказала она. — Кинжал не всегда показывает то, что мне хотелось бы видеть. Если честно, то практически никогда.
— Пожалуйста, — сказал Перси. — Попробуй еще раз.
Он умолял этими зелеными глазами цвета моря, словно симпатичный малыш-тюлень, нуждающийся в помощи. Пайпер удивлялась, как Аннабет вообще могла одерживать верх в спорах с этим парнем.
— Ладно, — вздохнула она и вытащила кинжал.
— Пока вы смотрите, — сказал тренер Хедж. — Гляньте последний счет по бейсболу. А то Итальянцы, видите ли, не смотрят бейсбол.
— Шшш, — Пайпер изучала бронзовую поверхность. Замерцал свет. Она увидела помещение, заполненное римскими полубогами. Вокруг обеденного стола их стояла целая дюжина, в то время как Октавиан что-то говорил, указывая на большую карту. Рейна расхаживала у окна, вглядываясь в Центральный парк.
— Дело дрянь, — пробормотал Джейсон. — Они уже организовали передовую базу на Манхеттене.
— И это карта Лонг-Айленда, — сказал Перси.
— Они исследуют территорию, — предположил Джейсон. — Обсуждают пути вторжения.
Пайпер не хотелось видеть этого. Она сконцентрировалась сильнее. По лезвию пошла рябь. Она увидела руины — несколько разрушенных стен, одиночная колонна, каменный пол, покрытый мхом и увядшими виноградными лозами, и все это на травянистом склоне, усеянном соснами.
— Я определенно был там, — сказал Перси. — Это старый Форум.
Изображение увеличилось. На одной стороне каменного пола был выкопал ряд лестниц, ведя вниз к современным железным воротам с замком. Изображение снова увеличилось, на сей раз прямо через дверной проем, вниз на спиральную лестничную клетку, и на темную, цилиндрическую палату, похожую на внутреннюю часть амбара.
Пайпер опустила лезвие.
— Что не так? — спросил Джейсон. — Оно ведь показывало нам что-то.
Пайпер показалось, будто лодка в море снова раскачивается у нее под ногами.
— Мы не можем туда пойти.
Перси нахмурился.
— Пайпер, Нико умирает. Нам нужно найти его. Не говоря уже о том, что Рим будет разрушен.
Ее голос пропал. Она так долго хранила в тайне видение о круглой комнате, что сейчас казалось невозможным говорить об этом. У нее было отвратительное ощущение, что объяснение с Перси и Джейсоном ничего не изменит. Она не могла остановить того, что должно было произойти. Она снова подняла нож. Рукоятка казалась холоднее обычного. Пайпер вынудила себя посмотреть на лезвие. Она увидела двух гигантов в гладиаторской броне, сидящих в очень больших преторских креслах. Гиганты отсалютовали друг другу золотыми кубками, точно празднуя победу в важной схватке. Между ними стоял большой бронзовый кувшин. Изображение снова увеличилось. Нико ди Анжело свернулся калачиком в вазе, больше не двигаясь, все зерна граната были съедены.
— Мы опоздали, — сказал Джейсон.
— Нет, – сказал Перси. — Нет, я не верю. Возможно, он вошел в глубокий транс, чтобы выиграть время. Нужно торопиться.
Поверхность лезвия потемнела. Пайпер убрала его обратно в ножны, пытаясь скрыть дрожание рук. Она надеялась, что Перси прав, и Нико все еще жив. С другой стороны, она не понимала, как изображение связано с видением затопленной комнаты. Возможно, гиганты пили за то, что она, Перси и Джейсон были мертвы.
— Мы должны дождаться остальных, — сказала она. — Хейзел, Фрэнк и Лео скоро вернутся.
— Мы не можем ждать, — настаивал Перси.
Тренер Хедж заворчал.
— Это всего лишь два гиганта. Если хотите, я могу взять их на себя.
— Ох, тренер, — сказал Джейсон, — это классное предложение, но нам нужен человек, который будет присматривать за кораблем, или же козел… Хоть кто-то.
Хедж хмурился.
— И все веселье достанется вам?
Пайпер взяла сатира за руку.
— Хейзел и остальные нуждаются в вас здесь. Когда они вернутся, им понадобится ваше руководство. Вы — их опора.
— Да, — Джейсон сумел сохранить честное лицо. — Лео всегда говорил, что вы его опора. Вы можете сказать им, куда мы ушли и подвести корабль к Форуму.
— И вот еще. — Пайпер сняла Катоприс и отдала его тренеру Хеджу.
Глаза сатира расширились. Она никогда не предполагала, что оставит оружие, но с Пайпер было довольно дурных видений. Она предпочтет встретить свою смерть без каких-либо предварительных просмотров.
— Не своди с лезвия глаз, — внушила она. — И можешь проверить бейсбольный счет.
Это скрепило сделку. Хедж решительно кивнул, готовый выполнить свою часть поиска.
— Все верно, — сказал он. — А что, если какие-нибудь гиганты будут проходить мимо…
— Можешь спокойно их уничтожить, — сказал Джейсон.
— А что на счет раздражающих туристов?
— Нет! — сказали они в унисон.
— Ну, что же. Ладушки. Но не задерживайтесь, иначе я приду за вами с сияющей баллистой.