Глава 38. Лео — Метка(Знак) Афины 3 книга


 

Одна проблема была решена: люк над ними автоматически закрылся, отрезая путь преследователям. Он также отрезал весь свет, но Лео и Фрэнк могли с этим справиться. Лео просто надеялся, что им не придется выходить тем же путем, которым они пришли. Он не был уверен, что сможет открыть плитку снизу. По крайней мере, одержимые парни-ламантины остались по ту сторону плиты. Мраморный пол над головой Лео дрожал, словно толстые туристы долбили по нему ногами.
Фрэнк, должно быть, вернулся в человеческую форму. Лео мог расслышать его тяжелое дыхание в темноте.
— Что теперь? — спросил Фрэнк.
— Окей, ты не бойся, — начал Лео. — Но я создам небольшой огонек… просто для того, чтобы мы могли видеть что-нибудь.
— Спасибо за предупреждение.
Указательный палец Лео вспыхнул, как свеча на день рождения. Перед ними тянулся каменный туннель с низким потолком. Как и предсказывала Хейзел, он был наклонен вниз, а затем ровнялся и шел на юг.
— Что ж, — сказал Лео. — Он ведет только в одном направлении.
— Давай найдем Хейзел, — сказал Фрэнк.
У Лео не было ни одного аргумента против. Они пошли вниз по коридору, Лео шел первым, освещая путь. Он был рад, что прямо у него за спиной был Фрэнк, большой, сильный и способный превратиться в пугающее животное, на случай если одержимые туристы так или иначе прорвутся сквозь люк и последуют за ними. Он задавался вопросом, могли ли фантомы просто оставить те тела, просочиться под землю и завладеть одним из них взамен. «Оу, это же моя счастливейшая мысль дня!» — отругал себя Лео.
Пройдя сотни футов, или около того, они повернули за угол и нашли Хейзел. Она исследовала дверь в свете своей золотой сабли. Хейзел была так поглощена этим делом, что даже не заметила их, пока Лео не сказал:
— Привет.
Хейзел обернулась, пытаясь взмахнуть своей саблей. К счастью для лица Лео, клинок был слишком длинным, чтобы им можно было воспользоваться в коридоре.
— Что вы тут делаете? — потребовала Хейзел.
Лео сглотнул.
— Прости. Мы бежали от каких-то злобных туристов.
Он рассказал ей о случившемся. Она зашипела от расстройства.
— Ненавижу фантомов. Я думала, что Пайпер заставила их держаться от нас подальше.
— Ох… — сказал Фрэнк так, словно у него появилась собственная счастливейшая мысль дня. — Пайпер заставила их пообещать держаться подальше от корабля и не пытаться овладеть нашими телами. Но, если они преследуют нас и используют другие тела, атакуя нас, технически они не нарушают клятв…
— Класс, — пробормотал Лео. — Фантомы-юристы. Теперь я действительно хочу укокошить их.
— Хорошо, пока что забудем о них, — сказала Хейзел. — Эта дверь меня напрягает. Лео ты можешь использовать свои силы на замке?
Лео похрустел суставами.
— Посторонитесь, пожалуйста, мастер здесь.
Дверь была интересной, более сложной, чем римский замок с комбинацией цифр наверху. Она была полностью покрыта имперским золотом. В центре находилась механическая сфера размером с шар для боулинга.
Сфера состояла из пяти концентрических колец, на каждом из которых был знаки зодиака: телец, скорпион и т. д., и по-видимому случайный набор цифр и букв.
— Это греческие буквы, — с удивлением заметил Лео.
— Ну, многие римляне говорили по-гречески, — ответила Хейзел.
— Догадываюсь, — сказал Лео. — Но мастерство… не в обиду вашему лагерю Юпитера, но это слишком сложно, чтобы быть римским.
Фрэнк фыркнул.
— Принимая во внимание то, что вас, греков, просто на просто тянет все усложнять.
— Эй, — запротестовал Лео. — Я лишь сказал, что эта машина является тонким и сложным механизмом. Это напомнило мне… — Лео уставился на сферу, пытаясь вспомнить, где он мог прочитать или услышать о похожей античной машине.
— Это более прогрессивный тип замков, — решил он. — Выстраивая в линию символы на разных кольцах в правильном порядке, дверь открывается.
— Но какой порядок правильный? — спросила Хейзел.
— Хороший вопрос. Греческие сферы… астрономия, геометрия… — Лео почувствовал теплое ощущение внутри. — Ох, не может быть. Что если… Какое значение «Пи»?
Фрэнк замер.
— Что за «Пи»?
— Он имеет в виду число, — догадалась Хейзел. — Мы проходили это однажды по математике, но…
— Его использовали для измерения кругов, — сказал Лео. — Эта сфера, если она сделана парнем, о котором я думаю…
Хейзел и Фрэнк непонимающе уставились на него.
— Не важно, — сказал Лео. — Я вполне уверен, что число «Пи» равняется, эм, 3.1415. Число бесконечно, но у сферы только пять колец, так что этого должно быть достаточно, если я прав.
— А если нет? — спросил Фрэнк.
— Ну, тогда Лео лажает, и происходит взрыв. Давайте выясним!
Он начать поворачивать кольца, начиная снаружи и двигаясь внутрь. Лео игнорировал знаки зодиака и буквы, выстраивая числа так, чтобы они сложились в число «Пи». Ничего не произошло.
— Я болван, — пробормотал Лео. — «Пи» располагается изнутри наружу, потому что оно бесконечно.
Он поменял порядок цифр, начав с центра и двигаясь к краю. Когда он подсоединил последнее кольцо, что-то внутри сферы щелкнуло. Дверь открылась.
Лео улыбнулся друзьям.
— Вот так, люди добрые, происходят вещи в Мире Лео. Заходите!
— Я ненавижу Мир Лео, — пробормотал Фрэнк.
Хейзел рассмеялась.
Внутри было достаточно интересных вещей, чтобы удержать здесь Лео занятым целый год. Комната была размером примерно с кузницу в лагере-полукровок, с бронзовыми столярными рабочими столами вдоль стен, и корзинами, полными древних инструментов металлообработки. Десятки бронзовых и золотых сфер, как стимпанковые баскетбольные мячи, сидели без дела на разных стадиях разборки. Не прикрепленные устройства и провода валялись на полу. Толстые металлические кабели бежали от каждого стола по направлению к задней части комнаты, где был расположен закрытый чердак, словно звуковая кабина в театре. Лестницы вели к кабине с каждой стороны.
Казалось, что все кабели вели к этой кабине. Слева от лестницы, ряд полок был завален кожаными цилиндрами, вероятно, чехлами для древних свитков. Лео хотел направится к столам, когда его взгляд упал левее, и он чуть не выпрыгнул из своей обуви. Примыкая к дверному проему, там стояли два вооруженных манекена — маленькие пугала-скелеты, сделанные из бронзовых трубочек, оборудованные полным римским обмундированием, щитом и мечом.
— Чувак, — Лео подошел к одному из них. — Было бы потрясно, если бы они работали.
Фрэнк отодвинулся от манекенов.
— Эти штуки оживут и нападут на нас, не так ли?
Лео рассмеялся.
— Ни в коем случае. Они не законченные, — он постучал по ближайшей шее манекена, где ослабленные медные провода прорастали из-под нагрудника. — Посмотрите, здесь отключили проводок от головы. И здесь, на локте, система контроля сустава не уравновешена. Мое мнение? Римляне попытались скопировать греческий дизайн, но из-за нехватки навыка у них это плохо получилось.
Хейзел нахмурилась.
— Римляне не были достаточно хороши в «усложнении всего», я полагаю.
— Или не были достаточно нежными, — добавил Фрэнк. — Утонченными.
— Эй, я всего лишь говорю то, что вижу, — Лео покачал головой манекена вверх-вниз, словно тот кивал в знак согласия. — Но все же… их попытки впечатляют. Я слышал легенды о том, что римляне конфисковали труды Архимеда, но…
— Архимед? — Хейзел выглядела сбитой с толку. — Разве он не был античным математиком или кем-то в этом роде?
Лео рассмеялся.
— Он был кем-то гораздо большим. Он был самым известным сыном Гефеста, когда-либо существовавших на этой Земле.
Фрэнк почесал ухо.
— Я слышал его имя прежде, но как ты можешь быть уверен, что этот манекен сделан на примере его разработок?
— Так должно быть! — сказал Лео. — Слушай, я прочитал все об Архимеде. Он герой девятого домика. Чувак был греком, верно? Он жил в одной из греческих колоний на юге Италии перед тем, как Рим разросся и стал империей. В конце концов, римляне уничтожили его город. Римский генерал хотел пощадить Архимеда, потому что он был очень ценен… кем-то вроде Эйнштейна античного мира, но некий глупый римский солдат убил его.
— Ну, вот опять, — пробормотала Хейзел. — Это все глупости, Лео. Не стоит ровнять всех римлян под одну гребенку.
Фрэнк хмыкнул, соглашаясь.
— В любом случае, откуда ты все это знаешь? — потребовал он. — Есть ли здесь испаноязычный гид поблизости?
— Нет, чувак, — сказал Лео. — Ты реально не можешь быть полубогом и не знать кто такой Архимед. Он был великим человеком, элитным. Он вычислил число «Пи». Также, он изобрел все эти вещи, которые мы даже сейчас используем в инженерии. Он придумал гидравлический винт, который гоняет воду по трубам.
Хейзел выругалась.
— Гидравлический винт. Извини, что не знала об этом удивительном достижении!
— Он также изобрел луч смерти, состоящий из зеркал. Он мог сжечь вражеские корабли, — сказал Лео. — Надеюсь, это достаточно удивительно для вас?
— Я видел что-то об этом по телевизору, — признался Фрэнк. — Доказали, что это не работает.
— Это лишь потому, что современные смертные не знают, как использовать небесную бронзу, — сказал Лео. — Архимед также построил гигантские когти свисающие с крана. Они могли выхватывать вражеские корабли из воды.
— Окей, это круто, — признал Фрэнк. — Я люблю такие «захватывающие» игры.
— Ну вот, — сказал Лео. — В любом случае, всех его изобретений оказалось недостаточно. Римляне уничтожили его город. Архимед был убит. Легенды гласят, что римский генерал был большим поклонником его работ, поэтому он ограбил мастерскую Архимеда и привез домой, в Рим, кучу сувениров. Они все исчезли из истории… за исключением… — Лео указал рукой на вещи на столе. — Вот этих.
— Металлических баскетбольных мячей? — спросила Хейзел.
Лео не мог поверить, что они не понимают, насколько ценны эти вещи, но старался сдержать свое раздражение.
— Ребята, Архимед изобрел сферы, в разработке которых римляне так и не разобрались. Они думали, что сферы существовали лишь для того, чтобы узнавать время или последующие созвездия, потому что они были покрыты изображениями планет и звезд. Это как найти винтовку и считать ее палкой!
— Лео, римляне были первоклассными инженерами, — напомнила ему Хейзел. — Они построили акведуки, дороги…
— Осадные орудия, — добавил Фрэнк. — Общественную санитарию.
— Хорошо, отлично… — сказал Лео. — Но Архимед был единственным в своем роде. Его сферы могут делать множество вещей, но никто не уверен…
Внезапно у Лео появилась такая невероятная идея, что его нос просто-напросто запылал огнем. Он сбил пламя настолько быстро, насколько это было возможно. Да-а-а, это была самая неловкая вещь, которая когда-либо случалась с ним.
Он подбежал к ряду полочек и проверил метки на чехлах для свитков.
— О, боги. Это оно!
Он осторожно вынул один из свитков. Лео не был специалистом в древнегреческом, но мог сказать, что надпись на нем гласила: «Построение Сфер».
— Ребята, это потерянная книга! — его руки тряслись. — Архимед написал ее, описывая свои методы конструирования, но все копии были потеряны в древние времена. Если я смогу перевести это…
Перспективы были бесконечны. Для Лео поиск теперь стал чем-то гораздо большим. Он должен был перенести эти сферы и свитки в безопасное место. Он должен был защитить все это и доставить в Бункер 9, а после заняться их изучением.
— Секреты Архимеда, — пробормотал он. — Ребята, это даже лучше, чем ноутбук Дедала. Если римляне нападают на лагерь-полукровок, то эти тайны могут спасти его. Они даже могут дать нам преимущество над Геей и гигантами!
Хейзел и Фрэнк обменялись скептическими взглядами.
— Ладно, — сказала Хейзел. — Мы пришли сюда не за свитком, но думаю, что мы можем взять его с собой.
— Полагаю, — сказал Фрэнк. — Что ты не собираешься делиться этими секретами с нами, глупыми незамысловатыми римлянами.
— Что? — Лео уставился на него. — Нет. Послушайте, я не хотел оскорбить… впрочем, неважно. Дело в том, что это хорошие новости!
Впервые за последние дни Лео ощутил присутствие надежды. Естественно, сразу после этого все пошло наперекосяк. На столе, рядом с Хейзел и Фрэнком, один из шаров щелкнул и зажужжал. Из его центра вытянулся ряд длинных, тонких ног. Шар встал, и два бронзовых кабеля выстрелили из его вершины, ударяя Хейзел и Фрэнка, словно электрошок. Оба друга Лео съежились на полу.
Лео бросился к ним на помощь, но два бронированных манекена, которые ранее не могли двигаться, внезапно задвигались. Они обнажили мечи и подошли к Лео. Левый манекен повернул свой кривой шлем, который чем-то напоминал волчью голову. Несмотря на то, что у него не было ни лица, ни рта, из-под его козырька раздался знакомый пустой голос:
— Ты не сможешь сбежать он нас, Лео Вальдес, — сказал он. -— Мы не любим вселяться в машины, но они лучше, чем туристы. Ты не уйдешь отсюда живым.