Глава 33. Аннабет — Метка(Знак) Афины 3 книга


 

Аннабет думала, что все могло быть намного хуже. Даже если она должна была идти на свой жуткий одиночный поиск, она, по крайней мере, сначала пообедала с Перси на берегу Тибра. Теперь она вынуждена была ехать на скутере с Грегори Пеком.
Она знала об этом старом фильме, благодаря своему папе. За последние несколько лет, после их примирения, они провели вместе много времени, и она узнала лучшую сторону своего отца. Конечно, он любил военную историю, оружие и бипланы, но он также любил и старые фильмы, особенно романтические комедии 1940-х — 50-х годов. «Римские каникулы» был одним из его любимых фильмов. Он и показал его Аннабет.
Она считала сюжет глупым: принцесса сбегает от своей мамы и влюбляется в американского журналиста в Риме. Но она подозревала, что ее отец любил этот фильм потому, что он напоминал ему о его собственном романе с богиней Афиной: еще один роман, который не мог закончится счастливо. Ее отец совсем не был похож на Грегори Пека.
А у Афины, конечно, не было ничего общего с Одри Хепберн. Но Аннабет знала, что люди видят то, что хотят видеть. И им не нужен был туман, чтобы изменить их восприятие. Пока бледно-голубой скутер мчался по улицам Рима, богиня Рея Сильвия давала Аннабет беглые комментарии по поводу того, как сильно город изменился на протяжении веков.
— Там находился Субликийский мост, — сказала она, указывая на изгиб в Тибре. — Знаешь ли ты, где Гораций и двое его друзей защищал город от вторжения армии? Так вот, он был храбрым римлянином!
— И смотри, дорогая, — добавил Тиберин. — Это то место, где Ромула и Рема выбросило на берег.
Он, казалось, говорил о месте на берегу реки, где утки делали себе гнездо из порванных полиэтиленовых пакетов и фантиков.
— Ах, да, — Рея Сильвия счастливо вздохнула. — Ты был так добр, что вышел из берегов и выбросил моих младенцев на берег, чтобы их смогла найти волчица.
— Пустяки, — сказал Тиберин.
Аннабет почувствовала легкое головокружение. Речной бог говорил о чем-то произошедшем тысячи лет тому назад, когда на этой территории не было ничего, кроме болот и, возможно, нескольких лачуг. Тиберин спас двух детей, один из которых в последствии основал одну из величайший в мире империй. И это он назвал пустяком.
Рея Сильвия указала на большой современный дом.
— Это было храмом Венеры. Потом стало церковью. Потом дворцом. Потом жилым домом. Он горел 3 раза. Теперь это снова жилой дом. И это пятно вон там…
— Пожалуйста, — попросила Аннабет. — У меня от вас уже кружиться голова.
Рея Сильвия рассмеялась.
— Извини, дорогая. История Рима велика, но она — ничто по сравнению с историей Греции. Афины уже были древними, когда Рим еще напоминал обычное сборище землянок. Ты поймешь, если выживешь.
— Не помогает, — пробормотала Аннабет.
— Вот мы и на месте, — объявил Тиберин. Он остановился перед большим мраморным зданием, фасад которого был покрыт городской пылью, но все равно выглядел красиво. Богатая резьба, изображавшая римских богов, украшала карнизы. Массовый ход был запрещен с помощью железных ворот с огромным висячим замком.
— Мне нужно пойти туда? — Аннабет пожалела, что не взяла с собой Лео или хотя бы какие-нибудь кусачки или другой инструмент из его пояса.
Рея Сильвия прикрыла свой рот рукой и хихикнула.
— Нет, моя дорогая. Не внутрь. А вниз, под само здание.
Тиберин указал на каменные ступени на боковой стороне здания, что вели бы к подвальной квартире, если бы находились на Манхэттене.
— Наземная часть Рима хаотична, — сказал Тиберин. — Но она не сравнится с подземной. Ты должна спуститься в похороненный город, Аннабет Чейз. Найди алтарь чужого бога. Неудачи твоих предшественников помогут тебе. А дальше… я не знаю.
Рюкзак словно потяжелел на плечах Аннабет. Она изучала бронзовую карту неделями, прочесывала ноутбук Дедала в поисках информации. К сожалению, все что она узнала делало этот поиск, казалось, еще более невыполнимым.
— Мои братья и сестры… никто из них не проделал этот путь к святыне до конца, не так ли?
Тиберин покачал головой.
— Но тебе известно какова награда за ее освобождение.
— Да, — ответила Аннабет.
— Это может примирить греков и римлян, — сказала Рея Сильвия. — Это может изменить ход предстоящей войны.
— Если я выживу, — сказала Аннабет.
Тиберин печально кивнул.
— И потому, что ты знаешь стража, с которым должна будешь столкнуться?
Аннабет вспомнила пауков в форте Самтер и сон, о котором ей рассказал Перси… шипящий голос в темноте.
— Да.
Рея Сильвия посмотрела на мужа.
— Она храбрая. Может быть, она сильнее, чем другие.
— Я надеюсь на это, — сказал речной бог. — До свиданья, Аннабет Чейз. И удачи.
Рея Сильвия просияла.
— У нас запланирован такой прекрасный день! Идем в магазин!
Грегори Пек и Одри Хепберн умчались на своем светло-лазурном мотоцикле. Тогда Аннабет повернулась и пошла по ступеням в одиночку. Она была под землей множество раз. Но на полпути вниз по ступенькам, она поняла, как давно путешествовала одна. Ее пробрала дрожь.
О, Боги… она не делала ничего подобного с самого детства. После того, как она сбежала из дома, она несколько недель выживала самостоятельно, живя в подворотнях и скрываясь от монстров, пока Талия и Лука не взяли ее под свою опеку. Затем, прибыв в лагерь-полукровок, Аннабет находилась там все время, пока ей не исполнилось двенадцать. После этого, все ее поиски проходили совместно с Перси или с другими ее друзьями.
В последний раз она чувствовала себя такой испуганной и одинокой в семь лет. Она вспомнила день, когда Талия, Лука и она забрели в логово циклопа в Бруклине. Талия и Лука попали в плен, и Аннабет пришлось их освобождать. Она все еще помнила, как, дрожа, сидела в темном углу того ветхого особняка, прислушивающиеся к циклопам, которые имитировали голоса ее друзей, пытаясь заставить ее разоблачить себя.
«Что делать, если это тоже обман?» — подумала она. Что, если другие дети Афины умерли из-за того, что Тиберин и Рея Сильвия привели их в ловушку? Могли ли Грегори Пек и Одри Хепберн совершить нечто подобное?
Она заставила себя продолжать идти. У нее не было выбора. Если Афина Парфенос была действительно здесь, то это могло решить судьбу войны. Более того, она могла бы помочь маме. Афина нуждалась в ней.
В нижней части лестницы была старая деревянная дверь с массивным железным кольцом. Над кольцом была металлическая пластина с замочной скважиной. Аннабет начала рассматривать способы взломать замок, но как только она коснулась вытяжного кольца, в середине двери появилась огненная фигурка — силуэт совы Афины. Через замочную скважину пошел дым. Дверь распахнулась.
Аннабет посмотрела вверх в последний раз. На верхушке лестницы можно было разглядеть квадратный, блестящий, голубой кусочек утреннего неба. Смертные наслаждались теплым днем. Пары держались за руки в кафе. Туристы шли через магазины и музеи. Римляне занимались своими привычными делами, вероятно, не беря во внимание тысячи лет истории под их ногами, и, безусловно, не обращая внимания на духов, богов и чудовищ, которые все еще жили здесь, или на то, что их город может быть разрушен, если сегодня определенной группе полубогов не удастся остановить гигантов.
Аннабет шагнула через порог. Она оказалась в подвале, который был архитектурным киборгом. Древние кирпичные стены пересекались современными электрическими кабелями и сантехникой. Потолок поддерживался строительными лесами и старыми гранитными римскими колоннами.
Передняя часть фундамента была забита ящиками. Из любопытства, Аннабет открыла некоторые из них. Они были упакованы с помощью разноцветных ленточек, таких, которые цепляют на воздушных змей или используют для ремесленных проектов. Другие ящики были полны дешевых пластиковых гладиаторских мечей. Может быть, когда-то это было помещение для хранения безделушек из туристического магазина. В задней части подвала, пол был раскопан, открывая другой пролет белокаменной лестницы, ведущую еще глубже в подземелье.
Аннабет подкралась к краю. Даже со свечением ее кинжала было слишком темно, чтобы что-нибудь разглядеть там внизу. Она оперлась рукой о стену и обнаружила выключатель. Она перевернула его. Вопиющие белые флуоресцентные лампы осветили лестницу. Снизу показался мозаичный пол, украшенный оленями и фавнами, может быть, бывшую комнату римской виллы, закопанную под этим современным подвалом вместе с ящиками с ленточками и пластиковыми мечами.
Она спустилась вниз. В комнате было около двадцати квадратных футов. Стены когда-то были ярко окрашены, но большинство из фресок были облуплены или исчезли. Единственным выходом было вырытое отверстие в одном из углов этажа, где заканчивалась мозаика. Аннабет присела рядом с отверстием. Оно опускалось прямо вниз, в большую пещеру, где Аннабет так и не смогла рассмотрела дна.
Она слышала протекающую воду, может тридцать или сорок футов ниже. Воздух пах не как канализационный, а как старый и заплесневелый, и слегка сладковатый, как трухлявые цветы. Возможно, это была старая ватерлиния из акведуков. Здесь не было прохода вниз.
— Я не прыгну, — пробормотала она про себя.
Как бы в ответ, что-то засверкало в темноте. Метка Афины запылала жизнью на дне пещеры, освещая блестящую кирпичную кладку вдоль подземного канала на сорок футов ниже. Огненная сова, казалось, дразнила ее: Что же, это и есть твой путь, дитя мое. Так что, лучше выяснить, что там находится.
Аннабет перебрала все свои варианты. Слишком опасно, чтобы прыгать. Нет лестниц или веревок. Она подумала о заимствовании сверху металлических лесов, чтобы использовать их как шест пожарного, но они были скреплены болтами. К тому же, она не хотела разрушить здание, и чтобы оно упало на нее.
Разочарование ползло по ней, как армия термитов. Она провела всю свою жизнь, наблюдая за другими полубогами, у которых были суперспособности. Перси мог контролировать воду. Если бы он был здесь, то смог бы поднять воду вверх и просто плыть по ней. Хейзел, судя по ее словам, могла находить свой путь под землей с безупречной точностью и даже создавать или изменять ход туннелей. Она легко могла создать новый путь. Лео мог просто вытянуть нужный инструмент из своей сумки на поясе и построить нечто полезное. Фрэнк мог превратиться в птицу. Джейсон мог просто контролировать ветер и плыть по воздуху. Даже Пайпер со своей способностью убеждения… она могла убедить Тиберина и Рею Сильвию быть немного более полезными.
А что есть у Аннабет? Бронзовый кинжал, который не делал ничего особенного и проклятая серебряная монета. У нее был с собой рюкзак с ноутбуком Дедала, бутылка воды, несколько кусочков амброзии для чрезвычайных ситуаций, и коробок спичек — вероятно, бесполезная вещь здесь, но ее отец вбил ей в голову, что у нее всегда должен быть способ развести огонь.
У нее не было сверхспособностей. Даже ее единственная магическая вещь — кепка-невидимка… перестала работать и до сих пор лежит у Аннабет в кабине на Арго II.
— У тебя есть интеллект, — сказал чей-то голос. Аннабет подумала, что это Афина говорила с ней, но, вероятно, это было просто принятие желаемого за действительное.
Интеллект… как у любимого героя Афины, Одиссея. Он выиграл Троянскую войну умом, а не силой. Он преодолел все сорта монстров и трудностей своим остроумием. Это то, что ценила Афина.
Дочь Мудрости вечно ходит одна. Аннабет поняла, что это не значило путешествовать без других людей. Это значило путешествовать без специальных способностей. Окей… Так как же безопасно спуститься вниз и убедиться, что там есть выход… в случае необходимости?
Она поднялась назад в подвал и уставилась на открытые ящики. Бечевка воздушного змея и пластмассовые мечи. Идея, которая пришла ей в голову, была настолько смешной, что она чуть было не засмеялась; но это было лучше чем ничего.
Она приступила к работе. Ее руки, казалось, знали, что делать. Иногда, такое случалось, например, когда она помогала Лео с техникой судна или рисовала архитектурные планы на компьютере. Она никогда ничего не делала из бечевки и пластиковых мечей, но все получилось легко и естественно. За несколько минут она использовала дюжину клубков бечевки и целый ящик мечей для создания импровизированной лестницы бечевка воздушного змея — плетеной линии, прочной, но не слишком толстой, с мечами, привязанными через каждые два фута для опоры рук и ног.
Для проверки, она привязала один конец вокруг поддерживающей колонны и облокотилась на веревку всем своим весом. Пластмассовые мечи прогнулись под ней, но они обеспечили некоторый дополнительный объем для узлов на шнуре, так что, по крайней мере, она хотя бы могла удерживаться на них и не полететь вниз.
Лестница выглядела не ахти, но она могла благополучно доставить ее к основанию пещеры. Во-первых, Аннабет наполнила свой рюкзак оставшимися шпульками последовательности. Но она не совсем понимала, почему они были такими легкими.
Она вернулась к отверстию в мозаичном полу, привязала один конец лестницы к близстоящим строительным лесам, спустила веревку в пещеру и полезла вниз.