Глава 28. Пайпер — Метка(Знак) Афины 3 книга


 

Течение схватило ее, словно кулак, и потащило в бездну. Сопротивляться было бесполезно.
Она сжала зубы, стараясь не вдохнуть, но с трудом могла удержать нарастающую в себе панику. Она не видела ничего, кроме потока пузырьков. Она слышала лишь себя и глухой рев воды. Пайпер уже было решила, что именно так и умрет: утонет в яме с водой на острове, которого даже не существует. Затем, также внезапно, как она оказалась под водой, ее вытолкнуло на поверхность. Она оказалась в центре водоворота, способная дышать, но неспособная выплыть. В нескольких метрах от нее Джейсон с мечом в руке вынырнул на поверхность и закашлялся. Он яростно замахнулся, но атаковать было некого. В шести метрах справа от Пайпер из воды поднялся Ахелой.
— Мне очень жаль, — сказал он.
Джейсон ринулся к нему, используя ветер, чтобы подняться из воды, но Ахелой был быстрее и намного сильнее. Водяной вихрь ударил Джейсона, и его снова накрыло с головой.
— Прекрати! — закричала Пайпер.
Барахтаясь в водовороте, использовать убеждение было непросто, но она привлекла внимание Ахелоя.
— Боюсь, что не могу, — сказал речной бог. — Я не могу позволить Геркулесу получить мой второй рог. Это будет оскорбительно.
— Есть другой путь! — сказала Пайпер. — Тебе необязательно нас убивать!
Джейсон снова выбрался на поверхность. Над его головой появилась маленькая туча. Загремел гром.
— Не стоит, сын Юпитера, — укоризненно сказал Ахелой. — Вызвав молнию, ты лишь убьешь током свою подружку.
Вода снова поглотила Джейсона.
— Отпусти его! — Пайпер добавила в свой голос максимум убеждения. — Обещаю, что не отдам рог Геркулесу!
Ахелой засомневался. Он подскочил к ней и наклонил голову влево.
— Я верю, что ты говоришь правду.
— Это правда! — пообещала Пайпер. — Геркулес — отвратительный тип. Но сначала отпусти моего друга, пожалуйста.
Там, где был Джейсон, забурлила вода. Пайпер хотелось закричать. Сколько еще он сможет не дышать? Ахелой посмотрел на нее через свои бифокальные очки. Его лицо смягчилось.
— Понимаю. Ты станешь моей Деянирой. Станешь моей невестой, чтобы возместить мою потерю.
— Что? — Пайпер подумала, что ослышалась. От водоворота у нее в буквальном смысле кружилась голова. — Вообще-то, я думала…
— Я понимаю, — сказал Ахелой. — Ты слишком тактична, чтобы предложить это на глазах у своего парня. Ты, конечно же, права. Я буду обращаться с тобой куда лучше, чем сын Зевса. Спустя столько веков я смогу все исправить. Я не смог спасти Деяниру, но могу спасти тебя.
Прошло тридцать секунд? Минута? Джейсон больше не продержится.
— Твои друзья умрут, — продолжал Ахелой. — Геркулес разозлится, но я смогу тебя защитить. Мы будем счастливы вместе. Давай начнем с того, что позволим этому Джейсону утонуть, а?
Пайпер едва могла дышать, но ей нужно было сосредоточиться. Она скрыла свой страх и гнев. Она — дочь Афродиты. Она должна использовать оружие, которое было ей дано. Она улыбнулась так мило, как могла, и подняла руки.
— Подними меня, пожалуйста.
Лицо Ахелоя посветлело. Он схватил Пайпер за руки и вытянул ее из водоворота. Она никогда еще не каталась на быке, но практиковалась в езде на пегасах в лагере-полукровок и помнила, что нужно делать. Оттолкнувшись, она перекинула ногу через спину Ахелоя. Затем, она вцепилась лодыжками в его шею, обхватив ее одной рукой, а другой выхватила нож. Она прижала лезвие к подбородку речного бога.
— Отпусти… Джейсона… Сейчас же! — она вложила всю силу в этот приказ. — Живо!
Пайпер поняла, сколько недочетов было в ее плане. Речной бог мог просто рассыпаться водой. Или опустить ее под воду и ждать, пока она утонет. Но, похоже, убеждение сработало. Или же Ахелой был слишком удивлен, чтобы мыслить рационально. Он, видимо, не привык, что хорошенькие девушки угрожают перерезать ему глотку.
Джейсон выскочил из воды как пушечное ядро. Он пробил собою ветви оливкового дерева и упал на траву. Джейсон чувствовал себя ужасно, поэтому с трудом поднялся на ноги, задыхаясь и кашляя. Он поднял свой меч, и над рекой сгустились темные облака.
Пайпер бросила на него предупреждающий взгляд, будто говоря, что еще рано. Ей все равно для начала нужно было выйти из этой реки, чтобы не утонуть или не получить разряд тока. Ахелой выгнул спину, как будто собирался выдать какой-то трюк. Пайпер прижала нож к его горлу еще сильнее.
— Будь хорошим бычком, — предупредила она.
— Ты обещала, — процедил Ахелой сквозь стиснутые зубы. — Ты обещала, что Геркулес не получит мой рог.
— Он и не получит, — сказала Пайпер. — Его получу я.
Она подняла нож и отрубила богу рог. Небесная бронза прошла сквозь него, будто он был мокрой глиной. Ахелой взревел в гневе. Прежде, чем он успел прийти в себя, Пайпер встала на его спину. С рогом в одной руке и с кинжалом в другой, она прыгнула на берег.
— Джейсон! – закричала она.
Слава богам, он понял ее сигнал. Порыв ветра подхватил ее и отнес в безопасное место на берегу. Пайпер покатилась по земле, волоски на ее шее встали дыбом. Металлический запах наполнил воздух. Она повернулась к реке и на время ослепла.
БУМ! Молния всколыхнула воду, словно кипящий котел, шипящий и выпускающий пар из-за электричества. Пайпер заморгала, чтобы прояснить зрение, а бог Ахелой, тем временем, взвыл и исчез под землей. Его испуганное выражение лица, казалось, спрашивало: Как ты могла?
— Джейсон, беги! — у нее все еще кружилась голова и ее трясло от страха. Они с Джейсоном побежали через лес. Когда она поднималась на холм, держа бычий рог у своей груди, Пайпер поняла, что плачет. Правда, она не была уверена, было ли это от страха, от облегчения, или от стыда за то, что она сделала старому речному богу. Они не останавливались, пока они не достигли гребня холма.
Пайпер чувствовала себя глупо от того, что постоянно плакала. Она рассказала Джейсону о том, что произошло, пока он был под водой.
— Пайпер, у тебя не было выбора, — он положил руку ей плечо. — Ты спасла мне жизнь.
Она вытерла слезы и попыталась взять себя в руки. Солнце близилось к горизонту. Они должны были немедля вернуться к Геркулесу, или их друзья умрут.
— Ахелой пытался заставить тебя выйти за него замуж, — продолжал Джейсон. — Кроме того, я сомневаюсь, что молния убила его. Он — древний Бог. Тебе пришлось бы уничтожить все его реки, чтобы погубить его. И он может жить без рога. Если даже ты солгала, что не отдашь его Геркулесу, все равно ты поступила правильно.
— Я не лгала.
Джейсон уставился на нее:
— Пайпс… у нас нет выбора. Геркулес убьет…
— Геркулес этого не заслужил, — Пайпер не была уверена, откуда взялся этот гнев, но она никогда не чувствовала себя более уверенной, чем сейчас. Геркулес был жестоким, эгоистичным подонком. Он причинил боль слишком многим людям, и хотел продолжать делать им больно. Может быть, у него была и тяжелая жизнь. Может быть, боги и вели себя с ним, как с игрушкой, которую передают по кругу. Но это не оправдывает его. Герой не может контролировать богов, но он должен быть в состоянии контролировать себя.
Джейсон не был похож на него. Он никогда бы не обвинял других в своих проблемах, он никогда не зацикливался на мести и злости, а вместо этого сосредотачивался на совершении хороших дел. Пайпер не собиралась повторять историю Деяниры. Она не собиралась мириться с тем, чего хотел Геркулес, только потому, что он был обаятелен, силен и страшен. В этот раз он не получит того, чего хочет. Не после того, как угрожал убить их, отослал к Ахелою, и все только потому, что стал несчастным из-за Геры. Геракл не заслуживал рога изобилия. Пайпер собиралась поставить его на место.
— У меня есть план, — сказала она.
Она объяснила Джейсону, что нужно делать. Пайпер даже не осознавала, что использовала дар убеждения, пока глаза ее парня не потускнели.
— Как скажешь, — пообещал он. Затем Джейсон моргнул несколько раз. — Мы умрем, но я в деле.
Геркулес ждал в точности там, где они его оставили. Он уставился на Арго II, стоящий между столбами. Судно выглядело целым и невредимым, но план Пайпер стал казаться ей безумным. Слишком поздно. Она уже послала сообщение почтой Ириды Лео. Джейсон был готов. И, увидев Геркулеса снова, она вновь обрела уверенность в себе, поскольку не собиралась давать ему то, чего он хотел.
Геркулес едва не засиял, когда увидел Пайпер, несущую рог быка, но его хмурый вид ничуть не уменьшился.
— Отлично, — сказал он. — Вы достали его. В таком случае, вы свободны.
Пайпер посмотрела на Джейсона.
— Ты слышал его. Он дал нам разрешение, — она повернулась к богу. — Это означает, что наш корабль может пройти в Средиземное море?
— Да-да, — Геракл щелкнул пальцами. — А теперь рог.
— Нет, — сказала Пайпер.
Бог нахмурился:
— Что, прости?
Она подняла рог изобилия. После того, как она оторвала его от головы Ахелоса, рог выгнулся, становясь гладким и темным с внутренней стороны. Это не было похоже на волшебство, но Пайпер рассчитывала на его силу.
— Ахелой прав, — сказала она. — Его проклятие такое же, как и твое. Ты просто жалок.
Геркулес смотрел на нее так, будто она говорила на японском языке.
— Ты понимаешь, что я могу убить тебя одним движением пальца, — спросил он. — Я могу бросить свою дубинку на твой корабль и пробить корпус. Я могу…
— Ты можешь заткнуться, — сказал Джейсон. Он обнажил свой меч. — Может быть, Зевс отличается от Юпитера. Потому что я бы не стал мириться с братом, который действует, как ты.
Вены на шее Геркулес стали такими же фиолетовыми, как и его одежда.
— Ты не первый полубог, которого я бы убил.
— Джейсон лучше тебя, — сказала Пайпер. — Но не волнуйся. Мы не собираемся воевать с тобой. Мы собираемся покинуть этот остров с рогом. Ты не заслуживаешь его в качестве приза. Я сохраню его как напоминание о том, что значит перестать быть полубогом, и чтобы он напоминал мне о несчастных Ахелое и Деянире.
Ноздри бога вспыхнули.
— Не произноси это имя! Ты не можете всерьез думать, что я боюсь твоего парня. Нет никого сильнее меня.
— Я не сказала сильнее, — исправила Пайпер. — Я сказала, что он лучше.
Пайпер направила кончик рога на Геркулеса. Она отпустила обиды, сомнения и гнев, которые скрывались в ней после Лагеря Юпитера. Она сосредоточилась на всем хорошем, что она делила с Джейсоном Грейсом: парение вверх в Гранд-Каньоне, походы на пляж в лагере-полукровок, держание за руки и наблюдение за звездами, совместные посиделки возле клубничных полей во второй половине дня и наслаждение игрой сатиров.
Она подумала о их будущем, после победы над гигантами и Геей, что они будут жить вместе долго и счастливо: ни ревности, ни монстров, ни боев. Она наполнила сердце этими мыслями, и почувствовала, как рог изобилия потеплел.
Рог взорвался мощным потоком пищи, как река Ахелоя. Геракл был полностью погребен потоком свежих фруктов, хлебобулочных изделий, копченостей и ветчины. Пайпер не понимала, как все это добро могло появиться из рога, но она думала, что ветчина было особенно необходима.
Когда рог изверг достаточно лакомства для того, чтобы заполнить целый дом, он прекратил сыпать едой. Пайпер услышала визг Геракла и борьбу где-то внизу с кучей пищи. Видимо, даже самый сильный бог в мире может быть застигнут врасплох, когда погребен под свежими продуктами.
— Давай! — сказала она Джейсону, который забыл свою часть плана и в изумлении смотрел на фруктовую кучу. — Живее!
Он схватил Пайпер за талию и вызвал ветер. Они пулей полетели прочь от острова, причем настолько быстро, что Пайпер чуть не свернула себе шею. Но радоваться было еще рано. Когда остров исчез из поля зрения, голова Геркулеса показалась из насыпи лакомств. Половина кокоса пристроилась на его голове, прямо как воинский шлем: «Убью!» проревел он так, словно ему пришлось постараться, чтобы вымолвить это.
Джейсон приземлился на палубу Арго II. К счастью, Лео выполнил свою часть плана. Весла судна были уже в воздушном режиме. Якорь был поднят. Джейсон вызвал бурю настолько сильную, что она толкнула их в небо, в то время как Перси послал огромные волны на берег, сбив Геркулеса с ног во второй раз в водопад морской воды и ананасов. К тому времени, когда бог встал на ноги и начал бросаться в них кокосами, Арго II уже плыл через облака над Средиземноморьем.