Глава 27. Пайпер — Метка(Знак) Афины 3 книга


 

«Руководство Геркулеса по Средиземному морю» не очень помогало против змей и москитов.
— Если этот остров магический, — ворчала Пайпер. — То почему же он не может быть милым магическим островом?
Они забрались на холм и спустились в густую чащу долины, пытаясь избегать полосатых чёрно-красных змей, загорающих на камнях. Внизу, над застойными прудами, роились комары. Большинство леса составляли карликовые кипарисы, сосны и оливковые деревья. Стрекотня цикад и знойная жара напомнили Пайпер резиденцию в Оклахоме. Даже зайдя так далеко, они не нашли никаких признаков реки.
— Мы можем взлететь, — снова предложил Джейсон.
— Мы можем упустить что-нибудь, — ответила Пайпер. — Кроме того, я не уверена, что хочу наткнуться на недружелюбного бога. Как его там зовут? Ахулос?
— Ахелой, — пока они шли, Джейсон пытался прочесть руководство, так что он постоянно врезался в деревья и спотыкался о камни. — Здесь сказано, что он — потамус.
— Кто там… ус?
— Потамус. Речной бог. Согласно гиду, он дух какой-то реки в Греции.
— Так как мы не в Греции, предположим, что он переехал, — сказала Пайпер. — Не похоже, что эта книга пригодится нам. Что-нибудь ещё?
— Написано, что Геркулес боролся с ним когда-то, — продолжил Джейсон.
— Геркулес боролся с 99-ти процентами древнегреческих существ.
— Да. Давай посмотрим. Геркулесовы столбы… — Джейсон перевернул страницу.
— Здесь написано, что на этом острове нет ни отелей, ни ресторанов, ни транспорта. Достопримечательности: Геркулес, два столба… ха, это интересно… Предположительно, что знак доллара — буква S с двумя поперечными линиями — произошел от испанского герба, изображающего Геркулесовы столбы со знаменем, развевающимся между ними.
«Здорово», — подумала Пайпер. — «Джейсон наконец-то поладил с Аннабет, и её влияние ботаника начало вымывать ему мозги».
— Что-нибудь полезное? — спросила она.
— Погоди-ка. Здесь есть небольшая информация на Ахелоя: этот речной бог сражался с Геркулесом за руку прекрасной Деяниры. Во время битвы Геркулес отломил один из рогов бога, который стал первым рогом изобилия.
— Изо… чего?
— Это декорация на День благодарения, — пояснил Джейсон. — Рог, проливающий еду и питьё. У нас есть такие в Лагере Юпитера. Я не знал, что настоящий на самом деле был рогом какого чувака.
— Предполагается, что мы заберем другой, — сказала Пайпер. — Я догадываюсь, что это нелёгкая задача. Кто такая Деянира?
— Геркулес женился на ней, — сказал Джейсон. — Я думаю… здесь ничего не написано. Но я думаю, что с ней случилось что-то плохое.
Пайпер вспомнила слова Геркулеса о том, что его первая семья мертва, его вторая жена обманула и отравила его. Ей все меньше и меньше нравилось это задание.
Они устало брели вдоль горного хребта между двумя холмами, стараясь оставаться в тени, но Пайпер все равно вспотела. Москиты кусали ее за лодыжки, руки и шею, так что она, наверное, выглядела как жертва оспы. Она, наконец, осталась наедине с Джейсоном, и вот как они проводили время вместе. Она была раздражена тем, что Джейсон упомянул Геру, но знала, что не может винить его. Может быть, он раздражал ее сам по себе. Еще с Лагеря Юпитера она держала в себе множество волнений и обид.
Она думала о том, что хотел сказать ей Геркулес о сыновьях Зевса. Им нельзя доверять? Они находятся под слишком большим напряжением? Пайпер попыталась представить себе Джейсона, ставшего богом после смерти, стоящего на каком-нибудь пляже, охраняя врата в океан, много лет спустя после того, как Пайпер и все, кто знал его при жизни, умерли. Она удивилась, подумав, что Геркулес когда-то был такой же хороший, как Джейсон — более оптимистичный, уверенный, спокойный. Это было сложно представить.
Когда они спустились в следующую долину, Пайпер задумалась, что сейчас происходит на Арго II. Она хотела послать сообщение через Ириду, но Геркулес предупреждал их не связываться с друзьями. Дочь Афродиты надеялась, что Аннабет сможет догадаться, что происходит, и не попытается отправить на берег другую команду.
Пайпер не была уверена, как Геркулес поступит в этом случае. Она представила, как тренер Хедж взбесится и наведет баллисту на мужчину в фиолетовом, или фантомы вселятся в команду и заставят их совершить самоубийство, напав на Геркулеса. Пайпер вздрогнула. Она не знала, сколько было времени, но солнце уже начало опускаться за горизонт. Как день прошел так быстро?
Она должна была радоваться закату, который принес бы прохладу, но это также был их крайний строк. Свежий ночной ветерок будет мало что означать, если они погибнут. Кроме того, завтра наступало первое июля. Календы Июля. Если их информация была верна, это будет последний день жизни Нико ди Анджело. В этот день падет Рим.
— Стой, — сказал Джейсон.
Пайпер понятия не имела, что произошло. Затем, где-то впереди, она услышала проточную воду. Они прошли мимо деревьев и оказались на берегу реки. Она, возможно, была около сорока футов в ширину, но совсем не глубокой. Серебряная пелена воды мелькала над гладким слоем камней. В нескольких метрах вниз по течению, пороги сходились в один темно-синий бассейн.
Что то в реке беспокоило ее. Здесь было тихо, никакого было щебетания птиц, только журчанье воды. Но чем больше Пайпер прислушивалась, тем сильнее чувствовала зов реки. Ей захотелось выпить из нее. Возможно, ей следовало снять туфли. Можно было бы помочить ноги в реке. И этот бассейн… ей так хотелось прыгнуть в него с Джейсоном, отдохнуть в тени деревьев, поплавать в прохладной воде… Так романтично.
Пайпер встряхнулась. Это были не ее мысли. Что-то было не так. Она почти чувствовала, как река зачаровывает ее, используя дар убеждения. Джейсон сел на камень и начал снимать обувь. Он улыбнулся бассейну, как будто не мог дождаться, когда же нырнет туда.
— Прекрати! — заорала Пайпер на реку.
Джейсон вздрогнул.
— Что прекратить?
— Не ты, — сказала Пайпер. — Он.
Она чувствовала себя глупо, указывая на воду, но была уверена, что здесь замешана магия. Так ей подсказывали ее чувства. Как только она подумала, что ошиблась, и что Джейсон сейчас ей об этом сообщит, река заговорила:
— Прости меня. Пение — одно из немногих удовольствий, что у меня остались.
Из бассейна появилась фигура, как если бы поднялась на лифте. Плечи Пайпер напряглись. Это существо она видела в отражении своего ножа — бык с человеческим лицом. Его кожа была синей, как вода. Его копыта левитировали над поверхностью реки. В верхней части его бычьей шеи была голова человека с короткими вьющимися черными волосами, борода была заплетена в локоны в древнегреческом стиле, глубокие, печальные глаза прятались за двухфокусными очками, и губы, казалось, постоянно дулись. С левой стороны бычьей головы торчал рог, изогнутый, черно-белого цвета. Из такого рога воины могли бы сделать себе чашу для питья. Из-за дисбаланса его голова была наклонена влево так, будто он пытался вытряхнуть воду из уха.
— Привет, — грустно сказал он. — Я полагаю, вы пришли убить меня.
Джейсон одел свои ботинки и медленно встал.
— Ну… в общем…
— Нет! — вмешалась Пайпер. — Извините. Нам так неловко. Мы не хотели беспокоить вас. Нас послал Геркулес.
— Геркулес! — человек-бык вздохнул. Его копыта рыли воду, как будто готовясь к атаке. — Для меня он всегда будет зваться Гераклом. Это его греческое имя, ну, вы знаете… слава Геры.
— Веселое имечко, — сказал Джейсон. — Учитывая то, что он ненавидит ее.
— Действительно, — сказал человек-бык. — Возможно, именно поэтому он и не протестовал, когда римляне переименовали его в Геркулеса. Конечно, как Геракл он известен более, чем Геркулес… это его бэнд. Ведь, Геркулес — это ничто, если нет понимания образа.
Человек-бык говорил с горечью, но с хорошей осведомленностью, как если бы Геркулес был его старым другом, который сбился с пути.
— Вы Ахелой? — спросила Пайпер.
Человек-бык согнул передние ноги и опустил голову в поклоне, который Пайпер показался милым и немного грустным.
— К Вашим услугам. Речной экстраординарный бог. Когда-то дух самой могущественной реки в Греции. Сейчас приговорен к жизни здесь, на противоположной стороне острова от моего старого врага. О, боги так жестоки! Они разместили нас так близко друг к другу, чтобы наказать или меня, или Геркулеса… я никогда не был уверен кого именно.
Пайпер не совсем понимала, что он имел в виду, но фоновый шум реки вторгся в ее голову и снова стал напоминать ей о жаре и жажде, и как приятно было бы поплавать. Она попыталась сосредоточиться.
— Меня зовут Пайпер, — сказала она. — Это Джейсон. Мы не хотим сражаться. Просто Геракл… Геркулес… кем бы он ни был, бог разозлился на нас и послал сюда.
Она рассказала об их путешествии в древние земли, чтобы остановить гигантов и просыпающуюся Гею. Она рассказала и о том, как их команда, греки и римляне, объединились, и как Геракл разнервничался, когда узнал, что за всем этим стоит Гера. Голова Ахелоя была наклонена влево, так что Пайпер не была уверена, задремал он или устал от тяжелого рога. Когда она закончила, Ахелой смотрел на нее так, будто она покрылась прискорбной кожной сыпью.
— Ах, моя милая… легенды верны, понимаешь ли. Духи… водные каннибалы.
Пайпер сдержалась, чтобы не зарыдать. Она не рассказывала Ахелою об этом.
— Откуда вы узнали?
— Речной бог много знает, — сказал он. — Увы, вы сосредоточились на неправильной истории. Если вы доберетесь до Рима, история потопа поможет вам больше.
— Пайпер? — спросил Джейсон. — О чем он говорит?
Ее мысли внезапно перемешались, как калейдоскоп. Потоп… если вы доберетесь до Рима.
— Я-я не уверена, — сказала она, хотя из-за упоминания о потопе у нее засосало под ложечкой. — Ахелой, я не понимаю…
— Нет, не понимаешь, — сочувственно произнес речной бог. — Бедняжка. Еще одна девушка застряла с сыном Зевса.
— Подожди, — вмешался Джесон. — Юпитера, на самом деле. И почему это делает ее несчастной?
Ахелой проигнорировал его:
— Моя девочка, ты знаешь причину моей борьбы с Геркулесом?
— Это было из-за женщины, — вспомнила Пайпер. — Деянира?
— Да, — вздохнул Ахелой. — А ты знаешь, что с ней произошло?
— Эм… — Пайпер посмотрела на Джейсона.
Он вытащил путеводитель и начал листать страницы.
— Это не очень…
Ахелой фыркнул с негодованием.
— Что это?
Джейсон моргнул.
— Просто… Руководство Геркулеса. Он дал нам путеводитель, так что…
— Это не книга, — настаивал Ахелой. — Он дал вам ее, чтобы просто добраться до меня, не так ли? Он знает, что я ненавижу эти вещи.
— Ты ненавидишь… книги? — спросила Пайпер.
— Грр! — лицо Ахелоя вспыхнуло, из синей его кожа превратилась в темно-фиолетовую. — Это не книга.
Он пошарил в воде. Из воды выскочил свиток, словно миниатюрная ракета. Он открыл ее копытами. Пожелтевший пергамент развернулся, показывая старинную латинскую рукопись и сложные рисунки.
— Вот это книга! — сказал Ахелой. — О, запах овчины! Как хорошо чувствовать свиток под моими копытами. Вы просто не сможете создать копию из чего-либо подобного.
Он кивнул с негодованием на руководство в руках Джейсона.
— Вы, современные молодые люди и ваши новомодные гаджеты. Книги в переплете. Маленький компактный квадратик текста… совсем не подходящий для копыт. Книги в переплете… электронные книги, если так уж хочешь, это не традиционные книги. Они никогда не заменят старые добрые свитки!
— Э-э, я просто положу это назад, — Джейсон сунул руководство обратно в карман так, словно это было опасное оружие.
Ахелой, казалось, немного успокоился, что было облегчением для Пайпер. Ей не хотелось быть раздавленной однорогим быком, любителем свитков.
— Смотри, — Ахелой показал на изображение на свитке. — Это Деянира.
Пайпер встала на колени, чтобы посмотреть на нее. Портрет был маленьким и рукописным, но она могла сказать, что женщина была очень красивой, с длинными темными волосами, темными глазами и озорной улыбкой, которая, вероятно, и сводила мужчин с ума.
— Принцесса Каледонии, — грустно сказал речной бог. — Она была верна мне, пока не вмешался Геракл. Он настаивал на борьбе.
— И он отломил твой рог? — догадался Джейсон.
— Да, — сказал Ахелой. — Я никогда не смогу простить его за это. Ужасно неудобно иметь только один рог. Но для Деяниры ситуация сложилась еще хуже. Она могла жить долгой и счастливой жизнью, выйдя замуж за меня.
— За человека с головой быка, — сказала Пайпер. — Живущего в реке.
— Вот именно, — согласился Ахелой. — Казалось, что мне невозможно отказать, да? Вместо этого, она ушла с Гераклом. Она считала его красивым, похожим на доброго героя, верного мужа, который бы относился к ней хорошо. Что там произошло дальше? Ну что же, она должна была это предвидеть. Геркулес был слишком поглощен собственными проблемами, чтобы быть хорошим мужем. Он уже погубил одну жену, знаете ли. Гера прокляла его, чтобы он впал в ярость и убил всю свою семью. Ужасно. Вот, почему он должен был совершить двенадцать подвигов. Это что-то вроде покаяния.
Пайпер ужаснулась.
— Подожди… Гера свела его с ума, а наказание должен был понести Геракл?
Ахелой пожал плечами.
— Олимпийцы кажется не платят за свои преступления. И Гера всегда ненавидела сыновей Зевса… или Юпитера, — он недоверчиво взглянул на Джейсона. — В любом случае, у моей бедной Деяниры был трагический конец. Она стала ревновать Геркулеса к его подвигам. Он очаровывал всех, понимаете ли, как и его отец Зевс, флиртующий с каждой женщиной, которую встречает. Наконец, Деянира настолько отчаялась, что послушалась плохого совета. Лукавый кентавр по имени Нессус сказал ей, что, если она хочет, чтобы Геркулес остался верен ей навсегда, она должна нанести немного крови кентавра на внутреннюю сторону его любимой рубашки. К сожалению, Нессус соврал, чтобы отомстить Геркулесу. Деянира последовала его совету, но вместо того, чтобы сделать Геркулеса верным мужем…
— Кровь кентавра… как кислота, — сказал Джейсон.
— Да, — сказал Ахелой. — Геркулес умер болезненной смертью. Когда Деянира поняла, что она натворила, она… — речной бог очертил линию на своей шее.
— Это ужасно, — сказала Пайпер.
— Мораль сей басни такова, — сказал Ахелой. — Остерегайся сыновей Зевса, милая.
Пайпер старалась не смотреть на своего парня. Она сомневалась, что сможет скрыть тревогу в своих глазах. Джейсон никогда не станет таким, как Геркулес. Но эта история играла на ее страхах. Гера манипулировала их отношениями, так же, как она манипулировала Геркулесом. Пайпер хотелось верить, что Джейсон не впадет в убийственное безумие, как Геркулес. Но, только четыре дня назад он был одержим фантомом и чуть не убил Перси Джексона.
— Теперь, Геркулес — бог, — сказал Ахелой. — Он женился на Гебе, молодой богине, но все еще редко бывает дома. Он живет здесь, на этом острове, охраняя эти дурацкие столбы. Он говорит, что Зевс заставляет его делать это, но думаю, что он предпочитает находиться здесь, подальше от горы Олимп, лелея свою горечь и скорбь по своей земной жизни. Мое присутствие напоминает ему о его неудачах, особенно о женщине, которая, в конце концов, убила его. И его присутствие напоминает мне о бедной Деянире, которая могла бы быть моей женой.
Человек-бык постучал по свитку, который свернулся и опустился в воду.
— Геркулес хочет мой второй рог для того, чтобы унизить меня, — сказал Ахелой. — Возможно, это заставит его почувствовать себя лучше, зная, что я тоже несчастен. Кроме того, рог станет рогом изобилия. Хорошая еда и напитки будут вытекать из него, как моя сила заставляет реки двигать потоками. Без сомнения, Геркулес заберет его себе. Это стало бы трагедией и пустой тратой усилий, если бы это было не так.
Пайпер подозревала, что шум реки и убаюкивающий голос Ахелоя, влияют на ее мысли, но она не могла не согласиться с богом реки. Она начала ненавидеть Геркулеса. Этот бедный человек-бык казался таким грустным и одиноким. Джейсон всколыхнулся.
— Мне очень жаль, Ахелой. Честно говоря, вы могли бы согласиться на сделку. Может быть… ну, без другого рога, вы, возможно, не будете столь однобоким. Эта сделка поможет вам почувствовать себя немного лучше.
— Джейсон! — запротестовала Пайпер.
Джейсон поднял руки.
— Просто мысль. Кроме того, я не думаю, что у нас есть другой выбор. Если Геркулес не получит этот рог, он убьет нас и наших друзей.
— Он прав, — сказал Ахелой. — У вас нет выбора. И я надеюсь, что вы простите меня за это.
Пайпер нахмурилась. Речной бог был так убит горем, что ей захотелось погладить его по голове.
— Простить за что?
— У меня тоже нет выбора, — сказал Ахелой. — Я должен остановить вас.
Река взорвалась, и стена воды обрушилась на Пайпер.