Глава 24. Лео — Метка(Знак) Афины 3 книга


 

Афрос был похож на своего брата, только он был синим, а не зеленым, и гораздо-гораздо больших размеров. У него были пресс и руки, как у Арнольда Шварценеггера, и большая квадратная голова. Огромный меч, который бы одобрил сам Конан-варвар, был привязан к его спине. Даже его волосы — массивный шар черных волос, вьющихся и настолько густых, что его рога, казалось, тонули в них, пытаясь пробраться на поверхность.
— Это поэтому вас назвали Афрос? — спросил Лео, когда они скользили вниз по тропинке из пещеры. — Из-за афро?
Афрос нахмурился.
— Что ты имеешь в виду?
— Ничего, — поспешно ответил Лео. Сейчас ему не нужны были проблемы от этой рыбной стиляги. — Так кто же вы такие, ребята?
— Ихтиокентавры, — Афрос сказал так, словно это был вопрос, на который он уже устал отвечать.
— Э-э-э, кто?
— Рыбы-кентавры. Мы наполовину братья Хирона.
— Да, он мой друг!
Афрос прищурился.
— Та, которую зовут Хейзел, говорила нам это, но мы выясним правду. Проходи.
Лео не понравилось то, что было сказано о выяснении правды. Это натолкнуло его на мысль о пытках стеллажами и раскаленной кочергой. Он последовал за рыбой-кентавром через чащу леса из водорослей. Лео мог бы метнуться в одну сторону и потеряться в растениях, это было бы довольно легко, но он даже и не пытался.
Прежде всего он решил, что Афрос двигался гораздо быстрее и мог отключить магию, которая позволяла Лео передвигаться и дышать. Внутри или снаружи пещеры, Лео все равно был в плену. Кроме того, Лео понятия не имел, где он находился.
Они пробирались между рядами бурых водорослей, высотой с многоэтажку. Зелено-желтые растения качались легко, как колонны гелиевых шаров. Выше, Лео увидел белое пятно, что можно было принять солнце. Он догадался, что это означало, что они пробыли здесь целую ночь. Было ли с Арго II все в порядке? Поплыли ли дальше без них их друзья, или они все еще ищут их? Лео даже не мог быть уверенным в том, на какой глубине они находились. Если здесь росли растения, значит, не слишком глубоко, верно? И все же, Лео знал, что он не мог просто поплыть на поверхность. Он слышал о людях, которые поднялись слишком быстро, и у них развились пузырьки азота в крови. Лео хотел избежать подобной участи.
Они дрейфовали, может быть, где-то полмили. Лео хотелось спросить, куда Афрос вел его, но большой меч, привязанный к спине кентавра, заставлял его помалкивать. Наконец, подводный лес открыл им обзор. У Лео перехватило дыхание. Они шли (плыли, неважно) навстречу высокому подводному холму. Под ними раскинулся целый город в греческом стиле на морском дне. Крыши домов блестели от перламутра. Сады были полны кораллов и актиний. Морские кони паслись в поле из морских водорослей. Группа циклопов устанавливали куполообразную крышу в новом храме, используя синего кита в качестве подъемного крана. Десятки водяных и русалок и рыбоподобных людей плыли по улицам, гуляли во дворах, практиковались в борьбе с трезубцами и мечами на арене.
Лео видел много странных вещей, но он всегда думал, что морские жители были глупыми и вымышленными существами, как смурфики или мапетс. Но в них не было ничего глупого или симпатичного. Даже с такого расстояния они выглядели свирепыми и вообще не человечными. Их глаза горели желтым цветом. У них были похожие на акулий оскал зубы и морщинистая кожа различных цветов: начиная от красно-кораллового и заканчивая чернильно-черным.
— Это учебный лагерь, — догадался Лео. Он трепетно посмотрел на Афроса. — Вы ведь тренируете героев, так же, как и Хирон?
Афрос кивнул, гордость сверкнула в его глазах.
— Мы обучили всех известных морских героев! Назови любое имя морского героя — мы обучили его или ее… их всех, короче!
— О, конечно, — сказал Лео. — Например, типа… хм, Русалочки?
Афрос нахмурился.
— Кто? Нет! Как и Тритон, Главк, Веиссмаллер, или Билл!
— О, — Лео понятия не имел, кто они такие. — Ты тренировал Билла? Впечатляет.
— А как же! — Афрос ударил себя кулаком в грудь. — Я учил самого Билла. Большой тритон.
— Вы учитель борьбы, я думаю.
Афрос в раздражении вскинул руки.
— Почему все так считают?
Лео взглянул на массивный меч на спине рыбы-парня.
— Ну, я не знаю.
— Я преподаю музыку и стихи! — ответил Афрос. — Жизненные навыки! Домоводство! Это важно для героев.
— Абсолютно верно, — Лео попытался сохранить бесстрастное лицо. — Шитье? Домашняя выпечка?
— Да. Я рад, что ты меня понимаешь. Возможно, позже, если мне не придется тебя убить, я поделюсь с тобой своим фирменным рецептом, — Афрос презрительно указал на кого-то позади себя. — Мой брат, Битос, он учит борьбе.
Лео не был уверен, чувствовал ли он облегчение или обиду, что учитель борьбы допрашивает Фрэнка, в то время как Лео достался домашний учитель экономики.
— Так что, отлично. Этот лагерь… как вы его назвали? Лагерь Рыбной-Крови?
Афрос нахмурился.
— Я надеюсь, что это шутка. Это Лагерь… — он издал звук, похожий на серию гидролокационного звона и шипения.
— Какой же я глупый, — сказал Лео. — И, вы знаете, я действительно мог бы взять у вас пару уроков по приготовлению домашней выпечки! Так что же мы должны предпринять, чтобы не дойти до убиваемого меня этапа?
— Расскажи мне свою историю, — сказал Афрос.
Лео колебался, но недолго, поскольку чувствовал, что ему следует говорить правду. Он начал с самого начала: рассказал о том, что Гера была его няней и о том, что она бросила его в огонь, и том как Гея убила его мать, тем самым сделав из Лео своего врага. Он рассказал о своем детстве, о том, что он жил в приемных семьях, до того как его, Джейсона и Пайпер не привезли в лагерь-полукровок. Лео объяснил ему Пророчество Семи, рассказал о строительстве Арго II, поведал об их стремлении достичь Греции и уничтожить всех гигантов до пробуждения Геи.
Пока он говорил, Афрос достал какого-то жуткого вида металлические шипы из своего пояса. Лео было испугался, что сказал что-то неправильное, но Афрос просто вытащил пряжу водорослей из своей сумки и принялся вязать.
— Продолжай, — настаивал он. — Не останавливайся.
К тому времени, когда Лео рассказал о призраках, проблемах с римлянами, и о всех бедах Арго II, с которыми он столкнулся, пересекая Соединенные Штаты и выбираясь из Чарльстона, Афрос связал целый детский чепчик.
Лео подождал, пока рыба-кентавр не собрал свои принадлежности. Клешни-рога Афроса продолжали плавать в его густых волосах, и Лео пытался не поддаться искушению попытаться вызволить их.
— Очень хорошо, — сказал Афрос. — Я верю тебе.
— Так просто?
— Я хорошо определяю ложь. В твоей истории не было лжи, так же она совпадает с рассказом Хейзел Левеск.
— Она тоже вам рассказывала?
— Конечно, — ответил Афрос. — Она в порядке, — он сунул пальцы в рот и оглушительно свистнул. Под водой это звучало странно, словно дельфиний крик. — Мои люди доставят ее сюда в ближайшее время.
Вы должны понять, что наше место — это тщательно охраняемая тайна. Ты и твои друзья появились здесь на военном корабле, преследуемые одним из морских чудовищ Кето. Мы не знали, на чьей вы стороне.
— С кораблем все в порядке?
— Поврежден, — ответил Афрос. — Но не очень сильно. Сколопендра отстала от него, после того, как получила глоток огня. Хорошо придумано.
— Спасибо. Сколопендра? Никогда не слышал.
— Тогда считай, что ты счастливчик. Они противные существа. Кето, наверное, действительно, тебя ненавидит. В любом случае, мы вытащили тебя и двоих твоих друзей из щупалец этой твари, когда она отступала в глубину. Твои друзья по-прежнему наверху, ищут вас; но мы затемнили их зрение. Мы должны были быть уверенными, что вы нам не угроза. В противном случае, нам пришлось бы… принять меры.
Лео судорожно сглотнул. Он был уверен, что, принять меры — это точно означало не выпекание дополнительных шоколадных пирожных с орехами. И если эти ребята были настолько сильными, что они могли держать их лагерь скрытым от Перси, который имел невероятные полномочия от Посейдона, тогда они были не теми рыбными стилягами, которым можно было перейти дорогу.
— Так что… мы можем уйти?
— Скоро, — пообещал Афрос. — Я должен свериться с Битосом о состоявшемся разговоре с твоим другом Гэнком…
— Фрэнком.
— Фрэнком. Когда они закончат, мы отошлем вас назад на твой корабль. И у нас могут быть некоторые предупреждения для тебя.
— Предупреждения?
— А, — Афрос указал на Хейзел, вышедшую из подводного леса в сопровождении двух устрашающего вида русалок, которые оскалили свои клыки и шипели. Лео подумал, что Хейзел могла грозить опасность. Затем он увидел, что она совершенно непринужденно улыбалась, разговаривая со своей свитой, и Лео понял, что русалки не скалились, а смеялись.
— Лео! — Хейзел направилась к нему. — Разве это не удивительное место?
Они остались одни на горном хребте, наверное, это означало то, что Афрос действительно им доверял. К тому времени, как кентавры и русалки ушли, чтобы привести Фрэнка, Лео и Хейзел. Они парили над холмом, осматривая подводный лагерь. Хейзел рассказала ему, что русалки привязались к ней только сейчас. Афрос и Битос были очарованы ее рассказом, так как они никогда не встречали ребенка Плутона раньше. В добавок к этому, они слышали много легенд о коне Арионе, и они были поражены, что Хэйзел подружилась с ним.
Хейзел обещала прийти сюда еще раз с Арионом. Русалки написали ей номер своего мобильного телефона водостойкой тушью на её руку для того, чтобы она могла поддерживать с ними связь. Лео даже не хотел спрашивать, откуда у русалок сотовый телефон и покрытие в середине Атлантики.
Пока Хейзел говорила, ее волосы взметнулись вокруг ее лица, словно облако, цвета коричневой земли и золотой пыли. Она выглядела очень уверенной в себе и очень красивой — не как застенчивая, нервная девушка из Нового Орлеана, когда во дворе у ее ног растоптали ее же сумку с обедом.
— Нам не удалось поговорить, — сказал Лео. Ему не хотелось поднимать эту тему, но он знал, что это может быть единственный шанс побыть вдвоём. — Я имею в виду о Сэмми.
Ее улыбка погасла.
— Я знаю… мне просто нужно некоторое время, чтобы это осознать. Странно думать, что ты и он…
Ей не нужно было договаривать. Лео понимал, насколько все это было странным.
— Я не уверена, что смогу объяснить это Фрэнку, — добавила она. — О тебе и обо мне… когда мы держались за руки.
Она не могла смотреть Лео в глаза. Внизу, в долине, рабочая команда циклопов одобрила то, как крыша храма была установлена на своё место.
— Я рассказал ему все, — ответил Лео. — Я сказал, что не пытался… ну знаешь, поссорить вас.
— О, хорошо.
Неужели она выглядела разочарованной? Лео не был уверен, честно говоря, он и не хотел знать.
— Фрэнк, гм, казался довольно испуганным, когда я призвал огонь. — Лео объяснил то, что случилось в пещере.
Хэйзел выглядела ошеломленной.
— О, нет, это, должно быть, напугало его!
Ее рука потянулась к ее джинсовой куртке, словно проверяя что-то во внутреннем кармане. Она всегда была одета в куртку, или какую-то кофту, даже когда было жарко. Лео решил, что она делала это из скромности или потому, что так было лучше для верховой езды. Теперь он начал сомневаться в своих предположениях. Его мозг перешел на более высокую передачу. Он вспомнил, что Фрэнк что-то сказал о его слабости… о куске древесины. Он думал о том, почему Фрэнк так боялся огня, и почему Хейзел так отреагировала. Лео вспомнил некоторые истории, которые он слышал в лагере-полукровок. По понятным причинам, он старался обратить внимание на легенды об огне. Теперь он вспомнил, что не размышлял об этом месяцами.
— Существует старая легенда о герое, — вспомнил он. — Его линия жизни была связана с палкой в камине и когда этот кусок дерева сгорел…
Выражение лица Хейзел стало мрачным и угрюмым. Лео понял, что попал в точку.
— У Фрэнка такая же проблема, — предположил он. — И кусок древесины… — он указал на её куртку. — Он дал его тебе на сохранение?
— Лео, пожалуйста, перестань. Я не могу сейчас об этом говорить.
Инстинкты Лео сразу же заработали. Он начал думать о свойствах древесины и о коррозионной активности соленой воды.
— С древесиной все в порядке, когда она находится в океане? Или слой воздуха вокруг тебя защищает ее?
— Все хорошо, — сказала Хейзел. — Она даже не промокла. Кроме того, она завернута в несколько слоев ткани и пластика, и… — она прикусила губу от досады. — И я не должна говорить об этом! Лео, дело в том, что Фрэнк, кажется, боится тебя, или чувствует себя неудобно рядом с тобой, ты должен понимать что…
Лео обрадовался, что он плыл, потому что был бы не в силах стоять на ногах из-за головокружения. Он представил себя на месте Фрэнка: его жизнь так хрупка, что в буквальном смысле может сгореть в любое время. Он представил себе, какое большое доверие потребуется, чтобы отдать его единственную надежду, всю его судьбу, другому человеку. Фрэнк выбрал Хейзел, это очевидно. Поэтому, когда он видел Лео — парня, который мог бы призвать огонь в любой момент, и который находился рядом с его девушкой…
Лео вздрогнул. Неудивительно, что Фрэнк не любил его. И, внезапно, его способность превращаться в кучу различных животных показалась Лео не такой уж и потрясающей — не тогда, когда из-за этого Фрэнку досталось такое «щедрое дополнение».
Лео думал о своей наименее любимой строчке из Пророчества Семи: «В огне и буре мир гибнет снова». Спустя некоторое время, до него дошло, что Джейсон или Перси, а может и оба — это и есть буря. Лео был огненным парнем. Никто этого не говорил, но это было очевидно. Лео был одним из козырей. Если он сделает что-то не так, то мир может погибнуть. Нет… он не должен погибнуть. Лео задумался, есть ли в этой строчке что-либо о Фрэнке и его деревяшке. Лео уже совершил некоторые эпические ошибки. Это было бы так просто для него — случайно поджарить Фрэнка Чжана.
— Вот где вы! — голос Битоса заставил Лео вздрогнуть.
Битос и Афрос летели с Фрэнком между ними, бледным, но живым. Фрэнк осторожно изучал Хейзел и Лео, как будто пытаясь выяснить, о чем они только что говорили.
— Вы свободны, — сказал Битос. Он открыл свою сумку и вернул им конфискованные вещи. Лео никогда не был так рад, одевая свой пояс с магическими инструментами себе на пояс.
— Скажи Перси Джексону, чтобы он не беспокоился, — сказал Афрос. — Мы слышали ваш рассказ о заключенных морских существах в Атланте. Кето и Форкий должны быть остановлены. Мы вышлем на поиск наших морских героев, чтобы победить их и освободить пленников. Может быть, Кира?
— Или Билла, — предложил Битос.
— Да! Билл подходит идеально, — согласился Афрос. — В любом случае, мы благодарны, что Перси обратил наше внимание на этот произвол.
— Вы должны поговорить с ним лично, — предложил Лео. — Я имею в виду, он ведь сын Посейдона… и все такое.
Рыбы-кентавры мрачно покачали головами.
— Иногда лучше не взаимодействовать с выводком Посейдона, — ответил Афрос. — Мы находимся в дружественных отношениях с богом морей, конечно, но политика подводных божеств… в общем, штука сложная. И мы ценим нашу независимость. Тем не менее, скажите Перси спасибо. Мы сделаем то, что в наших силах, чтобы вы быстро и благополучно пересекли Атлантику без дальнейшего вмешательства Кето с её монстрами, но предупреждаю: в Средиземном море вас ждут большие опасности.
Фрэнк вздохнул.
— Естественно. Как же иначе.
Битос хлопнул большого парня по плечу.
— Все будет хорошо, Фрэнк Чжан. Продолжай практиковать преобразования. Рыба кои — это хорошо, но попробуй превратиться в португальского кораблика (медуза). Помни, что я тебе показал. Все дело в дыхании.
Фрэнк выглядел так, словно ему было смертельно неловко. Лео прикусил губу, стараясь не улыбаться.
— А ты, Хейзел, — сказал Афрос. — Должна приехать сюда снова вместе со своим конем! Я знаю, что ты обеспокоена потерянным временем из-за того, что провела ночь в нашем мире. Ты волнуешься, что твой брат, Нико… Хейзел схватила свой кавалерийский меч.
— Он… вы знаете, где он?
Афрос покачал головой.
— Не совсем. Но когда ты будешь рядом, ты должна будешь почувствовать его присутствие. Не бойся! Ты должна добраться до Рима до послезавтра, если хочешь спасти его, но время еще есть. Ты должна его спасти.
— Да, — согласился Бифос. — Он сыграет важную роль в вашем путешествии. Я не знаю какую, но чувствую, что это правда.
Афрос положил руку на плечо Лео .
— Что насчет тебя, Лео Вальдес, ты должен держаться Хейзел и Фрэнка, когда достигнешь Рима. Я чувствую, что они столкнуться… ах, с механическими трудностями, которые только ты можешь преодолеть.
— Механические трудности? — спросил Лео.
Афрос улыбнулся, как если бы это была отличная новость.
— И у меня есть дары для тебя, отважный штурман Арго II!
— Я люблю думать о себе, как о капитане, — сказал Лео. — Или как о главнокомандующем.
— Шоколадные пирожные с орехом! — с гордостью воскликнул Афрос, сунув старомодную корзину для пикника Лео в руки. Она была окружена пузырем воздуха, который, как надеялся Лео, удержит пирожные от превращения в соленоводную стряпню из ила.
— В этой корзинке ты также найдешь и рецепт.
— Поменьше масла! Вот в чем секрет. И я дал тебе рекомендательное письмо Тиберину, богу реки Тибр. Как только вы достигнете Рима, оно понадобиться твоей подруге, дочери Афины.
— Аннабет… — понял Лео. — Ладно, но зачем?
Битос рассмеялся.
— Она ведь следует за Меткой Афины, не так ли? Тиберин сможет указать ей верный путь. Он древний, гордый бог, и может быть… немного неприступным; но рекомендательные письма — это все для римских духов. Это убедит Тиберина помочь ей. Я надеюсь.
— Надеюсь, — повторил Лео.
Битос достал три маленькие розовые жемчужины из своей сумки.
— А сейчас, полубоги, будьте здоровы! Хорошего плаванья!
Он, по очереди, бросил каждому из них по жемчужине, и вокруг них образовались три сверкающие розовые пузыря энергии. Они начали подниматься по воде. Лео едва успел подумать, что это было похоже на крутящееся колесо в клетке хомяка. Затем он набрал скорость и взмыл по направлению к далекой, сияющей на солнце, поверхности.