Глава 21. Лео — Метка(Знак) Афины 3 книга


 

После рейда в музей, полный призраков-Конфедератов, Лео не думал, что этот день может стать еще хуже, но он ошибался. Они не нашли ничего необычного в Гражданской войне юга или в другом месте музея, всего несколько пожилых туристов, спящего охранника, а когда они пытались проверить артефакты, на них напал целый батальон светящихся зомби в серых мундирах. Как вам мысль о том, что Фрэнк может контролировать духов? Да… ему это в значительной мере не удалось.
К тому времени, когда Пайпер послала им сообщение через Ириду, предупреждая их об атаке римлян, они были уже на полпути к кораблю, преследуемые группой разъяренных мертвых конфедератов. И тогда — О, Боги! — Фрэнк решил подвезти Лео в образе Дружного Орла, чтобы они могли бороться с кучкой римлян. Должно быть прошелся слух, что Лео был именно тем, кто открыл огонь по Новому Риму, потому что римляне, казалось, особенно стремились убить его. Но, погодите! Дальше было еще круче! Тренер Хедж открыл по ним огонь, Фрэнк уронил его (и это был не несчастный случай), и они сделали аварийную посадку в Форте Самтер.
Теперь, когда Арго II несся по волнам, Лео пришлось использовать все свое мастерство, чтобы сохранить корабль в целости и сохранности. Перси с Джейсоном были хороши в создании огромной бури. Аннабет стояла рядом с Лео, перекрикивая рев ветра:
— Перси сказал, что он разговаривал с наядами в гавани!
— Рад за него! — кричал Лео.
— Наяды сказали, что мы должны искать помощи у братьев Хирона.
— Что это означает? Тусящие пони? — Лео никогда не встречал сумасшедших родственников кентавра Хирона, но он слышал о поединках на мечах, соревнованиях по скорости питья корневого пива, и о реакционных водяных пистолетиках, заполненных взбитыми сливками.
— Не уверена, — ответила Аннабет. — Но у меня есть нужные координаты. Ты можешь ввести широту и долготу в эту штуку?
— Я могу ввести звездные карты и заказать тебе коктейль, если захочешь. Конечно, я могу ввести широту и долготу!
Аннабет выпалила цифры. Лео каким-то образом удалось одновременно вводить их, и удерживать руль одной рукой. На бронзовом экране замигала красная точка.
— Это посреди Атлантики, — сказал он. — У тусящих пони есть яхта?
Аннабет беспомощно пожала плечами.
— Просто защищай корабль, пока мы не уберемся подальше от Чарльстона. Перси с Джейсоном будут поддерживать ветра!
— Удачно провести время!
Казалось, что прошла целая вечность, перед тем как море успокоилось, а ветра затихли.
— Вальдес, — сказал Тренер Хедж, с удивительной мягкостью. — Позволь мне встать за штурвал. Ты был рулевым на протяжении двух часов.
— Двух часов?
— Да. Дай мне штурвал.
— Тренер?
— Да, малыш?
— Я не могу разжать руки.
Это была правда. Пальцы Лео словно превратились в камень. Его глаза болели, потому что непрерывно глядели на горизонт. Колени стали мягкими, как зефир. В конце концов, Тренеру Хеджу все-таки удалось оторвать его от штурвала.
Лео бросил последний взгляд на консоль, прислушиваясь к болтовни Фестуса, который давал отчет о состоянии дел. Он чувствовал, что кое-что забыл. Лео уставился на рычаги управления, пытаясь думать, но это только усложняло ситуацию. Его глаза едва могли сосредоточиться.
— Просто наблюдайте за монстрами, — сказал он тренеру. — И будьте осторожны с поврежденным стабилизатором, и…
— Я его чем-то накрою, — пообещал Тренер Хедж. — Ну, иди же!
Лео устало кивнул. Шатаясь, он пошел через палубу к своим друзьям. Перси и Джейсон седели, прислонившись спиной к мачте, их головы поникли от усталости. Аннабет и Пайпер пытались заставить их выпить воды. Хейзел и Фрэнк стояли вне пределов слышимости и спорили друг с другом, упорно жестикулируя руками и кивая головами. Лео не должен был чувствовать себя счастливым, но какая-то часть его все же не удержалась, из-за чего другая часть почувствовала себя ужасно. Спор внезапно прекратился, когда Хейзел увидела Лео. Все собрались у мачты. Фрэнк нахмурился, будто изо всех сил пытался превратиться в бульдога.
— Никаких признаков погони, — сообщил он.
— Или земли, — добавила Хейзел. У нее был зеленоватый оттенок лица, хотя Лео не был уверен почему, из-за покачивания лодки или из-за спора.
Лео осмотрел горизонт. Ничего, кроме океана повсюду, в любом направлении. Это не удивило его. Он провел шесть месяцев за строительством судна, способного пересечь Атлантику. Но до сегодняшнего дня, их путешествие к древним землям не казалось реальным. Лео никогда прежде не был за пределами США, за исключением быстрого полета на драконе до Квебека. Теперь они были совершенно одни посреди открытого моря, плыли в Средиземное море, откуда происходили все жуткие чудовища и противные гиганты. Возможно, римляне и не могли последовать за ними, но и на любую помощь из лагеря-полукровок они рассчитывать также не могли.
Лео похлопал себя по талии, чтобы убедиться, что его пояс с инструментами был все еще там. К сожалению, это просто напомнило о ему печенье Немезиды, которое скрывалось внутри одного из карманов. «Ты всегда будешь аутсайдером», — голос богини все еще гулом отдавался в его голове. — «Седьмое колесо».
«Забудь о ней», — сказал Лео сам себе. — «Сосредоточься на том, что ты еще можешь исправить».
Он повернулся к Аннабет.
— Ты нашла карту которую искала?
Она кивнула, хотя выглядела бледной. Лео подумал о том, что же она могла увидеть в Форте Самтер, что потрясло ее так сильно.
— Мне нужно изучить ее, — сказала она, будто пыталась уйти от этой темы. — Как далеко мы от этих координат?
— При максимальной скорости гребли… примерно через час, — сказал Лео. — Есть какие-нибудь идеи, что мы ищем?
— Нет, — призналась она. — Перси?
Перси поднял голову. Его зеленые глаза были налиты кровью и усталостью.
— Наяда сказала, что братья Хирона находятся там, и они хотят услышать о том аквариуме в Атланте. Я не знаю, что она имела в виду, но…
Он умолк, собираясь с силами, чтобы продолжить рассказ.
— Она также сказала мне быть осторожным. Кето, богиня в аквариуме является матерью морских чудовищ. Она, возможно, и застряла в Атланте, но она все еще может отправить своих детей вслед за нами. Наяда сказала, что мы должны ожидать нападения.
— Замечательно, — пробормотал Фрэнк.
Джейсон попытался встать, что было не очень хорошей идеей. Пайпер схватила его, чтобы удержать от падения, и он соскользнул вниз по мачте.
— Мы можем поднять корабль в воздух? — спросил он. — Если бы мы могли взлететь…
— Это было бы здорово, — сказал Лео. — Если не брать во внимание отчета Фестуса о том, что воздушный стабилизатор левого борта был разрушен, когда по судну открыли огонь в доках Форта Самтер.
— Мы торопились, — сказала Аннабет. — Пытаясь спасти тебя.
— Спасти меня это очень благородное дело, — согласился Лео. — Я только сказал, что потребуется некоторое время, чтобы исправить это. До тех пор, мы никуда не полетим.
Перси расправил плечи и поморщился.
— Я не возражаю. Море — это хорошо.
— Говори за себя, — Хейзел взглянула на вечернее солнце, которое было почти на горизонте. — Мы должны двигаться быстрее. Потерян еще один день… Нико осталось жить всего три дня.
— У нас получится, — пообещал Лео. Он надеялся, что Хейзел простила его, за то, что он не доверял её брату (эй, эти подозрения казались Лео разумными), но он не хотел, чтобы ее рана снова открылась. — Мы сможем добраться до Рима за три дня, если не произойдет ничего неожиданного.
Фрэнк хмыкнул. Он выглядел так, будто все еще работал над трансформацией в бульдога.
— Есть ли какие-нибудь хорошие новости?
— На самом деле, да, — сказал Лео. — Согласно Фестусу, пока мы были в Чарльстоне, наш летающий стол, Буфорд, добрался благополучно, так как он не достался орлам. К сожалению, он потерял прачечный мешок и штаны.
— Черт возьми! — рявкнул Фрэнк. Лео понял, что это, вероятно, было для него серьезной ненормативной лексикой.
Без сомнений Фрэнк выругался бы еще пару раз, выкрикивая фразы типа: «О, мой Боже!» или «Черт побери!», но Перси внезапно прервал его словесный поток, скорчившись и застонав от боли в пояснице.
— Неужели мы только что перевернулись вверх дном? — спросил он.
Джейсон прижал руки к голове.
— Да, и он вращается. Все желтое. Все должно быть желтым?
Аннабет и Пайпер обменялись озабоченными взглядами.
— Вызов того шторма, действительно, вытянул из вас немало сил, — заключила Пайпер. — Вы должны отдохнуть.
Аннабет кивнула в знак согласия.
— Фрэнк, ты можешь помочь нам перенести парней на нижнюю палубу?
Фрэнк взглянул на Лео, без сомнения, не желая оставлять его наедине с Хейзел.
— Все в порядке, парень, — сказал Лео. — Просто попытайся не уронить вниз по лестнице.
После того, как другие спустились ниже, Хейзел и Лео неловко посмотрели друг на друга. Они были одни, за исключением Тренера Хеджа, который снова раздался песней на покемонские темы. Тренер заменил слова песни на: «Должен убить их всех!», и Лео действительно не хотел знать почему. Песня, казалось, не помогла Хейзел с тошнотой.
— Уфф … — она наклонилась и обхватила себя руками. У нее были красивые вьющиеся волосы золотисто-коричневого цвета, словно завитки корицы. Они напомнили Лео местечко в Хьюстоне, где делали отличную сладкую обжаренную выпечку из заварного теста. Эта мысль заставила его проголодаться.
— Не наклоняйся, — посоветовал он. — Не закрывай глаза. Так тебя еще больше затошнит.
— Да? У тебя тоже бывает морская болезнь?
— Не морская болезнь. Но, меня тошнит в машинах, и…
Лео запнулся. Он хотел сказать, что еще его тошнит, когда он разговаривает с девушками, но решил держать это при себе.
— Машины? — Хейзел с трудом выпрямилась. — Ты можешь плавать на корабле или летать на драконе, но тебя тошнит в машинах?
— Глупо, да? — Лео пожал плечами. — Я особенный. Слушай, держи глаза на уровне горизонта, на неподвижной точке. Это поможет.
Хейзел глубоко вдохнула и уставилась куда-то вдаль. Ее глаза были блистательно золотыми, словно медные и бронзовые диски внутри механической головы Фестуса.
— Есть улучшения? — спросил он.
— Может быть, немного, — голос ее звучал так, словно это была простая вежливость. Она не отрывала глаз от горизонта, но Лео чувствовал, что она оценивала его настроение, подбирая выражения.
— Фрэнк уронил тебя не нарочно, — сказала она. — Он не хотел этого. Просто, иногда, он немного неуклюжий.
— Упс, — сказал Лео, пытаясь как можно лучше скопировать голос Фрэнка. — Бросил Лео в состав вражеских солдат. Черт возьми!
Хейзел попыталась подавить улыбку. Лео подумал, что пытаться подавить улыбку это намного лучше, чем пытаться подавить рвотный рефлекс.
— Полегче с ним, — сказала Хейзел. — Ты со своими огненными шарами заставляешь Фрэнка нервничать.
— Парень, может превратиться в слона, а я заставляю его нервничать?
Хейзел не отрывала глаз от горизонта. Она больше не выглядела испытывающей недомогание, несмотря на то, что Тренер Хедж все еще пел свою покемонскую песню.
— Лео, — сказала она. — То, что произошло на Большом Соленом Озере.
«Вот оно», — подумал Лео.
Он вспомнил свою встречу с богиней мести Немезидой. Печенье судьбы в его поясе с инструментами налилось свинцом. Прошлой ночью, когда они летели прочь из Атланты, Лео лежал в своей каюте и думал о том, как сильно он разозлил Хейзел. Он жалел, что все пошло наперекосяк.
«Вскоре, ты столкнешься с проблемой, которую не сможешь решить», — сказала Немезида. — «Хотя я могла бы помочь тебе… за определенную цену».
Лео достал печенье судьбы из своего пояса с инструментами, и начал вертеть его в пальцах, гадая о том, какую цену ему придется заплатить, если он откроет его.
Возможно, сейчас был именно тот момент.
— Я готов, — сказал он Хейзел. — Я могу использовать печенье судьбы, чтобы найти твоего брата.
Хейзел выглядела ошеломленной.
— Что? Нет! Я имею в виду … я никогда бы не попросила тебя о таком. Особенно после того, что Немезида сказала о страшной цене. Мы почти не знаем друг друга!
Этот комментарий задел его, хотя он знал, что это была правда.
— Так … это не то, о чем ты хотела поговорить? — спросил он. — М-м-м, ты хотела поговорить о том, что мы держались за руки на том валуне? Поскольку…
— Нет! — выпалила она. Ее лицо было милым, когда выражало волнение. — Нет, я просто думала о том, как ты обманул Нарцисса и тех нимф…
— Ах, да, — Лео смущенно покосился на свою руку, татуировка с которой еще не полностью исчезла. — Тогда это казалось хорошей идеей.
— Ты был невероятен, — сказала Хейзел. — Я думала о том, как сильно ты напомнил мне…
— Сэмми, — догадался Лео. — Я хочу, чтобы ты рассказала мне… кем он является.
— Кем он являлся, — поправила его Хейзел. Вечерний воздух был теплым, но она задрожала. — Я думаю… я, возможно, смогу тебе показать.
— Ты имеешь в виду… как фотографию?
— Нет. Это что-то вроде воспоминаний из моей прошлой жизни. Они уже давно не появлялись сами по себе, а я никогда не вызывала их нарочно. Но, однажды, я поделилась ими с Фрэнком, так что я подумала…
Их глаза встретились. Лео почувствовал себя нервным, будто выпил несколько чашек кофе. Если это воспоминание было тем, чем Хейзел делилась с Фрэнком… ну, одно из двух: либо Лео не хотел становиться частью этого, либо он определенно хотел попробовать. Он не был уверен в том, какой вариант предпочитал больше.
— Когда ты говоришь «воспоминание»… — он сглотнул. — О чем именно мы говорим? Насколько это безопасно?
Хейзел протянула ему руку.
— Я не прошу тебя соглашаться на это, но я уверена, что это важно. Вряд ли наша встреча случайна. Если это сработает, тогда, возможно, мы сможем наконец понять, есть ли у нас какая-то связь.
Лео оглянулся на штурвал. У него все еще не исчезло неприятное подозрение, что он что-то забыл, но Тренер Хедж, казалось, делал все правильно. Небо было ясным. Не было никаких признаков опасности.
Кроме того, «воспоминание» звучало как нечто довольно короткое. Не мешало бы тренеру несколько минут побыть ответственным, не так ли?
— Ладно, — расслабился он. — Покажи мне.
Он взял Хейзел за руку… и мир растворился.