Глава 16. Перси — Метка(Знак) Афины 3 книга


 

Тоннель уходил на дно резервуара размером со спортивный зал. За исключением воды и нескольких дешевых декораций, он выглядел величественно пустым. Перси догадывался, что над их головами было около пятидесяти тысяч галлонов воды. Если бы тоннель внезапно разрушился…
«Ничего страшного, — подумал Перси. — Я был окружен водой тысячи раз. Это моя стихия».
Но, несмотря на это, его сердце бешено колотилось. Он вспомнил погружение в холодную трясину Аляски, когда черная грязь покрыла его глаза, рот и нос.
Форкий остановился посреди тоннеля и гордо развел руками.
— Красивая выставка, не так ли?
Перси попытался отвлечь себя, сконцентрировавшись на деталях. В углу резервуара, прислонившись к зарослям фальшивой ламинарии, находился пластиковый мишурный коттедж в натуральную величину с пузырьками, выходящими из трубы.
В противоположном углу пластиковая скульптура парня в старомодном водолазном костюме стояла на коленях рядом с сундуком с сокровищами, который распахивался каждые несколько секунд, выпускал пузыри и снова закрывался.
По покрытому белым песком полу были в беспорядке разбросаны стеклянные шарики размером с мячи для боулинга и странный набор оружия вроде трезубцев и гарпунов. Снаружи, по другую сторону стеклянных стен резервуара, располагался амфитеатр на несколько сотен мест.
— Что вы держите здесь? — спросил Фрэнк. — Гигантскую золотую рыбку-убийцу?
Форкий поднял брови.
— О, это было бы здорово! Но нет, Фрэнк Чжан, потомок Посейдона. Этот резервуар не для золотой рыбки.
На словах «потомок Посейдона» Фрэнк вздрогнул. Он отступил назад, сжимая свой рюкзак, будто готовился размахивать им, словно булавой.
Чувство ужаса просочилось в горло Перси, как микстура от кашля. К несчастью, к этому чувству он уже привык.
— Как вы узнали фамилию Фрэнка? — спросил он. — Как вы узнали, что он потомок Посейдона?
— Ну… — Форкий пожал плечами, пытаясь выглядеть скромным. — Вероятно, это было в описании, присланном Геей. Ты знаешь, все дело в награде, Перси Джексон.
Перси снял колпачок со своей ручки. Анаклузмос мгновенно появился в его руке.
— Не пытайся перехитрить меня, Форкий. Ты обещал мне ответы.
— После VIP обращения, да, — согласился Форкий. — Я пообещал рассказать все, что вам нужно знать. Но дело-то все в том, что на самом деле вам и знать ничего не нужно, — его губы растянулись в широкой гротескной улыбке. — Видите ли, даже если вы доберетесь до Рима, что вряд ли, вы никогда не сможете победить моих братьев-гигантов без бога, сражающегося на вашей стороне. А какой бог станет помогать вам? Так что у меня есть план получше. Вы остаетесь. Вы ВИП — Весьма Именитые Пленники!
Перси сделал выпад. Фрэнк швырнул свой рюкзак в голову морского бога. Форкис просто испарился.
Голос бога раздался через звуковую систему аквариума, отдаваясь эхом по тоннелю.
— Да, отлично! Драки — это здорово! Как видите, мама никогда не доверяла мне особо важных и сложных заданий, но она вынуждена была признать, что я способен удержать то, что поймал. Вы оба будете прекрасными экспонатами: единственный полукровка, являющийся порождением Посейдона, в плену! «Страхи Полубогов»… да, мне это нравится! У нас уже есть спонсорский договор, заключенный с Баргейн Март. Вы можете сражаться друг с другом каждый день с одиннадцати утра до часу дня, а также вечером в семь.
— Ты с ума сошел! — заорал Фрэнк.
— Не продавай себя задешево, — сказал Форкий. — Ты будешь нашей самой крупной приманкой.
Фрэнк побежал к выходу, только чтобы врезаться в стеклянную стену. Перси побежал в другом направлении и обнаружил его также заблокированным. Тоннель превратился в пузырь. Перси положил руку на стекло и осознал, что оно стало мягче, и таяло, словно лед. Скоро около пятидесяти тысяч галлонов воды обрушатся им на голову.
— Мы не будем сотрудничать с тобой, Форкий! — прокричал он.
— О, я оптимист, — прогремел голос морского Бога. — Если вы не будете сражаться друг с другом поначалу, то это не проблема! Я могу посылать новых морских чудовищ каждый день. После того, как вы привыкнете к здешней еде, вы станете спокойными и начнете следовать инструкциям. Поверьте мне, вы полюбите ваш новый дом.
Стеклянный купол, расположенный над головой Перси, треснул, и сквозь него начала сочится вода.
— Я — сын Посейдона! — Перси пытался звучать бесстрашно. — Ты не можешь удерживать меня в воде… там, где я сильнее всего.
Смех Форкия, казалось, шел со всех сторон.
— Какое совпадение! Вода — это и моя сильнейшая сторона. Этот резервуар специально сконструировали для содержания здесь полубогов. А теперь, развлекайтесь, ребята. Увидимся во время кормежки!
Стеклянный купол разбился, и вода хлынула внутрь.
Перси задержал дыхание насколько смог. Когда же в его легкие попала вода, он дышал как обычно. Водное давление не беспокоило его. Одежда даже не намокла. А его подводные способности были такими же хорошими, как и всегда.
«Это просто дурацкая фобия, — пытался он себя убедить. — Я не утону».
А потом он вспомнил о Фрэнке. Чувство паники и вины тут же нахлынуло на него. Перси так беспокоился за себя, что совершенно забыл о друге, который был всего лишь отдаленным потомком Посейдона. Фрэнк не мог дышать под водой.
Но, где же он был?
Перси огляделся. Ничего. Потом взглянул вверх. Над ним нависала огромная золотая рыбка. Фрэнк вместе с одеждой и рюкзаком превратился в декоративного карпа размером с тинейджера.
— Чувак, — Перси послал свои мысли через воду, как обычно делал, чтобы поговорить с морскими созданиями. — Почему золотая рыбка?
Вскоре он услышал голос Фрэнка:
— Я был напуган. И так как мы в тот момент говорили о золотой рыбке, это засело у меня в голове. Можешь меня осуждать.
— Я тут телепатически общаюсь с гигантским карпом, — ответил Перси. — Здорово. А ты не можешь превратиться во что-то более… подходящее?
Тишина. Возможно, Фрэнк пытался сконцентрироваться, хотя… было трудно сказать, так как карп не очень-то и умеет ясно выражать свои мысли.
— Извини, — Фрэнк казался смущенным. — Я застрял. Такое случается, когда я паникую.
— Отлично, — Перси стиснул зубы. — Давай попытаемся выяснить, как нам выбраться отсюда.
Фрэнк проплыл по всему резервуару и сообщил, что выходов не нашел. Верх был закрыт решеткой из небесной бронзы, работающей наподобие ролл-ставней, которые опускаются вниз, закрывая витрины в торговом центре.
Перси пытался прорваться с помощью Анаклузмоса, но ему даже не удалось сделать вмятину. Он также попытался проломить стеклянную стену рукоятью меча, но ему опять не повезло.
Затем он повторил свои усилия с несколькими другими орудиями, лежащими вокруг нижней части бака. Все, что ему удалось — это сломать три трезубца, меч и ружье.
Наконец, он попытался контролировать воду. Он хотел, чтобы вода расширилась и разорвала резервуар, или взорвалась наверху. Вода не подчинилась. Может быть, она была заколдована, или была под властью Форкия. Перси сосредоточился как никогда ранее, но лучшее, что он мог сделать — это взорвать крышку пластикового сундука с сокровищами.
«Ну, вот, — подумал он уныло. — Мне придется жить в пластиковом пряничном домике оставшуюся часть моей жизни, бороться с моим гигантским золотобрюхим другом и с нетерпением ждать кормежки».
Форкий обещал, что они полюбят это место. Перси подумал об ошеломленных тельхинах, нереидах и гиппокампах, которые лениво, в полной скуке, плавали кругами. Мысль о таком эпичном конце его жизни, увы, не помогла снизить уровень его беспокойства.
Ему было интересно, если Форкий окажется прав. Даже если бы им удалось сбежать, как они смогли бы победить гигантов, если боги были недееспособными?
Бахус, вероятно, смог бы помочь. Однажды он убил двух гигантов, но без особого и невыполнимого подношения снова он этого не сделает, а мысль об этом подношении вызывала у Перси рвотный рефлекс.
— Смотри! — сказал Фрэнк.
За стеклом Кето вела Хеджа через амфитеатр, что-то ему рассказывая, пока тренер кивал и восхищался стадионом.
— Тренер! — заорал Перси, но потом понял, что это бесполезно. Хедж не мог слышать его телепатические крики.
Фрэнк ударился головой о стекло.
Хедж, по-видимому, даже и не заметил. Кето так быстро провела его через амфитеатр. Она даже не взглянула на стекло, вероятно, думая, что резервуар все еще был пуст. Кето указала в дальний конец комнаты, как будто говоря: «Пойдем. Самые страшные морские чудовища там».
Перси понял, что пройдет всего несколько секунд, прежде чем тренер уйдет. Он поплыл за ними, но вода не помогала ему двигаться, как обычно. В самом деле, казалось, что она толкает его назад. Он уронил Анаклузмос и использовал обе руки.
Тренер Хедж и Кето были в пяти футах от выхода. В отчаянии, Перси схватил огромный стеклянный шарик и бросил его как шар для боулинга. Он глухо забарабанил по стеклу, но не достаточно громко, чтобы привлечь чье-то внимание. Перси чувствовал, как заколотилось его сердце.
Но у тренера Хейджа были уши сатира. Он оглянулся через плечо. Когда он увидел Перси, его выражение изменялось в течении нескольких микро-секунд — непонимание, удивление, возмущение, затем беспокойство.
Прежде чем Кето могла заметить их, Хедж указал на верхнюю часть амфитеатра.
Казалось, что он хотел закричать: «Боги Олимпа, что это такое?».
Кето повернулась. Тренер Хедж быстро снял поддельные ноги и пнул ее в затылок своим козлиным копытом. Кето рухнула на пол.
Перси вздрогнул. Он почувствовал некое сострадание из-за того, что его голова все еще не отошла от недавнего нокаута Пирата, но он никогда еще не был так счастлив иметь наставника, любившего бои по смешанным единоборствам.
Хедж подбежал к стеклу. Он поднял руки вверх, будто говоря: «Ну и что ты там делаешь, Джексон?».
Перси ударил кулаком по стеклу и крикнул:
— Разбей его!
Хедж закричал:
— Где Фрэнк?
Перси указал на гигантского кои. Фрэнк помахал своим левым спинным плавником: «Как жизнь?»
Позади Хеджа, богиня моря начала двигаться. Перси неистово указал на нее.
Хедж качнул ногой, будто готовился снова ударить копытом, но Перси отрицательно замахал руками, жестом говоря: «Нет».
Они не могли вечно колотить Кето по голове. Так как она была бессмертной, то не осталась бы в Царстве Мертвых, и это никак не помогло бы им выбраться из аквариума. Это был всего лишь вопрос времени, когда вернется Форкий, чтобы проверить их.
— На счет три, — прошептал Перси одними губами, подняв три пальца, а затем указал на стекло. — Каждый из нас ударит его одновременно.
Перси никогда не был хорош в шарадах, но Хедж кивнул, что намек понят. Такой язык сатирам был хорошо знаком.
Перси поднял еще один гигантский кусок мрамора.
«Фрэнк, мы нуждаемся и в тебе. Ты можешь еще раз изменить форму?»
«Возможно, обратно в человека».
«В человека хорошо! Просто задержи дыхание. Если это сработает…»
Кето встала на колени. Время вышло.
Перси посчитал на пальцах. Один, два, три!
Фрэнк превратился в человека и толкнул стекло плечом. Тренер смастерил удар копытом с разворота. Перси использовал все свои силы, чтобы кинуть мрамор в стену, но получилось даже лучше, чем он ожидал. Он призвал воду повиноваться ему, и на этот раз она не смела ему отказать. Перси чувствовал все сдерживаемое давление внутри резервуара и приказал использовать его. Воде понравилось быть свободной.
Со временем, вода может преодолеть любое препятствие, и она не любила попадать впросак, как Перси. Он думал о возвращении к Аннабет. Он думал об уничтожении этой ужасной тюрьмы для морских обитателей. Он подумывал заставить Форкия проглотить его глупый микрофон. Пятьдесят тысяч галлонов воды ответили на его гнев.
Стеклянная стена треснула. Линии разрушения зигзагами расползлись от точки удара, и вдруг резервуар взорвался. Перси бросало в потоке воды. Он упал на пол амфитеатра с Фрэнком, какими-то крупными шариками и скоплением пластиковых водорослей. Кето уже вставала на ноги, когда статуя дайвера врезалась в нее, будто желая обнять.
Тренер Хедж отплевывался соленой водой.
— Святая свирель, Джексон! Что ты там делал?
— Форкий! — запинался Перси. — Ловушка! Беги!
Сигнализация загремела, когда они покинули комнату с экспонатами. Они пробежали мимо аквариума с нереидами и тельхинами. Перси хотел освободить их, но как? Они были сонными и вялыми, но они были морскими существами. Они не выживут, если он не найдет способ транспортировать их в океан. Кроме того, Перси был уверен, что если бы Форкий поймал их, его мощь превзошла бы его силу. И Кето также погналась бы за ними, готовая отправить их на корм своим морским монстрам.
«Я вернусь», — пообещал Перси, но если существа в галерее и слышали его, то они не подали виду.
За звуковой системой прогремел голос Форкия:
— Перси Джексон!
Вспышки в горшках и бенгальские огни взорвалась в случайном порядке. Дым с запахом пончиков заполнил зал. Драматическая музыка (пять или шесть различных треков одновременно) гремела из динамиков. Огоньки появлялись и загорались. Все спецэффекты в здании работали одновременно.
Перси, тренер Хедж, и Фрэнк выбрались из стеклянного тоннеля, снова оказавшись в комнате с китовой акулой.
Помещение аквариума, где находились смертные, было заполнено кричащими семьями и детьми из лагерей, пока отчаянные сотрудники бегали туда-сюда, пытаясь уверить людей, что это была просто неисправная сигнализация.
Лишь одному Перси и его друзьям была известна настоящая причина сигнализации. Они присоединились к смертным и побежали к выходу.