Глава 12. Пайпер — Метка(Знак) Афины 3 книга


 

Пайпер не могла объяснить, откуда она это знала.
Истории призраков и измученных душ всегда волновали ее.
Ее папа раньше шутил про легенды чероки дедушки Тома, но даже в их огромных хоромах в Малибу, с видом на Тихий океан, когда папа рассказывал ей истории, она не могла выбросить их из головы.
Духи чероки всегда были беспокойными. Они часто терялись на пути в Подземное царство, или оставались с живыми из чистого упрямства. Иногда они даже не понимали, что они были мертвы.
Чем больше Пайпер узнавала о жизни полубога, тем больше она была уверена, что легенды чероки и греческие мифы были не такими уж и разными. Эти фантомы во многом действовали в точности, как духи из историй ее отца.
Пайпер инстинктивно чувствовала, что они все еще были здесь просто потому, что никто не сказал им уйти.
Пока она убеждала себя в этом, остальные странно смотрели на нее. Выше на палубе, Хедж пел что-то вроде «В военно-морском флоте», а Пират топал копытами и ржал, возражая.
Наконец, Хейзел выдохнула.
— Пайпер права.
— Как ты можешь быть уверена? — спросила Аннабет.
— Я встречалась с фантомами, — ответила Хэйзел. — В Подземном царстве, когда я была… ну, вы знаете.
Мертва.
Пайпер забыла, что это была вторая жизнь Хэйзел. По-своему, Хэйзел тоже была возродившимся призраком.
— Итак… — Фрэнк потер ладонью свои коротко-выстриженные волосы, как если бы привидения вторглись в его голову. — Ты думаешь, что эти штуки скрываются на корабле, или…
— Возможно скрываются в ком-то из нас, — заключила Пайпер. — Мы не знаем.
Джейсон сжал кулак.
— Если это правда…
— Мы должны принять меры, — сказала Пайпер. — Я думаю, я могу это сделать.
— Что сделать? — спросил Перси.
— Просто слушай, хорошо? — Пайпер сделала глубокий вдох. — Слушайте все.
Пайпер поочередно встретилась взглядом с каждым.
— Фантомы, — сказала она, используя свой дар убеждения. — Поднимите руки.
Повисла напряженная тишина.
Лео нервно рассмеялся.
— Неужели ты действительно думала, что это сра…
Голос его оборвался. Лицо дало слабину. Он поднял руку.
Джейсон и Перси сделали то же самое. Их глаза стали стеклянными и золотыми. Хейзел затаила дыхание. Сидящий рядом с Лео Фрэнк, выбрался из своего кресла и прижался спиной к стене.
— О, боги, — Аннабет посмотрела на Пайпер умоляюще. — Ты можешь излечить их?
Пайпер захотелось захныкать и спрятаться под столом, но она должна была помочь Джейсону. Она не могла поверить, что держалась за руки с… Нет, она решила не думать об этом.
Она сосредоточилась на Лео, потому что он был наименее пугающим.
— Есть ли еще кто-нибудь из фантомов кроме вас на этом корабле? — спросила она.
— Нет, — сказал Лео пустым голосом. — Мать-Земля послала нас троих. Самых сильных, самых лучших. Мы будем жить снова.
— Не здесь, и вообще нигде, — зарычала Пайпер. — Все трое, слушайте внимательно.
Джейсон и Перси повернулись к ней. Их золотые глаза нервировали ее, но вид всех трех мальчиков в таком состоянии просто вывел Пайпер из себя.
— Вы покинете эти тела, — скомандовала она.
— Нет, — ответил Перси.
Лео слегка зашипел.
— Мы должны жить.
Фрэнк нащупал свой лук.
— Марс Всемогущий, это жутко! Убирайтесь отсюда, духи! Оставьте наших друзей в покое!
Лео повернулся к нему.
— Ты не можешь командовать нами, дитя войны. Твоя собственная жизнь хрупка. Твоя душа может сгореть в любой момент.
Пайпер не была уверена, что это значило, но Фрэнк пошатнулся, как будто его ударили в живот. Он уронил стрелу, его руки затряслись.
— Я… Я встречал вещи и похуже вас. Если хотите сразиться…
— Фрэнк, нет, — Хейзел поднялась.
Рядом с ней Джейсон вытащил свой меч.
— Остановись! — приказала Пайпер, но ее голос дрогнул. Она стремительно теряла веру в свой план. Да, она заставила фантомов проявить себя, но что дальше? Если она не убедит их уйти, то любое кровопролитие будет на ее совести. Где-то в глубине сознания она почти слышала смех Геи.
— Слушайтесь Пайпер.
Хэйзел указала на меч Джейсона. Казалось, что золотое лезвие тяжелеет в его руке. С глухим звуком оно опустилось на стол, и Джейсон откинулся на спинку своего кресла.
Перси зарычал совсем не-как-Перси:
— Дочь Плутона, ты можешь контролировать драгоценные камни и металлы. Но ты не можешь контролировать смерть.
Аннабет потянулась удержать его, но Хейзел оттолкнула ее.
— Слушайте, фантомы, — сурово сказала Хейзел. — Здесь вам не место. Я, может, и не могу вами управлять, но Пайпер может. Повинуйтесь ей.
Она повернулась к Пайпер, выражение ее лица ясно говорило: «Попробуй еще раз. Ты можешь сделать это».
Пайпер собрала все свое мужество. Она посмотрела прямо на Джейсона — прямо в глаза тому, что контролировало его.
— Вы оставите эти тела, — повторила она с еще большей мощью.
Лицо Джейсона ужесточилось. Его лоб покрылся бусинами пота:
— Мы… мы оставим эти тела.
— Вы поклянетесь на реке Стикс, что никогда больше не вернетесь на этот корабль, — продолжала Пайпер. — И не овладеете телом любого из членов этой команды.
Лео и Перси прошипели в знак протеста.
— Поклянитесь на реке Стикс, — настаивала Пайпер.
Настал напряженный момент. Она могла чувствовать их сопротивление. Затем все три фантома сказали в унисон:
— Мы клянемся на реке Стикс.
— Вы мертвы, — сказала Пайпер.
— Мы мертвы, — согласились они.
— Теперь уходите.
Все три парня упали вперед. Перси упал лицом в свою пиццу.
— Перси! — Аннабет обхватила его руками.
Пайпер и Хейзел поймали Джейсона под руки, когда он выскользнул из своего кресла.
Лео не был столь удачлив. Он упал прямо на Фрэнка, который ничего не сделал, чтобы перехватить его. Лео упал на пол.
— Ой! — простонал он.
— С тобой все в порядке? — спросила Хейзел.
Лео приподнялся. К его лбу прилип кусок спагетти в форме цифры 3.
— Сработало?
— Сработало, — сказала Пайпер, чувствуя уверенность в своих словах. — Не думаю, что они вернутся.
Джейсон заморгал:
— Значит, у меня больше не будет травм головы?
Пайпер засмеялась, отпуская всю свою нервозность.
— Пошли, Молниеносный мальчик. Выведем тебя на свежий воздух.
Пайпер и Джейсон прогуливались вперед-назад по палубе. Джейсона все еще пошатывало, так что Пайпер настояла, чтобы он оперся на нее.
Лео стоял у руля, совещаясь с Фестом через интерком: по опыту он знал, когда Джейсону и Пайпер требовалось некая уединенность.
С тех пор, как спутниковое телевидение снова заработало, тренер Хедж сидел в своей каюте, с удовольствием нагоняя соответствующие программы по боевым искусствам. Пегас Перси, Пират, куда-то улетел. Остальные полубоги устраивались на ночь.
Арго II спешил на восток, проплывая в нескольких сотнях футов над землей. Под ними мелькали маленькие города, словно огоньки света в темном море прерий.
Пайпер вспомнила последнюю зиму, когда они пролетали над Квебеком верхом на драконе Фестусе. Она никогда не видела ничего прекрасней и никогда не чувствовала себя счастливей, чем когда руки Джейсона обнимали ее в тот момент. Но теперь все было даже лучше.
Ночь была теплой. Корабль летел более плавно, чем дракон. И самое лучшее, они улетали прочь от лагеря Юпитера так быстро, как только могли.
Вне зависимости от того, как опасны были древние земли, Пайпер не могла дождаться, когда же они туда доберутся. Она надеялась, что Джейсон был прав на тот счет, что римляне не последуют за ними через Атлантику.
Джейсон остановился в середине корабля и прислонился к борту. Лунный свет окрасил его волосы в серебро.
— Спасибо, Пайпс, — сказал он. — Ты снова меня спасла.
Он обнял ее за талию. Она думала о том дне, когда они чуть не упали в Гранд-Каньон — тогда она впервые узнала, что Джейсон может контролировать воздух. Он держал ее так крепко, что она чувствовала биение его сердца.
Тогда они перестали падать и поплыли в воздухе. Самый. Лучший. Парень.
Она хотела поцеловать его сейчас, но что-то остановило ее.
— Я не знаю, будет ли доверять мне Перси, — сказала она. — После того, как я приказала его коню нокаутировать его.
Джейсон рассмеялся.
— Не волнуйся об этом. Перси хороший парень, но я чувствую, что тогда ему удар по голове был просто необходим.
— Ты мог убить его.
Улыбка Джейсона исчезла:
— Это был не я.
— Но я почти позволила тебе, — сказала Пайпер. — Когда Гея сказала, что мне придется сделать выбор, я колебалась и…
Она моргнула, проклиная себя за то, что плакала.
— Не будь так строга к себе, — сказал Джейсон. — Ты спасла нас обоих.
— Но если двоим из нас действительно придется умереть, парню и девушке…
— Я с этим не согласен. Мы остановим Гею. И все семеро из нас вернуться живыми. Обещаю.
Пайпер желала, чтобы он не обещал. Это слово только напомнило ей о Пророчестве Семи: «клятву сдержи на краю могилы».
«Пожалуйста, — подумала она, без понятия сможет ли ее мать, богиня любви, услышать ее. — Не допусти, чтобы это была могила Джейсона. Если любовь хоть что-то значит, не забирай его у меня».
Сразу же, как загадала это желание, она почувствовала себя виноватой. Как сможет она посмотреть на Аннабет, если Перси погибнет? Как сможет она жить с этим, если кто-либо из семи полубогов умрет?
Каждый из них уже и так много настрадался. Даже двое новых римлян, Хейзел и Фрэнк, которых она практически не знала, уже были ее друзьями.
В Лагере Юпитера Перси рассказал об их путешествии на Аляску, которое оказалось таким же ужасным, как и все то, что испытала Пайпер. И по тому, как Хейзел и Фрэнк пытались помочь во время изгнания фантомов, она могла сказать, что они были хорошими и храбрыми людьми.
— Легенда, о которой упомянула Аннабет, — сказала она. — О Метке Афины… почему ты не захотел о ней разговаривать?
Она боялась, что Джейсон может прервать ее, но он всего лишь опустил голову, словно ожидал этого вопроса.
— Пайпс, я не знаю что из этого правда, а что — нет. Легенда… она может оказаться по-настоящему опасной.
— Для кого?
— Для всех нас, — ответил он мрачно. — История гласит, что римляне украли кое-что важное у греков, еще в древние времена, когда Рим завоевывал Греческие города.
Пайпер ожидала продолжения, но Джейсон казалось, задумался.
— Что они украли? — спросила она.
— Не знаю, — признался он. — Не уверен, что кто-либо в легионе знает. Но согласно истории, это было отвезено в Рим и спрятано там. Дети Афины, греческие полубоги, с тех пор возненавидели нас. Они всегда настраивали своих собратьев против римлян. Как я уже сказал, я не знаю, что из этого правда…
— Но почему бы просто не рассказать Аннабет? — спросила Пайпер. — Она же не возненавидит тебя внезапно за это.
Казалось, ему было трудно сконцентрироваться на ней.
— Надеюсь, нет. Но легенда гласит, что дети Афины искали эту вещь тысячелетиями. Каждое поколение. Богиня избирала нескольких детей, чтобы они разыскали это. Видимо, они шли в Рим, веденные каким-то знаком… Меткой Афины.
— Если Аннабет является одной из тех искателей … мы должны помочь ей.
Джейсон колебался.
— Возможно. Когда мы приблизимся к Риму, я расскажу ей то немногое, что знаю. Честное слово. Но та легенда, которую я слышал, гласит, что если греки когда-нибудь найдут то, что было украдено, они никогда не простят нас за это. Они уничтожат легион и Рим раз и навсегда. После слов Немезиды о том, что Рим будет уничтожен через пять дней…
Пайпер изучала лицо Джейсона. Он был, без сомнения, самым смелым человеком, которого она когда-либо встречала. Но сейчас она поняла, что он был напуган. Эта легенда, сама мысль, что она может рассорить их компанию и сровнять город с землей, безусловно, его ужасала.
Пайпер задалась вопросом, что могло быть украдено и быть столь важным. Она ничего не могла представить, что заставило бы Аннабет внезапно задуматься о мести.
И опять, Пайпер не могла представить себе предпочтение жизни одного полубога жизни другого. Но сегодня, на той пустынной дороге, всего на мгновение, Гея практически склонила ее к…
— Кстати, я сожалею… — сказал Джейсон.
Пайпер вытерла последние слезы с лица.
— Сожалеешь, о чем? Это был фантом, который напал на…
— Не об этом, — небольшой шрам на верхней губе Джейсона, казалось, светился белым при лунном свете. Она всегда любила этот шрам. Несовершенство делало его лицо гораздо интереснее.
— Было глупо просить тебя связаться с Рейной, — сказал он. — Я не подумал.
— Ох, — Пайпер посмотрела на облака и подумала, что ее мать, Афродита, каким-то образом повлияла на него. Его извинение казалось слишком хорошим, чтобы быть правдой.
«Не останавливайся», — подумала она.
— Все в порядке, правда.
— Просто… Я никогда не чувствовал к Рейне ничего в этом роде, — признался Джейсон. — Так что даже не подумал, что тебе из-за этого может быть неловко. Тебе не о чем волноваться, Пайпс.
— Я хотела ненавидеть ее, — призналась Пайпер. — Я так боялась, что ты вернешься в лагерь Юпитера.
Джейсон выглядел удивленным.
— Подобное никогда не случится. Если только ты не пойдешь со мной. Обещаю.
Пайпер взяла его руку. Она заставила себя улыбнуться, но думала только об одном: «Еще одно обещание. Клятву сдержи на краю могилы».
Она попыталась выкинуть эти мысли из головы. Пайпер знала, что нужно просто наслаждаться этим спокойствием с Джейсоном. Но когда она выглянула за борт, то не смогла сдержаться от мысли, насколько сильно ночные прерии походили на темную воду… как в той комнате, которую она видела в своем кинжале — ту комнату, в которой они тонули…