Глава 09. Пайпер — Метка(Знак) Афины 3 книга


 

Пайпер не хотела использовать нож.
Но сидя в кабине Джейсона, ожидая, когда он проснется, она чувствовала себя одинокой и беспомощной.
Лицо Джейсона было таким бледным, что казалось, будто он мертв. Она помнила тот ужасный звук, когда кирпич ударил его в лоб — и это случилось только потому, что он пытался защитить ее от римлян.
Даже после нектара и амброзии, которыми они ухитрились насильно его накормить, Пайпер сомневалась, что он будет в порядке, когда очнется. Что, если он снова потеряет память, но на этот раз это будут все воспоминания о ней?
Это была бы самая жестокая шутка богов из тех, что они с ней сыграли, а шутки у них порой были, действительно, жестокими.
Она услышала, как в соседней комнате Глисон Хедж напевает военную песню, возможно, «Звезды и полосы навсегда». Поскольку спутниковое телевидение не работало, сатир, наверное, сидел на своей койке, перечитывая выпуски журнала «Оружие и боеприпасы». Он был не худшей компанией, но определенно был самым воинственным старым козлом из тех, что встречала Пайпер.
Конечно же, она была благодарна сатиру. Он помог ее отцу, киноактеру Тристану МакЛину, подняться на ноги после похищения гигантами прошлой зимой. Несколько недель назад Хедж попросил свою подружку Мелли присмотреть за домом МакЛинов, чтобы он сам смог присоединиться к поиску.
Тренер Хедж пытался представить все так, будто вернуться в Лагерь Полукровок было полностью его идеей, но Пайпер подозревала, что не все так просто. Последние несколько недель каждый раз, когда Пайпер звонила домой, ее отец и Мелли спрашивали, что случилось. Может быть, что-то в ее голосе их настораживало.
Пайпер не могла рассказать им о своих видениях. Они были слишком тревожащими. К тому же, ее отец выпил зелье, которое стерло из его памяти все секреты Пайпер, касающиеся полубогов. Но все равно он мог понять, когда ей было грустно. Пайпер была уверена, что это ее отец попросил тренера за ней присмотреть.
Ей не стоит браться за нож. От этого ей станет только хуже.
Наконец, искушение пересилило. Она обнажила Катоптрис. Он выглядел вполне заурядно, просто треугольный нож с рукояткой безо всяких украшений, но когда-то им владела Елена Троянская. Название клинка означало «зеркало».
Пайпер посмотрела на бронзовое лезвие. Сначала она увидела лишь свое отражение. Затем металл, пульсируя, начал светиться. Она увидела толпу римских полубогов у форума. Октавиан, светловолосый парень, похожий на пугало, обращался к толпе, тряся кулаком. Пайпер его не слышала, но суть была ясна: «Мы должны убить этих греков!»
Рейна, претор, стояла рядом, пытаясь побороть эмоции. Горечь? Гнев? Пайпер не была уверена.
Она была готова ненавидеть Рейну, но не могла. Во время пира в форуме, Пайпер восхитилась тем, как Рейна сдерживала чувства.
Она сразу поняла, какие отношения у Пайпер и Джейсона. Как дочь Афродиты, Пайпер в таком разбиралась. И тем не менее, Рейна осталась вежливой и совладала с собой. Она поставила нужды лагеря выше собственных чувств. Она хотела дать грекам шанс… до того, как Арго II начал уничтожать ее город.
Пайпер почти чувствовала себя виноватой перед ней за то, что была девушкой Джейсона, хотя это было глупо. Джейсон ведь никогда не был парнем Рейны.
Возможно, Рейна не так плоха, но сейчас это неважно. Они упустили возможность мира. Дар убеждения Пайпер совершенно ничем не помог.
Ее тайный страх? Может быть, она недостаточно усердно пыталась. Пайпер вовсе не хотела брататься с римлянами. Она слишком боялась, что Джейсон уйдет от нее, вернувшись к прежней жизни. Возможно, она подсознательно не вложила в свое убеждение максимум усилий.
А теперь, Джейсон ранен. Корабль почти уничтожен. И согласно ее клинку, этот психанутый парень-убийца-плюшевых-мишек Октавиан призывал римлян к войне.
Изображение на ноже зарябило. По нему прошла короткая серия сцен, которые она видела раньше, но так и не поняла: Джейсон борется верхом на лошади, его глаза золотые, а не голубые; женщина в старомодном красивом южном платье, стоящая на берегу моря с пальмами; бык с лицом бородатого мужчины, выходящий из реки; два гиганта в одинаковых желтых тогах, использующие шкивы и веревку, чтобы поднять из ямы огромную бронзовую вазу.
И, затем, самое худшее видение: она увидела себя с Джейсоном и Перси, стоящих по пояс в воде на дне темной круглой комнаты, похожей на гигантский колодец. В стремительно прибывающей воде двигались призрачные силуэты. Пайпер хваталась за стены, пытаясь сбежать, но бежать было некуда. Вода достигла груди. Джейсона затянуло под воду, Перси споткнулся и исчез.
Как мог утонуть сын морского бога? Пайпер не знала, но смотрела на себя в видении, одинокую и борющуюся с темнотой, пока вода не поднялась выше ее головы.
Пайпер закрыла глаза. «Не показывай мне это снова, — умоляла она. — Покажи что-нибудь полезное».
Она заставила себя взглянуть на клинок снова.
В этот раз она увидела пустое шоссе, пролегающее в полях пшеницы и подсолнухов. На указателе было написано: «Топика 32». На обочине дороги стоял человек в шортах цвета хаки и фиолетовой лагерной футболке. Его лицо терялось в тени широкополой шляпы, края которой сплетались в виноградные лозы. Он поднял серебряный кубок и кивнул Пайпер. Она каким-то образом поняла, что он предлагает ей что-то типа подарка — лекарства или противоядия.
— Привет, — прохрипел Джейсон.
Пайпер так испугалась, что уронила нож.
— Ты проснулся!
— Нечего так удивляться, — Джейсон дотронулся до перевязанного лба и нахмурился. — Что… что случилось? Я помню взрывы и…
— Ты помнишь, кто я?
Джейсон попытался рассмеяться, но поморщился от боли.
— Когда я последний раз проверял, ты была моей шикарной девушкой Пайпер. Или что-то изменилось, пока меня не было?
Пайпер испытала такое облегчение, что чуть не разрыдалась. Она помогла ему сесть и дала глотнуть нектара, пока вводила в курс дела. Пайпер объясняла ему план Лео по поводу починки корабля, когда услышала стук лошадиных копыт по палубе над их головами.
Секунду спустя, Лео и Хейзел резко остановились на пороге, держа перед собой огромный лист кованой бронзы.
— Боги Олимпа, — Пайпер уставилась на Лео. — Что с тобой произошло?
Его волосы были зализаны назад, на лбу красовались сварочные очки, на щеке виднелись следы от помады, руки были покрыты множеством татуировок, а футболка была исписана различными надписями, гласившими: «ЖЕРЕБЕЦ», «ПЛОХОЙ ПАРЕНЬ» и «КОМАНДА ЛЕО».
— Долгая история, — ответил он. — Остальные вернулись?
— Пока нет, — ответила Пайпер.
Лео чертыхнулся. Затем, он заметил сидящего Джейсона и просиял.
— Привет, друг! Рад, что тебе лучше. Я буду в машинном отделении.
Он выбежал вместе с листом бронзы, оставив Хейзел на пороге.
Пайпер подняла бровь.
— Команда Лео?
— Мы встретили Нарцисса, — сказала Хейзел, и это совершенно ничего не прояснило. — И Немезиду, богиню мести.
Джейсон вздохнул.
— Я пропустил все веселье.
Наверху, на палубе, что-то грохнуло, словно туда приземлилось тяжелое существо. Аннабет и Перси вбежали в комнату. Перси тащил дымящее и отвратительно пахнущее пластиковое ведро на пять галлонов. Волосы Аннабет были испачканы чем-то черным и липким, этим же была заляпана и футболка Перси.
— Кровельная смола? — догадалась Пайпер.
Вслед за ними вбежал Фрэнк, отчего коридор оказался битком набит полубогами. Лицо Фрэнка было измазано черной грязью.
— Столкнулись с парочкой смоляных монстров, — сказала Аннабет. — Привет, Джейсон, рада, что ты очнулся. Хейзел, где Лео?
Она указала вниз.
— Машинное отделение.
Внезапно корабль накренился на левый борт. Полубоги зашатались. Перси чуть не опрокинул ведро со смолой.
— Эй, что это было? — воскликнул он.
— О… — Хейзел выглядела смущенной. — Возможно, мы разозлили нимф, живущих в этом озере. Ну… всех.
— Потрясающе, — Перси передал ведро со смолой Фрэнку и Аннабет. — Вы помогайте Лео. Я буду сдерживать водных духов, пока смогу.
— Есть! — пообещал Фрэнк.
Они выбежали из комнаты втроем, оставив Хейзел у двери. Корабль снова накренился, и Хейзел схватилась за живот, почувствовав, что ее сейчас стошнит.
— Я сейчас… — она сглотнула, слабо указала на дверь и выбежала вон.
Джейсон и Пайпер оставались внизу, пока корабль ходил ходуном. Как герой Пайпер чувствовала себя довольно бесполезной. Волны обрушивались на корпус корабля, а с палубы доносились разъяренные голоса — Перси кричал, тренер Хедж вопил на озеро. Фестус несколько раз выдохнул огонь. Дальше по коридору, Хейзел жалобно стонала в своей каюте. Из машинного отделения раздавался такой грохот, словно Лео и остальные ребята танцевали ирландские танцы, привязав к ногам наковальни. Спустя, как казалось, часы, двигатель снова начал гудеть. Весла заскрипели и застонали, и Пайпер почувствовала, как корабль поднимается в воздух.
Качка и тряска прекратились. Корабль затих, не считая гула двигателя. Наконец Лео вышел из машинного отделения. Он был покрыт слоем известковой пыли, смолы и пота. Его футболка выглядела так, словно ее затянуло в эскалатор и изжевало в клочки. От надписи на груди «КОМАНДА ЛЕО» теперь осталось только «НДА ЛЕО». Но он улыбнулся, словно сумасшедший, и объявил, что они благополучно отправились в путь.
— Встретимся в столовой через час, — сказал он. — Сумасшедший денек, да?
После того как все отмылись, тренер Хедж встал у руля, а полубоги собрались внизу на обед. Они впервые сидели вот так все вместе — всемером. Возможно, их присутствие должно было успокоить Пайпер, но, видя их всех собравшимися в одном месте, только напомнило ей, что Пророчество Семи наконец сбывается. Больше не придется ждать, пока Лео починит корабль. Больше не будет беззаботных дней в лагере-полукровок, когда можно было притворяться, что будущее наступит еще нескоро. Они были в пути, с кучей злобных римлян позади и древними землями впереди. Гиганты будут ждать. Гея просыпается. И если их поиск не удастся, мир будет уничтожен.
Другие, наверное, чувствовали себя так же. Напряжение в столовой было похоже на надвигающуюся грозу, что было весьма возможно, учитывая силы Перси и Джейсона. Неловкий момент наступил, когда оба юноши попытались сесть на один стул во главе стола. С рук Джейсона буквально посыпались искры. После короткой паузы, словно, оба подумав: «Чувак, ты серьезно?», они уступили стул Аннабет, а сами сели по разные стороны стола друг напротив друга.
Члены команды рассказали друг другу, что случилось в Солт-Лейк-Сити, но даже нелепая история Лео о том, как он обманул Нарцисса, не смогла подбодрить группу.
— Так куда теперь? — спросил Лео, набив рот пиццей. — Я быстренько все подремонтировал, чтобы вытащить нас из озера, но все равно еще очень много повреждений. Нам действительно нужно приземлиться и все починить, прежде чем отправляться в Атлантику.
Перси поедал кусок пирога, который почему-то был полностью синий: начинка, корочка и даже взбитые сливки.
— Нам нужно уйти как можно дальше от Лагеря Юпитера, — сказал он. — Фрэнк заметил орлов над Солт-Лейк-Сити. Похоже, римляне дышат нам в спину.
Это не улучшило настроения за столом. Пайпер ничего не хотела говорить, но она чувствовала, что должна была… и ей было немного стыдно.
— Думаю, нам не стоит возвращаться и попытаться договориться с римлянами? Может… может, я недостаточно усердно пыталась их убедить.
Джейсон взял ее за руку.
— Ты не виновата, Пайпер. И Лео тоже, — быстро добавил он. — Что бы там не произошло, это сделала Гея, чтобы настроить лагеря друг против друга.
Пайпер была благодарна ему за поддержку, но ей все еще было не по себе.
— Может быть, если бы мы объяснили им, хотя…
— Без доказательств? — спросила Аннабет.
— И не зная, что на самом деле случилось? Я понимаю тебя, Пайпер. Я не хочу вражды с римлянами, но пока мы не поймем, что задумала Гея, возвращаться назад — это самоубийство.
—Она права, — сказала Хейзел, которая все еще была зеленоватой из-за морской болезни, но пыталась съесть немного соленых крекеров. Ободок ее тарелки был отделан рубинами, и Пайпер была уверена, что до начала трапезы их там не было. — Рейна, может, и выслушает, но Октавиан — нет. Римляне заботятся о собственной чести.
Их атаковали. Они сначала откроют огонь, а потом уже будут задавать вопросы.
Пайпер смотрела на свой обед. Волшебные тарелки могли предоставить большой выбор вегетарианской еды. Она особенно любила авокадо и перец кесадилья гриль, но сегодня у нее не было аппетита.
Она подумала о видениях, которые были на ноже: Джейсон с золотыми глазами; бык с человеческой головой; два гиганта в желтых тогах, вытаскивающие из ямы бронзовую вазу. И что хуже всего, она вспомнила, как тонет в черной воде.
Пайпер всегда любила воду. У нее были приятные воспоминания о серфинге с отцом. Но с тех пор как она увидела это на Катоптрисе, она все чаще и чаще начала вспоминать старую историю Чероки, которую ей рассказывал дедушка, чтобы держать ее подальше от реки возле его хижины. Он рассказывал, что Чероки верили в добрых духов воды, вроде наяд у греков, но также они верили и в злых духов воды, водных каннибалов, которые охотились на смертных с невидимыми стрелами и особенно любили топить маленьких детей.
— Вы правы, — заключила она. — Мы должны двигаться дальше. Не только из-за римлян. Нам стоит поторопиться.
Хейзел кивнула.
— Немезида сказала, что у нас всего шесть дней, прежде чем Нико умрет и Рим будет уничтожен.
Джейсон нахмурился.
— Ты про Рим, который Рим, а не про Новый Рим?
— Думаю, да, — сказала Хейзел. — Но если и так, то времени все равно мало.
— Почему именно шесть дней? — спросил Перси. — И как они уничтожат Рим?
Никто не ответил. Пайпер не хотела добавлять еще плохих новостей, но чувствовала, что должна была.
— Это не все, — сказала она. — Я кое-что видела на ноже.
Фрэнк замер, держа вилку со спагетти на полпути ко рту:
— Кое-что вроде…?
— Там ничего особо не понятно, — сказала Пайпер. — Просто искаженные образы, но я видела двух одинаково одетых гигантов. Возможно, близнецов.
Аннабет смотрела волшебный видеоканал из Лагеря Полукровок на стене. Он показывал гостиную в Большом Доме: уютный огонь в очаге и Сеймура, чучело головы леопарда, мирно храпящее над каминной полкой.
— Близнецы, как в пророчестве Эллы, — сказала Аннабет. — Если мы поймем смысл этих строк, это может помочь.
— Дочь Мудрости вечно ходит одна, — вспомнил Перси. — А Метка Афины сожжет Рим дотла. Аннабет, это, похоже, о тебе. Юнона сказала… ну, она сказала, что у тебя в Риме будет трудная задача, и она сомневается, что ты справишься. Но я знаю, что она ошибается.
Аннабет глубоко вздохнула.
— Рейна хотела мне что-то сказать перед тем, как нас атаковал корабль. Она сказала, что у римских преторов есть старая легенда — что-то, связанное с Афиной. Он сказала, что, возможно, именно поэтому греки и римляне не уживаются друг с другом.
Лео и Хейзел нервно переглянулись.
— Немезида говорила про что-то похожее, — сказал Лео. — Она говорила про cтарые счеты, которые нужно свести…
— Единственное, что может привести две природы богов к гармонии, — отозвалась Хейзел. — Старая обида должна быть отомщена.
Перси хмуро посмотрел на синий крем.
— Я был претором всего часа два. Джейсон, ты когда-нибудь слышал о такой легенде?
Джейсон все еще держал Пайпер за руку. Его пальцы вспотели.
— Я… я не уверен, — сказал он. — Я подумаю об этом.
Перси сузил глаза.
— Ты не уверен?
Джейсон не ответил. Пайпер хотела спросить его, что не так. Она поняла, что он не хочет обсуждать эту старую легенду. Она поймала его взгляд, и он безмолвно сказал ей: «Позже».
Хейзел нарушила тишину.
— Что насчет остальных строк? — она покрутила свою отделанную рубинами тарелку. — Близнецы погасят ангела дыхание, держащего ключ к смерти нескончаемой.
Отрава гигантов есть белое злато, — добавил Фрэнк. — Победа придет сквозь боль, сеть и граты.
— Отрава гигантов, —сказал Лео. — Что бы это ни было, для нас это хорошо, да? Возможно, именно ее нам и нужно найти. Если это поможет богам объединить свои шизофренические эго, тогда это хорошо.
Перси кивнул.
— Без помощи богов нам гигантов не убить.
Джейсон повернулся к Фрэнку и Хейзел.
— Я думал, что вы убили того гиганта на Аляске без помощи богов, просто вдвоем.
— Алкионей — особый случай, — сказал Фрэнк. — Он был бессмертен только на той территории, где был возрожден — на Аляске. Но не в Канаде. Хотел бы я убить всех гигантов, перетащив их через границу между Аляской и Канадой, но… — он пожал плечами. — Перси прав, нам понадобятся боги.
Пайпер смотрела на стены. Она жалела, что Лео показал им изображения Лагеря Полукровок. Это была как дверь домой, в которую она никогда не сможет войти. Она смотрела на полыхающий очаг Гестии, когда свет выключили на комендантский час.
Ей было интересно, что римские полубоги Фрэнк и Хейзел думали об этих образах. Они никогда не были в Лагере Полукровок. Казался ли он им чужим, или же они посчитали несправедливым то, что не показали Лагерь Юпитера? Заставило ли это их скучать по собственному дому?
Пайпер подумала об остальных строках пророчества. Что это за сеть и граты? Как могли близнецы погасить дыхание ангела? И ключ к вечной смерти тоже звучал не очень позитивно.
— Ладно… — Лео отодвинул свой стул от стола. — Думаю, надо делать все по порядку. Нам придется приземлиться утром, чтобы закончить ремонт.
— Где-нибудь поближе к городу, — предложила Аннабет. — На случай, если нам понадобятся припасы. Но, подальше от дороги, чтобы римлянам было трудно нас найти. Идеи есть?
Все молчали. Пайпер вспомнила видение на ноже: незнакомец в фиолетовом, протягивающий кубок и манящий ее к себе. Он стоял перед указателем с надписью «Топика 32».
— Ну… — решилась она. — Как вы относитесь к Канзасу?