Глава 07. Лео — Метка(Знак) Афины 3 книга


 

Кто такая тётя Роза? — спросила Хейзел.
Лео не хотелось говорить о ней. В его ушах все еще звенели слова Немезиды. Его пояс с инструментами, казалось, потяжелел, когда он положил туда печенье. Что было невозможно, так как в его карманы можно было вместить любую вещь и тяжелее от этого пояс не становился. Даже самые хрупкие предметы ни за что не сломались бы. Однако, Лео чувствовал это печенье внутри, терзающее его и ожидающее когда его разломают.
— Это долгая история, — ответил он. — Она воспитывала меня после смерти мамы.
— Мне очень жаль.
— Да, что ж… — Лео очень хотелось сменить тему. — Как на счет тебя? Что сказала Немезида о твоем брате?
Хейзел моргнула так, будто ей в глаза попала соль.
— Нико… он нашел меня в царстве мёртвых и вернул в мир смертных, а после убедил Рейну принять меня в римский лагерь. Я обязана ему до конца жизни за второй шанс. И если Немезида не лжет, то Нико в опасности… я должна помочь ему.
— Конечно, — ответил Лео, хотя эта идея заставила его забеспокоиться. Он сомневался, что богиня мести когда-либо давала советы исключительно по доброте душевной.
— А слова Немезиды о том, что твоему брату осталось жить всего лишь шесть дней, и что Рим вот-вот будет уничтожен… есть мысли на счет того, что она имела в виду?
— Нет, — призналась Хейзел. — Но я боюсь …
Что бы она там не думала, Хэйзел предпочла не делиться своими мыслями. Она залезла на самый большой валун, чтобы иметь лучший обзор. Лео попытался сделать то же самое, но потерял равновесие. Хэйзел поймала его за руку и потянула наверх. Они оказались на вершине скалы, держась за руки, лицом к лицу друг к другу.
Глаза Хейзел блестели, как золото.
Она бы сказала, что золото — это просто, но Лео так не думал. Во всяком случае, не тогда, когда он смотрел на нее. Ему вдруг стало интересно, кем был этот Сэмми. У Лео появилось подозрение, что он должен знать его, но это имя ему никого не напоминало. Кем бы ни был этот Сэмми, он был счастливчиком, раз Хэйзел заботилась о нем.
— Эм, спасибо, — Лео отпустил ее руку, но они все еще стояли так близко друг к другу, что он мог чувствовать тепло ее дыхания. Она совсем не была похожа на мертвую.
— Когда мы говорили с Немезидой, — тревожно начала Хейзел. — Твои руки … я видела пламя.
— Ага, — ответил он. — Это сила Гефеста. Обычно я ее контролирую.
— А-а-а… — она положила руку на свою джинсовую рубашку в области сердца, как будто собиралась зачитать «Клятву верности флагу США». У Лео появилось такое чувство, будто она хотела отодвинуться от него как можно далее, но валун был слишком мал.
«Отлично, — подумал он. — Еще один человек, считающий меня ненормальным уродом».
Он осмотрел остров. Противоположный берег располагался всего в ста ярдах от них. Между берегами находились дюны и скопления валунов, но ничего из этого не было похоже на отражающий бассейн.
«Ты всегда будешь чужаком, — сказала ему Немезида. — Седьмым колесом. Ты не найдешь места среди своих собратьев».
С таким же успехом она могла обжечь его уши кислотой. Он не нуждался в напоминании, что является чужим среди своих. Месяцами он просидел один в Бункере №9, строя Арго II, пока обитатели лагеря проводили время вместе: тренировались, обедали, играли в захват флага ради веселья и различных призов. Даже два его лучших друга, Пайпер и Джейсон, иногда относились к нему, как к чужаку. От Фестуса, дракона, осталась лишь одна голова, после того как его панель управления была разрушена во время их последнего поиска. Техническое мастерство Лео было не на том уровне, чтобы отремонтировать ее.
Седьмое колесо. Лео слышал о пятом колесе — дополнительной бесполезной части механизма. Он предположил, что седьмое колесо — это гораздо хуже.
Лео думал, что благодаря этому поиску он начнет все заново. В таком случае, весь его тяжкий труд над кораблем окупился бы. У него бы было шестеро хороших друзей, которые восхищались бы его талантами и ценили бы его. Вместе они бы отплыли на рассвете, чтобы противостоять гигантам. Он, даже, в тайне надеялся, что найдет себе здесь девушку.
— Займись математикой, — заворчал он сам на себя.
Немезида была права. Возможно, он и член группы семи, но он все равно отделен от них. Он открыл огонь по римлянам и принес своим друзьям одни неприятности.
«Ты не найдешь места среди своих собратьев».
— Лео?— мягко позвала Хейзел. — Не принимай близко к сердцу то, что сказала Немезида.
Он нахмурился.
— А что, если это правда?
— Она богиня мести, — напомнила ему Хейзел. — Возможно, она на нашей стороне, возможно, нет, но она существует для того, чтобы вызывать негодование.
Лео хотелось бы, чтобы он мог просто отключить свои чувства. Но у него не получалось. Однако, это не было виной Хейзел.
— Нам нужно идти, — сказал он. — Мне интересно, что имела в виду Немезида, когда говорила, что нам следует закончить все наши дела до наступления темноты.
Хейзел взглянула на солнце, которое только прикоснулось к горизонту.
— А кто этот проклятый мальчишка, которого она упомянула?
Под ними раздался голос:
— Проклятый мальчишка, которого она упомянула.
Сперва Лео никого не увидел. Затем его глаза привыкли к темноте. Он понял, что перед ними, всего в десяти футах от валуна, стояла молодая женщина. Ее платье являло собой тунику в греческом стиле, цветом с камни. Цвет ее тонких волос колебался от коричневого, белого и серого оттенков, которые сочетались с сухой травой. Она не была невидимой, но она была почти идеально замаскирована, пока не начала двигаться. Даже тогда, Лео с трудом удавалось сфокусировать свой взгляд на ней. Ее лицо было красивым, но не запоминающимся. На самом деле, каждый раз, когда он моргал, он не мог вспомнить, как она выглядела, и ему приходилось сосредотачиваться, чтобы увидеть ее вновь.
— Привет, — сказала Хейзел. — Ты кто?
— Ты кто? — ответила девушка. Ее голос казался скучающим, как будто она устала отвечать на этот вопрос.
Хейзел и Лео переглянулись. С этой работой полукровок ты никогда не знаешь, во что влипнешь. В девяти случаях из десяти это что-то нехорошее. Девушка-ниндзя с маскировкой в земельных тонах не вызывала у Лео в данный момент желание иметь с ней дело.
— Ты тот проклятый ребенок, которого упомянула Немезида? — спросил Лео. — Но, ты девушка.
— Ты девушка, — ответила она.
— Прости? — спросила Лео.
— Прости, — печально ответила девушка.
— Ты повторяешь… — Лео остановился. — Ох, минутку. Хейзел, был ли какой-нибудь миф о девушке, повторяющей за всеми?
— Эхо, — ответила Хейзел.
— Эхо, — согласилась девушка.
Она передвинулась, и её одежда изменилась вместе с пейзажем. Ее глаза были цвета соленой воды. Лео попробовал сосредоточиться на ее особенностях, но не смог.
— Я не помню никакого мифа, — признался он. — Ты была проклята повторять последнее, что слышишь?
— Слышишь, — повторила Эхо.
— Бедняжка, — ответила Хейзел. — Если я правильно помню, это с тобой богиня сделала?
— Богиня сделала, — подтвердила Эхо.
Лео почесал затылок.
— Но это было тысячи лет…ох. Ты одна из тех смертных, которым удалось вернуться через Врата Смерти? Хотелось бы мне, чтобы мы перестали натыкаться на мертвых людей.
— Мертвых людей, — вторила Эхо, как будто отчитывая его.
Он заметил, что Хейзел уставилась вниз на свои ноги.
— Ох…извини, — пробормотал он. — Я не это имел в виду.
— Это имел в виду, — Эхо указала на дальний берег острова.
— Ты хочешь показать нам что-то? — спросила Хейзел. Она спустилась с валуна, и Лео последовал за ней.
Даже с близкого расстояния Эхо было трудно увидеть. На самом деле, Лео казалось, что чем дольше он смотрел на нее, тем сложнее ее было разглядеть.
— Ты точно живая? — спросил он. — Я имею в виду… из плоти и крови?
— Из плоти и крови, — она коснулась лица Лео, от чего он вздрогнул. Ее пальцы были теплыми.
— Так… тебе все приходится повторять? — спросил Лео.
— Все.
Лео не мог сдержать улыбку.
— Это может быть весело.
— Весело, — повторила она несчастно.
— Синие слоны.
— Синие слоны.
— Поцелуй меня, дурак.
— Дурак.
— Эй!
— Эй!
— Лео, — вступилась Хейзел. — Не издевайся на ней.
— Не издевайся над ней, — согласилась Эхо.
— Хорошо-хорошо, — ответил Лео, думая, что ему сложно будет справиться с искушением. Не каждый день он встречал кого-то со встроенной двухсторонней связью. — Так на что ты указываешь? Тебе нужна наша помощь?
— Помощь, — уверенно согласилась Эхо. Она жестом показала следовать за ней и побежала вниз по склону. Лео оставалось только пойти за ней следом, следя за движением травы и мерцанием её платья, которое меняло цвет, подстраиваясь под камни.
— Нам лучше поторопиться, — сказала Хейзел. — Или мы потеряем ее.
Они нашли проблему, если можно назвать множество красиво выглядящих девушек проблемой. Эхо привела их на лужайку в форме кратера, с небольшим прудом посредине. Возле кромки воды собралось несколько десятков нимф. По крайней мере, Лео подозревал, что это были именно нимфы. Как и нимфы из Лагеря Полукровок, эти девушки были одеты в очень тонкие платья. Они были босыми. Их лица были похожи на лица эльфов, а кожа имела зеленоватый оттенок.
Лео не понимал, что они делают, но они все столпились в одном месте, повернувшись в сторону пруда и и пихаясь, чтобы лучше рассмотреть. Некоторые из них держали телефоны с фотокамерами и пытались фотографировать над головами других. Лео никогда раньше не видел нимф с телефонами. Он подумал, может они смотрели на мертвое тело. Но если так, то почему они подпрыгивали и хихикали так оживленно?
— На что они смотрят? — удивился Лео.
— Смотрят, — вздохнула Эхо.
— Есть только один способ это выяснить, — Хэйзел зашагала вперед, толкаясь локтями и прокладывая себе путь сквозь толпу. — Простите. Извините.
— Эй! — возмутилась одна нимфа. — Мы пришли первыми!
— Точно, — фыркнула другая. — Он бы тобой не заинтересовался.
У второй нимфы на щеках были нарисованы большие красные сердечки. Поверх ее платья была натянута футболка с надписью «ОМГ, Я <3 Н!».
— Э-э, дела полукровок, — произнес Лео, пытаясь звучать официально. — Так что, подвинься. Благодарю.
Нимфы заворчали, но расступились, открывая ребятам вид на молодого мужчину возле пруда. Он стоял на коленях, пристально смотря в воду.
Обычно Лео не уделял большого внимания тому, как выглядят другие парни. Он предполагал, это из-за вечно находящегося рядом Джейсона — высокого крепкого блондина, короче, такого, каким Лео никогда не сможет быть. Девушки, как правило, не обращали на Лео никакого внимания. По крайней мере, он знал, что не найдет девушку, которая западет на его внешность. Он надеялся, что его личные качества и чувство юмора помогут в данном вопросе, но пока что это не работало.
В любом случае, Лео не мог не заметить, что парень у пруда был супер красавчиком. У него было точеное лицо, а его губы и глаза были по-женски прекрасны и по-мужски привлекательны. Темные волосы спадали на лоб. Тяжело было сказать, но возможно ему было около семнадцати-двадцати лет, но телосложение у него было как у танцора: длинные изящные руки и мускулистые ноги, прекрасная осанка, и весь его внешний вид излучал величественное спокойствие. Он был одет в простую белую футболку и джинсы, на спине находились лук и колчан со стрелами. Оружием явно давно не пользовались. На стрелах лежала пыль, а в верхнем углу лука паук сплел свою сеть.
Как только Лео подошел ближе, он понял, что лицо парня было необычайно золотистым. В свете заката отражался большой плоский лист небесной бронзы, лежащий на дне пруда, излучая теплое свечение на фигуру Мистера Красавчика.
Парень казался очарованным своим отражением в металле.
Хейзел глубоко вздохнула:
— Он великолепен.
Нимфы вокруг нее завизжали и захлопали в знак согласия.
— Это верно, — мечтательно пробормотал юноша, его взгляд по-прежнему был сфокусирован на воде. — Я такой великолепный.
Одна из нимф достала свой айфон:
— Его последнее видео на YouTube собрало миллион лайков за час. Думаю, половина из них мои!
Другие нимфы захихикали.
— Видео на YouTube? — спросил Лео. — И что же он делает в этом видео, поет?
— Нет, дурачок! — заворчала нимфа. — Он был и принцем, и прекрасным охотником и т.д. и т.п. Но это неважно. Теперь он просто… вот, смотри!
Она показала Лео видео. Там было все абсолютно то же, что происходило сейчас — парень пялился на свое отражение в пруду.
— Он такой горячий, — сказала другая девушка. Надпись на её футболке гласила: «МИССИС НАРЦИСС».
— Нарцисс? — спросил Лео.
— Нарцисс, — печально согласилась Эхо.
Лео уже и позабыл, что Эхо была здесь. Видимо, никто из нимф так же не заметил ее присутствия.
— Снова ты! — Миссис Нарцисс попыталась оттолкнуть Эхо, но не рассчитала расстояние до незаметной девушки и, в конце концов, толкнула других нимф.
— У тебя уже был шанс, Эхо! — сказала нимфа с айфоном. — Он отверг тебя четыре тысячи лет назад. Ты не достойна его.
— Его, — горько произнесла Эхо.
— Подожди, — Хейзел нехотя оторвала свой взгляд от парня. — Что здесь происходит? Почему Эхо привела нас сюда?
Одна нимфа закатила глаза. Она держала в руках ручку и мятый плакат Нарцисса.
— Эхо была нимфой, как и мы, много лет назад, но она слишком много говорила! Сплетни, бла-бла-бла, постоянно.
— Я знаю! — воскликнула другая нимфа. — Но… кто может устоять? Совсем недавно я разговаривала с Клеопеей, ты знаешь, она живет в валуне рядом со мной, и я сказала: «Хватит сплетничать или ты закончишь, как Эхо». У Клеопеи слишком большой рот. Ты слышала, что она говорила о нимфе облака и сатире?
— Точно! — согласилась нимфа с постером. — В любом случае, в качестве наказания за болтовню Гера прокляла Эхо, так что она могла только повторять слова за другими, для нас это было просто отлично. Но потом Эхо влюбилась в нашего прекрасного парня, Нарцисса… Как будто он обратил бы на нее внимание.
— Как будто! — произнесло полдюжины других нимф.
— А теперь у нее появилась странная идея, что его нужно спасать, — сказала Миссис Нарцисс. — А на самом деле, ей нужно просто уйти.
— Уйти, — сердито повторила Эхо.
— Я так рада, что Нарцисс ожил, — сказала нимфа в сером платье. Обе её руки были исписаны надписями «НАРЦИСС + ЛАЙЯ», сделанными чёрным маркером. — Он типа лучший! И он на моей территории.
— Ох, перестань, Лайя, — произнесла ее подруга. — Я являюсь нимфой этого пруда. А ты всего лишь нимфа того камня.
— Эй, а я — нимфа травы, — возмутилась еще одна.
— Нет, он наверняка пришел сюда, потому что любит дикие цветы! — встряла другая. — А они принадлежат мне!
Вся толпа начала спорить, пока Нарцисс продолжал пялиться в озеро, игнорируя их.
— Успокойтесь! — заорал Лео. — Дамы, успокойтесь! Мне нужно кое-что спросить у Нарцисса.
Постепенно нимфы угомонились и отошли назад, делая фотографии.
Лео присел на колени рядом с красивым парнем.
— Итак, Нарцисс. Как делишки?
— Ты не мог бы подвинуться? — рассеянно спросил Нарцисс. — Ты портишь вид.
Лео посмотрел на воду. Его лицо отражалось в воде рядом с лицом Нарцисса на поверхности небесной бронзы. У Лео не было никакого желания смотреть на себя. По сравнению с Нарциссом он выглядел, как подземный тролль. Но никаких сомнений не было: круглая металлическая пластина была сделана из небесной бронзы, примерно пяти футов в диаметре.
Что этот кусок делал в пруду, Лео не понимал. Небесная бронза появлялась на земле в различных местах. Он слышал, что большая часть этого материала была выброшена его отцом. Гефест злился, когда его проекты не получались, и бросал обрывки металла в мир смертных. Этот кусок выглядел так, как будто из него пытались сделать щит для бога, но что-то пошло не так. Лео был уверен, что если принести эту бронзу на корабль, то ее хватит для ремонта.
— И правда, хороший вид, — произнес Лео. — Рад бы подвинуться, но можно я заберу вон тот кусок бронзы, раз ты им не пользуешься?
— Нет, — ответил Нарцисс, — я люблю его. Он прекрасен.
Лео обернулся, чтобы посмотреть, смеются ли нимфы. Это могло бы стать хорошей шуткой. Но они были на грани обморока и только кивали в знак согласия. Только Хейзел казалась шокированной. Она сморщила нос, будто Нарцисс пах хуже, чем выглядел.
— Парень, — сказал Лео Нарциссу. — Ты ведь понимаешь, что смотришь на своё отражение, правда?
— Я великолепен, — вздохнул Нарцисс. Он протянул руку, чтобы коснуться воды, но сдержался. — Нет, я не могу дотронуться. По воде пойдет рябь, и это испортит изображение. Господи… как же я прекрасен.
— Да, — пробормотал Лео, — но если я возьму бронзу, ты так же сможешь рассматривать себя в воде. Или вот… — он сунул руку в пояс с инструментами и вытащил обычное зеркало размером с монокль. — Предлагаю обмен.
Нарцисс неохотно взял зеркало и восхитился собой.
— Ты тоже носишь мою фотографию? Я тебя не виню, я ведь потрясающий. Спасибо, — он положил зеркало и вернулся к пруду. — Но у меня есть изображение получше. Этот цвет мне подходит, тебе так не кажется?
— О, боги, да! — закричала нимфа. — Женись на мне, Нарцисс!
— Нет, на мне! — крикнула еще одна. — Ты подпишешь мой постер?
— Нет, подпиши мою футболку!
— Подпиши мой лоб!
— Подпиши мою…
— Прекратите! — оборвала их Хейзел.
— Прекратите, — согласилась Эхо.
Лео снова потерял Эхо из виду, но потом заметил, что она стоит на коленях с другой стороны от Нарцисса и машет руками перед его лицом, как будто хочет вывести его из транса. Нарцисс даже не моргнул.
Фан-клуб из нимф попытался оттолкнуть Хейзел в сторону, но та вытащила меч и заставила их попятиться.
— Очнитесь! — закричала она.
— Он не подпишет тебе меч, — проворчала нимфа с постером.
—Он не женится на тебе, — сказала девушка с айфоном. — И вы не можете забрать его бронзовое зеркало! Это то, что удерживает его здесь!
— Вы просто смешны, — сказала Хейзел. — Он любит только себя! Как он может вам нравиться?
— Может вам нравиться, — вздохнула Эхо, продолжая махать руками перед его лицом.
Остальные вздохнули вместе с ней.
— Я такой горячий, — сочувственно произнес Нарцисс.
— Слушай, Нарцисс, — Хейзел держала свой меч наготове. — Эхо привела нас сюда, чтобы помочь тебе. Так ведь, Эхо?
— Эхо, — повторила Эхо.
— Кто? — спросил Нарцисс.
—Видимо, это единственная девушка, которую волнует то, что с тобой происходит, — ответила Хейзел. — Ты помнишь свою смерть?
Нарцисс нахмурился.
— Я… нет. Это не может быть правдой. Я слишком важен, чтобы умереть.
— Ты умер глядя на себя, — настояла Хэйзел. — Я вспомнила историю. Немезида была богиней, проклявшей тебя, потому что ты разбил очень много сердец. Твоим наказанием была любовь к собственному отражению.
— Я так сильно люблю себя, так сильно, — согласился Нарцисс.
— В конечном итоге, ты умер, — продолжила Хейзел. — Я не знаю, какое окончание истории правдивое. То ли ты утопился, то ли превратился в висящий над водою цветок, то ли… Эхо, какая версия верна?
— Какая версия верна? — повторила она безнадежно.
Лео поднялся.
— Это не имеет значения. Важно то, что ты жив, парень. У тебя есть второй шанс. Вот о чем упоминала Немезида. Ты можешь встать и продолжать жить. Эхо попробует помочь тебе. Или ты можешь остаться здесь и смотреть на своё отражение, пока снова не умрешь.
— Оставайся здесь! — закричали все нимфы.
— Женись на мне перед смертью! — пискнула одна.
Нарцисс покачал головою:
— Вам просто нужно мое отражение. Я не виню вас, но вы не получите его. Я принадлежу сам себе.
Хейзел раздраженно вздохнула. Она взглянула на солнце, которое быстро садилось. Затем она указала своим мечом на кромку кратера.
— Лео, мы могли бы отойти на минутку?
— Прошу простить нас, — сказал Лео Нарциссу. — Эхо, ты пойдешь с нами?
— С нами, — подтвердила Эхо.
Нимфы снова собрались вокруг Нарцисса и начали снимать новые видео и делать новые фото.
Они отошли на расстояние, с которого бы их никто не мог услышать.
— Немезида была права, — сказала Хейзел. — Некоторые полубоги не могут изменить свою природу. Нарцисс будет оставаться там до самой смерти.
— Нет, — сказал Лео.
— Нет, — согласилась Эхо.
— Нам нужна бронза, — сказал Лео. — Если мы заберем её, у Нарцисса будет причина отвлечься. У Эхо будет шанс спасти его.
— Спасти его, — сказала Эхо с благодарностью.
Хэйзел вонзила свой меч в песок:
— Еще это может разозлить десятки нимф, — сказала она. — А Нарцисс, возможно, все еще не забыл, как стрелять из лука.
Лео обдумывал это. Солнце садилось. Немезида упоминала, что Нарцисс с наступлением ночи начинал волноваться, вероятно из-за того, что больше не мог видеть своего отражения. Лео не хотелось проторчать здесь достаточно долго, чтобы понять что богиня имела виду под словом «волноваться». К тому же, он уже встречался с толпою сумасшедших нимф ранее, и повторения этого он не хотел.
— Хейзел, — позвал он. — Твоя власть над драгоценными металлами… Ты можешь только обнаружить его или так же достать его из-под земли?
Она нахмурилась.
— Я могу вызывать его из-под земли. Но я ещё никогда не пробовала проделывать это с небесной бронзой. Я могу попытаться вытащить её, но мне нужно находиться достаточно близко к ней. Потребуется сильная концентрация, и это займет определенное время.
— Время, — предупредила Эхо.
Лео выругался. Он надеялся, что они успеют вернуться на корабль, и Хейзел удастся вытащить небесную бронзу с безопасного расстояния.
— Ладно, — сказал он. — Мы должны рискнуть. Хейзел, как насчет попытаться вытащить бронзу прямо отсюда? Заставь ее провалиться сквозь песок и пройти под землей к тебе, затем хватай и беги к кораблю.
— Но Нарцисс смотрит на него все время, — сказала она.
— Все время, — повторила Эхо.
— Я займусь этим, — сказал Лео, уже ненавидя свой план. — Эхо и я отвлечем их.
— Отвлечем? — спросила Эхо.
— Я объясню, — пообещал Лео. — Вы готовы?
— Готовы, — сказала Эхо.
— Прекрасно, — сказал Лео. — Остается только надеяться, что мы не умрем.