Глава 03. Аннабет — Метка(Знак) Афины 3 книга


 

Хотела бы Аннабет, чтобы у нее появился аппетит, ведь римляне действительно знали, как можно хорошенько набить желудок.
Множество диванов и столиков заполняли форум, и поэтому он был похож на мебельный салон. Римляне разделились на группы по десять или двадцать человек и сели за столики, разговаривая и смеясь, в то время как духи — ауры парили над их головами, раздавая нескончаемый ассортимент пиццы, бутербродов, чипсов, прохладных напитков и свежеиспечённого печенья.
Вся сцена была настолько знакомой, но и такой чужой одновременно, что у Аннабет закружилась голова.
Все, чего она хотела сейчас, так это быть с Перси, и желательно наедине. Она знала, что придется подождать. Чтобы добиться успеха в этом поиске, они должны были объединиться с римлянами, а это означало знакомство и сотрудничество с ними по доброй воле.
Рейна и несколько её офицеров (в том числе и тот блондин-подросток, который недавно вернулся с жертвоприношения богам плюшевых мишек) сидели рядом с Аннабет и её «экипажем». Вскоре к ним присоединился и Перси с двумя друзьями: Фрэнком и Хейзел.
Когда куча подносов с различными блюдами «приземлились» на стол, Перси наклонился к Аннабет и прошептал:
— Я хочу показать тебе Новый Рим. Только ты и я. Он просто невероятен.
Аннабет должна была быть в восторге. Только ты и я — было именно тем, чего она хотела. Но вместо этого, обида подступила к горлу. Как Перси может с таким энтузиазмом говорить об этом месте? А что насчёт лагеря — полукровок — их лагеря, их дома?
Она старалась не смотреть на новую отметину на предплечье Перси — татуировку SPQR, такую же, как у Джейсона. В греческом лагере полукровкам давали бусинки за каждый год обучения. Здесь же, римляне выжигали тату на теле, будто бы говоря: «Вы принадлежите нам. Навсегда».
Она проглотила некоторые резкие комментарии.
— Хорошо. Конечно.
— Я думал, — говорил он нервно. — У меня была мысль…
Он остановился, так как Рейна начала произносить тост за дружбу. После этого, римляне и «команда» Аннабет начали обмениваться историями. Джейсон рассказал, как оказался в греческом лагере — полукровок, совершенно ничего не помня, и как отправился в поиск с Пайпер и Лео, чтобы спасти богиню Геру (или Юнону, называйте, как хотите, она одинаково раздражительна и в греческой и в римской формах) от заключения в Доме Волка в Северной Калифорнии.
—Невозможно! — вмешался Октавиан. —Это наше самое святое место! Если бы гиганты заключили ее там…
—Они уничтожили бы её, — сказала Пайпер. — И свалили всю вину на греков, и тогда бы началась война между лагерями. А теперь заткнись, и дай Джейсону закончить.
Октавиан открыл рот, но так и не произнес ни звука. Аннабет действительно нравилась способность Пайпер к убеждению. Она заметила, как Рейна бегала взглядом от Пайпер к Джейсону, на ее лбу выступили горизонтальные морщины, как будто она только начала осознавать что они пара.
— Так что, — продолжил Джейсон. — Вот так мы и узнали о богине земли Гее. Она еще словно в полусне, но уже освобождает монстров из Тартара и поднимает гигантов. Порфирион, огромный главенствующий чувак, с которым мы сражались в Доме Волка, сказал, что он отступает к древней земле — собственно, к Греции. Он планирует пробуждение Геи и уничтожение богов с помощью… как он это назвал? Вырывания их корней.
Перси задумчиво кивнул.
— Гея и здесь вставила свои пять копеек. У нас тоже были стычки с «Грязнолицей Королевой».
Тогда Перси рассказал свою часть истории. О том, как проснулся в Доме Волка, тоже ничего не помня за исключением лишь одного имени — Аннабет.
Услышав эти слова, Аннабет пришлось сильно постараться, чтобы не разрыдаться. Перси рассказал, как он отправился на Аляску вместе с Френком и Хейзел, как они победили гиганта Алкионея, освободили бога смерти Танатоса, и вернулись с потерянным имперским золотом римского лагеря, чтобы помочь отразить атаку нападающей армии гигантов.
Когда Перси закончил, Джейсон одобрительно присвистнул.
— Неудивительно, что они сделали тебя претором.
Октавиан фыркнул.
— Это значит, что у нас теперь три претора! Правила ясно дают понять, что преторов может быть только двое!
— С другой стороны, — сказал Перси, — мы оба, Джейсон и я, превосходим тебя по рангу, Октавиан. Так что мы оба можем приказать тебе заткнуться.
Лицо Октавиана стало фиолетовым, как римская футболка. Джейсон протянул Перси кулак и они сделали что-то наподобие жеста «дай пять», только кулаками, а не ладонями.
Даже Рейна казалось улыбнулась, хотя ее глаза блестели яростью.
— Ми решим наши преторские проблемы чуть позже, — сказала она. — Сейчас у нас есть дела и поважнее.
— Я уступлю Джейсону место претора, — без труда сказал Перси. — Ничего серьезного.
— Ничего серьезного? — Октавиан поперхнулся. — Должность претора Рима — это ничего серьезного?
Перси проигнорировал его и обратился к Джейсону:
— Ты брат Талии Грейс, не так ли? Ну и ну. Вы, ребята, совершенно не похожи.
— Да, я заметил, — сказал Джейсон. — В любом случае, спасибо за помощь моему лагерю, пока меня не было. Ты проделал удивительную работу.
— То же самое могу сказать и о тебе, — ответил Перси.
Аннабет пнула его ногой. Она ненавидела прерывать броманс, но Рейна была права: у них были серьезные вещи для обсуждения.
— Мы должны поговорить о Великом Пророчестве. Похоже на то, что римляне также знают о нем?
Рейна кивнула.
— Мы называем его Пророчеством Семи. Октавиан, ты знаешь ведь его наизусть?
— Конечно, — ответил он. — Но, Рейна…
— Пожалуйста, прочитай его. На английском, не на латыни.
Октавиан вздохнул.
— На зов ответят семь полукровок. В огне и буре мир гибнет снова…
— Клятву сдержи на краю могилы, — продолжила Аннабет. — К Вратам Смерти идут вражьи силы.
Все уставились на нее — за исключением Лео, который делал вертушки из алюминиевой фольги оберток тако, и прикреплял их к мимо пролетающим духам ветра.
Аннабет понятия не имела, почему выпалила строки пророчества. Она просто почувствовала потребность в этом. Большой мальчик, Фрэнк, подался вперед, глядя на нее с восхищением, как будто у нее вырос третий глаз.
— Это правда, что ты ребенок Мин… Я имею в виду, Афины?
— Да, — ответила она, внезапно заняв оборонительную позицию. — Почему ты так удивлен?
Октавиан усмехнулся.
— Если ты, действительно, дитя богини мудрости…
— Достаточно, — резко оборвала его Рейна. — Аннабет говорит правду. Она пришла с миром. Кроме того… — Рейна посмотрела на Аннабет с невольным уважением. — Перси высоко о тебе отзывался.
Подтекст в голосе Рейны занял у Аннабет мгновение, чтобы понять его. Взгляд Перси был устремлен вниз, внезапно заинтересовавшись лежащим на тарелке чизбургером. Лицо Аннабет запылало. О, боги… Рейна пыталась сблизиться с Перси. Это объясняло оттенок горечи, возможно даже зависти в ее словах. Перси предпочел ей Аннабет. В тот момент, Аннабет простила своему нелепому парню все, что он когда-либо делал неправильно. Она хотела обнять его, но приказала себе оставаться спокойной.
— Эм, спасибо, — ответила Аннабет Рейне. — Во всяком случае, кое-что из пророчества становится ясным. Вражьи силы, идущие к Вратам Смерти — это греки и римляне. Мы должны объединить наши силы, чтобы отыскать эти Врата.
Хейзел, девушка с кавалерийским шлемом и длинными вьющимися волосами, подняла что-то рядом лежащее с её тарелкой. Это было похоже на большой рубин, но прежде чем Аннабет могла удостоверится в этом, Хейзел сунула его в карман своей джинсовой рубашки.
— Мой брат, Нико, отправился искать Врата Смерти, — сказала она.
— Подожди, — сказала Аннабет. — Нико ди Анжело? Он твой брат?
Хейзел кивнула, как если бы это было очевидно. Еще с десяток вопросов теснились в голове Аннабет, но они уже вращались, как вертушка Лео. Она решила не вникать в подробности.
— Хорошо. Ты что-то говорила о…
— Он исчез, — Хейзел облизнула губы. — Я боюсь… Я не уверена, но я думаю, что что-то случилось с ним.
— Мы найдем его, — пообещал Перси. — Так или иначе, мы должны найти Врата Смерти. Танатос сказал нам, что мы найдем оба ответа в Риме… вроде, в настоящем Риме. Он ведь по пути в Грецию, верно?
— Танатос сказал тебе это? — Аннабет попыталась сосредоточиться на этой мысли. — Бог смерти.
Аннабет встречала множество богов. Она даже побывала в Подземном Царстве Аида, но история Перси об освобождении воплощения самой смерти, действительно заставила её почувствовать табун мурашек, пробегающий по ее коже.
Перси откусил гамбургер.
— Теперь, когда Смерть свободна, монстры снова будут возвращаться в Тартар, как и раньше. Но пока Врата Смерти открыты, они просто продолжают возрождаться…
Пайпер крутила перья в волосах.
— Как потоки воды через плотину, — предложила она.
— Да, — Перси улыбнулся. — У нас есть дыра в плотине.
— Что? — спросила Пайпер.
— Ничего, — ответил он. — Просто шутка. Дело в том, что мы должны найти Врата и закрыть их до того, как отправимся в Грецию. Это единственный способ победить гигантов и удостовериться, что они побеждены.
Рейна взяла яблоко из пролетающего мимо подноса с фруктами. Она повертела его в пальцах, изучая темно-красную поверхность.
— Вы предлагаете экспедицию в Грецию на вашем военном корабле. Вы ведь понимаете, что древние земли и Mare Nostrum (лат. термин «Наше Средиземное море») опасны?
— Марэ что? — спросил Лео.
— Наше море, — объяснил Джейсон. — Древние римляне так называли Средиземное море.
Рейна кивнула.
— Территория, которая когда-то была Римской империей является не только родиной богов. Это также прародина монстров, титанов и гигантов… и ещё более ужасных тварей. На сколько опасны бы не были путешествия для полубогов здесь, в Америке, там они будут в десять раз хуже.
— Ты говорила, что и на Аляске будет плохо, — напомнил ей Перси. — Но мы пережили это.
Рейна покачала головой. Ее ногти вырезали маленькие полумесяцы на яблоке, когда она поворачивала его.
— Перси, путешествие в Средиземном море — это различная степень опасности в целом. Этот путь был закрыт для римских полубогов на протяжении веков. Ни один герой в своем уме не отправился бы туда.
— Тогда с нами все будет хорошо! — Лео улыбнулся поверх своей вертушки. — Потому что мы все сошли с ума, не так ли? Кроме того, Арго II — это первоклассный военный корабль.
— Мы должны поспешить, — добавил Джейсон. — Я не знаю точных планов гигантов, но Гея становится все более сознательной в последнее время. Она вторгается в мысли, появляясь в странных местах, вызывая все более и более мощных монстров. Мы должны остановить гигантов прежде, чем они пробудят ее полностью.
Аннабет вздрогнула. У нее были свои кошмары в последнее время.
— На зов ответят семь полукровок, — сказала она. — Это должна быть группа из обоих наших лагерей. Джейсон, Пайпер, Лео и я. Вот четыре.
— И я, — сказал Перси. — Вместе с Хейзел и Френком. Вот семь.
— Что? — Октавиан вскочил на ноги. — Мы должны просто согласиться с этим? Без голосования в сенате? Без надлежащих дебатов? Без…
— Перси! — циклоп Тайсон бросился к ним с Миссис О’Лири, следующей за ним по пятам. На адской гончей сидела болезненного вида девушка с красными волосами, в мешковатом платье и с красными крыльями.
Аннабет не знала, откуда появилась гарпия, но на сердце ее потеплело при виде Тайсона в его рваной фланелевой рубахе с надписью «SPQR» на груди. У нее было несколько довольно неудачных опытов работы с циклопами, но Тайсон был лучшим. Он был сводным братом Перси (долгая история), что практически делало его членом семьи.
Тайсон остановился и заломил мясистые руки. Его большой карий глаз был полон беспокойства.
— Элла боится, — сказал он.
— Не-не надо никаких лодок, — пробормотала гарпия, яростно выщипывая свои перья. — Титаник, Лузитания, Пакс… лодки не для гарпий.
Лео сощурился. Он посмотрел на Хейзел, сидящую рядом с ним.
— Эта курообразная девушка только что сравнила мой военный корабль с Титаником?
— Она не курица, — Хейзел отвела взгляд, как будто Лео заставлял ее нервничать. — Элла — это гарпия. Она просто немного… перевозбудилась.
— Элла хорошенькая, — сказал Тайсон. — И испуганная. Мы должны забрать ее с собой, но она не пойдет на корабль.
— Не надо корабль, — повторила Элла. Она смотрела прямо на Аннабет. — Плохая идея. Там она. Дочь Мудрости вечно ходит одна…
— Элла! — Фрэнк внезапно вскочил с места. — Возможно, это не лучшее время…
— А Метка Афины сожжет Рим дотла, — продолжила Элла, закрывая уши руками и повышая голос. — Близнецы погасят ангела дыхание, держащего ключ к смерти нескончаемой. Отрава гигантов есть белое злато, победа придет сквозь боль, сеть и граты.
Эффект был такой, словно кто-то бросил на стол гранату. Все уставились на гарпию. Никто не говорил. Сердце Аннабет бешено колотилось. Метка Афины… Она еле сдержалась, чтобы не проверить свой карман, но все равно почувствовала, как серебряная монета, проклятый подарок ее матери, накаляется внутри.
«Следуй за Меткой Афины. Отомсти за меня».
Вокруг них продолжался праздник, но он казался каким-то приглушенным и далеким, словно их маленькая группа проскользнула в более тихое измерение.
Перси опомнился первым. Он встал и взял Тайсона за руку.
— Я знаю! — сказал он с притворным энтузиазмом. — Как на счет того, чтобы вы с Эллой прогулялись на свежем воздухе? Вы и миссис О’Лири…
— Стоп, стоп, стоп, — Октавиан схватил плюшевого мишку, и начал душить дрожащими руками. Его взгляд был устремлен на Эллу.
— Что она сказала? Это звучит словно…
— Элла много читает, — словно пушка, выпалил Фрэнк. — Мы нашли её в библиотеке.
— Да! — поддержала Хейзел, — Наверное, она прочитала это в какой-нибудь книге.
— Книги, — пробормотала Элла. — Элла любит книги.
Теперь, когда гарпия высказалась, она выглядела более расслабленной. Она села на спину Миссис О’Лири, скрестила ноги и стала чистить свои крылья.
Аннабет с любопытством посмотрела на Перси. Очевидно, что он, Фрэнк и Хэйзел что-то скрывали. Также очевидно, что Элла прочитала пророчество, касающееся Аннабет.
Выражение лица Перси говорило: «Помогите».
— Это было пророчество, — настаивал Октавиан. — Во всяком случае, похоже на пророчество.
Никто не ответил.
Аннабет не совсем понимала, что происходит, но она точно знала, что Перси был всего в нескольких шагах от огромных неприятностей.
Она заставила себя усмехнуться.
— Неужели, Октавиан? Возможно, гарпии в Риме совсем другие. Нашим хватает ума только на то, чтобы убираться в домиках и готовить обеды. Ваши же… обычно предсказывают будущее? Наказываете ли вы их за эти предзнаменования?
Ее слова оказали должный эффект. Римские офицеры нервно засмеялись. Некоторые смерили Эллу взглядом, а затем посмотрели на Октавиана и фыркнули. Мысль о том, что курообразная девушка читает пророчества, была для римлян так же нелепа, как и для греков.
— Я, э-э… — Октавиан уронил своего плюшевого мишку. — Нет, но…
— Она просто выдает строки из каких-нибудь книг, — сказала Аннабет. — Как и предположила Хэйзел, кроме того, у нас уже есть настоящее пророчество, о котором стоит беспокоиться.
Она повернулась к Тайсону.
— Перси прав, почему бы тебе не взять Эллу и Миссис О’Лири и не отправиться в путешествие по теням на некоторое время? У Эллы все в порядке с этим?
— Большие собаки хорошие, — сказала Элла. — «Старый Брехун», 1957, сценаристы Фред Гипсон и Уильям Танберг.
Аннабет не совсем знала, как воспринимать этот ответ, но Перси улыбнулся, как будто проблема уже была решена.
— Отлично, — сказал Перси. — Ребята, мы оповестим вас по почте Ириды, когда закончим. И догоним вас позже.
Римляне смотрели на Рейну, ожидая ее решения. Аннабет затаила дыхание.
У Рейны был отличный покер фэйс. Она изучала Эллу, но Аннабет не могла догадаться, о чем она думала.
— Хорошо, — наконец сказала претор. — Идите.
— Ура! — Тайсон обошел диваны и смачно обнял всех, даже Октавиана, который не выглядел счастливым по этому поводу. Затем он уселся на Миссис О’Лири вместе с Эллой, и Адская гончая выскочила из форума. Они нырнули прямо в тень на Доме Сената и исчезли.
— Хорошо, — Рейна положила на стол свое недоеденное яблоко. — Октавиан прав в одном: мы должны получить одобрение сената прежде, чем позволим любому из наших легионеров отправиться в путешествие, особенно, такое опасное.
— Все это попахивает предательством, — проворчал Октавиан. — Эта трирема совсем не похожа на мирный корабль!
— Поднимись на борт, парень, — предложил Лео. — Я устрою тебе экскурсию. Ты можешь управлять лодкой, и если ты действительно хорошо будешь с ней обращаться, я немного дам тебе поносить бумажную шляпу капитана.
Ноздри Октавиана раздулись.
— Как ты смеешь…
— Это хорошая идея, — сказала Рейна. — Октавиан, пойди с ним, посмотри на корабль, а заседание сената мы созовем через час.
— Но… — Октавиан замолчал. Видимо, по выражению лица Рейны он понял, что дальнейшие споры не приведут ни к чему хорошему. — Хорошо.
Лео встал. Он повернулся к Аннабет и его улыбка изменилась. Это произошло так быстро, что Аннабет подумала, что ей это показалось; но только на мгновение кто-то другой, казалось, стоял на месте Лео, улыбаясь холодно, с жестоким светом в глазах. Тогда Аннабет моргнула, и Лео снова стал обычным Лео, со своей обыкновенной озорной улыбкой.
— Вернемся в ближайшее время, — пообещал он. — Это будет эпично.
Ужасный холод поселился в ней, когда Лео и Октавиан направились к веревочной лестнице, она захотела позвать их обратно, но как она могла объяснить им свои предчувствия?
Сказать всем, что она сходит с ума, видит странные вещи и чувствует холод?
Духи ветра начали убирать тарелки.
— Э-э, Рейна, — сказал Джейсон. — Если ты не возражаешь, я бы хотел показать Пайпер окрестности перед встречей сената, она никогда не видела Новый Рим.
Выражение лица Рейны застыло.
Аннабет не могла понять, как Джейсон мог быть таким тугодумом. Было ли это возможным, что он действительно не понимал насколько сильно он нравится Рейне? Для Аннабет это было достаточно очевидным. Спрашивая разрешение на прогулку по городу со своей новой девушкой, Джейсон сыпал соль на рану Рейне.
— Конечно, — холодно ответила Рейна.
Перси взял Аннабет за руку.
— Да, я тоже. Я бы хотел показать Аннабет…
— Нет, — огрызнулась Рейна.
Перси нахмурил брови.
— Что прости?
— Я бы хотела переговорить с Аннабет, — ответила Рейна. — Наедине. Если только ты не возражаешь, мой товарищ-претор.
Ее тон ясно дал понять, что на самом деле она не спрашивала разрешения.
Холод распространился по спине Аннабет. Она задавалась вопросом, что Рейне понадобилось от нее. Может быть, претору не нравилась идея двух парней, которые отвергли ее и собирались показать ее же город своим девушкам. Или может быть она хотела пообщаться тет-а-тет. В любом случае, Аннабет не хотела оставаться обезоруженной наедине с Римским лидером.
— Ну, дочь Афины, — Рейна встала с дивана. — Пойдем со мной.