Глава 01. Аннабет — Метка(Знак) Афины 3 книга


 

Аннабет думала, что готова ко всему, но взорвавшаяся статуя была перебором.
Она прошлась по палубе Арго II, проверила и перепроверила баллистику, чтобы убедиться, что все надежно закреплено. Аннабет удостоверилась, что белый флаг развевается на мачте. Пересмотрела план с остальной частью команды. И запасной план, и запасной план для запасного плана.
Важнее всего, она «устранила» повернутого на войне сопровождающего, Глисона Хеджа, и воодушевила его провести утро за просмотром повторов чемпионата по смешанным боевым искусствам в его каюте. Последней вещью, в которой они нуждались, летя на греческой триреме в потенциально враждебный римский лагерь, был сатир средних лет в спортивной одежде, размахивающий дубиной, и вопящий «УМРИ!».
Казалось, все было в порядке. Даже этот таинственный холодок, который она испытывала, когда корабль взлетел, похоже, рассеялся. По крайней мере, сейчас.
Корабль спустился с облаков, но про себя Аннабет не могла перестать повторно перебирать варианты. Что, если это была плохая идея? Что, если римляне запаникуют и нападут?
Определенно, Арго II выглядел не очень дружелюбным. Двести футов в длину, с бронзовым корпусом, огнедышащим металлическим драконом на мачте, установленными арбалетами, которые выстреливали взрывающиеся снаряды с силой, способной пробить бетон. В общем, это было не самое подходящее средство передвижения для встречи и приветствия союзников.
Аннабет пыталась предупредить римлян. Она попросила Лео послать одно из своих специальных изобретений – голографический свиток, чтобы оповестить своих друзей в их лагере, с надеждой, что они его получат. Лео хотел оставить послание, гласившее «Как делишки?», на нижней части корпуса корабля, и поставить смайлик, но Аннабет запретила эту идею. Она была не уверена, что у Римлян есть чувство юмора.
Было слишком поздно что-то менять.
Облака рассеялись вокруг корпуса, открывая вид на золотисто-зеленый ковер Оклендских холмов. Аннабет схватила один из бронзовых щитов, стоявших вдоль перил правого борта.
Трое ее компаньонов заняли свои места.
Лео метался из стороны в сторону, как сумасшедший на квартердеке, проверяя показатели измерений и рычаги. Большинство кормчих обошлось бы рулевым колесом или штурвалом. Лео же установил авиационную приборную панель от самолета Лирджет, а также резонатор и датчики движения от приставки Нинтендо Вии. Он мог поджечь корабль, всего лишь потянув за клапан, или выстрелить из оружия, выбрав альбом, или поднять паруса, быстро встряхнув регуляторы своей Вии. Даже по стандартам полубогов, Лео был слишком гиперактивен.
Пайпер сновала туда-сюда позади мачты, практикуя речь.
— Опустите оружие, — бормотала она. — Мы просто хотим поговорить.
Ее дар убеждения был настолько силен, что услышав ее слова, Аннабет захотелось бросить свой клинок и провести время за долгой любезной беседой.
Для ребенка Афродиты, Пайпер действительно пыталась приуменьшить свою красоту. Сегодня она была одета в рваные джинсы, изношенные кроссовки, и в белую майку с розовым изображением Hello Kitty. Возможно, это был розыгрыш? (Хотя Аннабет, действительно, ничего не знала наверняка, если дело касалось Пайпер). В ее волнистые каштановые волосы, заплетенные в косу и уложенные справа, было вставлено орлиное перо.
Там был и парень Пайпер — Джейсон. Он стоял на носу платформы корабля, откуда Римляне могли легко его заметить. Костяшки его пальцев, смыкающихся на рукояти меча, побелели от напряжения. С другой стороны, он выглядел довольно-таки спокойно для парня, представляющего собой мишень. Поверх своих джинсов и оранжевой футболки лагеря — полукровок, он надел тогу и фиолетовую накидку — символы прежней должности претора. Он выглядел красивым и спокойным, со своими развевающимися белокурыми волосами и голубыми, словно лед, глазами, как и полагается выглядеть сыну Юпитера (Зевса). Он вырос в римском лагере, поэтому Аннабет надеялась, что его знакомое лицо заставит римлян заколебаться в решении взорвать их корабль.
Аннабет пыталась бороться с собой, но все равно не могла полностью довериться этому парню. Он действовал чересчур идеально, всегда в соответствии с правилами, поступки его были благородны. Он даже на вид был слишком совершенен. В глубине души она все время думала, что это может быть ловушка, что он предаст их. Что делать, если прибыв в лагерь Юпитера, он скажет: «Эй, римляне, зацените-ка этот крутой корабль и заключенных, которых я вам привез».
Аннабет не думала, что он так поступит, но все же… Глядя на него, она не могла не испытывать горький привкус во рту. Он был частью плана Геры по принудительному обмену между двумя лагерями. Ее Раздражительное Величество, Королева Олимпа, убедила других богов, что их дети — греки и римляне — должны объединить силы, чтобы спасти мир от злой богини Геи, которая пробуждалась в недрах земли со своими ужасными детьми-гигантами.
Без предупреждения Гера похитила Перси Джексона, парня Аннабет, стерла память и отправила его в этот римский лагерь. В обмен греки получили Джейсона. В этом не было его вины, но каждый раз, когда Аннабет смотрела на него, она понимала, как сильно ей не хватает Перси.
Перси… который, возможно, прямо сейчас находиться под ними.
О, Боже. Ее охватила паника.
— Я дитя Афины, – сказала она сама себе. — Я должна придерживаться плана и не отвлекаться.
Потом она снова почувствовала знакомую дрожь, как будто к ее спине подкрался злобный снеговик и задышал в шею. Она обернулась, но никого не было.
Это, должно быть, были ее нервы. Даже в мире богов и монстров, Аннабет никогда бы не поверила, что кто-то мог преследовать новый военный корабль. Он отлично охранялся. Ограда из имперского золота, находящаяся вдоль перил, была заколдована, чтобы отгонять монстров. А еще на борту присутствовал сатир, тренер Хедж, который вынюхал бы любых злоумышленников.
Аннабет хотела помолиться своей матери и попросить у нее помощи, но сейчас это было невозможно. Только не в этом месяце, когда у нее состоялась ужасная встреча с матерью, и она получила худший подарок в своей жизни…
Холод стал ближе. Ей показалась, что она слышала смеющийся голос, который принес ветер. Каждый мускул в ее теле напрягся. Аннабет знала, что что-то пойдет не так.
Она почти приказала Лео сменить курс. И тогда в долине протрубили в рог. Римляне заметили их.
Аннабет думала, что знала чего ожидать. Джейсон описал ей лагерь Юпитера в точнейших деталях. Тем не менее, она не могла поверить своим глазам. Окруженная Окленд Хиллз долина была в два раза больше лагеря-полукровок. Небольшая река извивалась около одной стороны и сворачивалась к центру как заглавная буква G, впадая в сверкающее голубое озеро.
Непосредственно под кораблем, расположенный на берегу озера, в солнечном свете сверкал Новый Рим. Она распознала ориентиры о которых ей говорил Джейсон: ипподром, Колизей, храмы и парки, окрестности Семи Холмов с их извилистыми улочками, красочные виллы и цветочные сады.
Она увидела доказательства последней битвы Римлян с армией монстров. Треснувший купол помог понять ей, что она видит здание Сената. Площадь перед форумом была вся в кратерах. Некоторые фонтаны и статуи были в руинах.
Десятки детей в тогах устремились из здания Сената, чтобы лучше разглядеть Арго II. Больше римлян появилось из магазинов и кафе, вытаращив глаза и показывая руками, глядя на посадку корабля.
Примерно с пол мили к западу, где дули в рупоры, на горе стояла Римская крепость. Она выглядела как на иллюстрации, которую Аннабет видела в военной книге – с оборонительной линией траншеи, с шипами, высокими стенами, и смотровыми башнями, вооруженными баллистами. Внутри находились идеальные ряды белых казарм вдоль главной дороги Виа Принципиа.
Ряды полубогов появились из ворот, их доспехи и копья засверкали, когда они побежали к городу. В самом центре их рядов был боевой слон.
Аннабет захотела приземлить Арго II до того, как эти войска приблизятся, но земля по-прежнему была в сотнях футах ниже. Она стала вглядываться толпу, надеясь мельком увидеть Перси.
Затем, позади нее послышалось резкое «БУМ!»

***

Взрыв почти выбросил ее за борт. Аннабет закружилась и очутилась глазами прямо перед разгневанной статуей.
— Недопустимо! — вскрикнула статуя.
Очевидно, он появился вместе со взрывом прямо на палубе. Сернистый желтый дым сошел с его плеч. Зола слетела с его кудрявых волос. С талии и ниже он был ни чем иным, как мраморным пьедесталом. Выше талии он имел мускулистую человеческую фигуру и был одет в тогу с вырезом.
— Я не потерплю оружия в пределах границы! — объявил он вычурным учительским голосом. — И я, однозначно, не потерплю здесь Греков!
Джейсон стрельнул в Аннабет взглядом, будто говоря: «Я справлюсь».
— Терминус, — начал он. — Это я. Джейсон Грейс.
— О, я помню тебя, Джейсон! — проворчал Терминус: – Я думал, что ты в своем уме… а ты сопровождаешь врагов Рима!
— Но они не враги…
— Это правда, — быстро встряла Пайпер. — Мы просто хотим поговорить. Если бы мы могли…
— Ха! – огрызнулась статуя. — Не испытывай свой дар убеждения на мне, молодая леди. И положи этот кинжал, пока я не выбил его у тебя из рук!
Пайпер взглянула на бронзовый кинжал в руках, про который она, очевидно, забыла.
— Эмм.. Окей. Но как ты выбьешь его? У тебя же нет рук.
— Нахальство! — произошел резкий толчок и вспышка желтого цвета. Пайпер взвизгнула и уронила кинжал, который сейчас дымился и испускал искры.
— К счастью для тебя, я только вернулся с поля боя, — заявил Терминус. — Если бы я был полон сил, я бы уже взорвал это летающее чудовище!
— Попридержи лошадей, — Лео шагнул вперед, махая игровым джойстиком. — Ты только что назвал мой корабль чудовищем? Я знаю, ты этого не делал.
Мысль, что Лео нападет на статую со своим игрушечным устройством была достаточно неожиданной, чтобы Аннабет отошла от шока.
— Давайте все успокоимся. — Она подняла свои ладони, показывая, что у нее нет оружия. – Я полагаю, что ты Терминус, бог границ. Джейсон сказал мне, что ты защищаешь Новый Рим, верно? Я Аннабет Чейз, дочь…
— О, я знаю кто ты! — статуя свирепо посмотрела на нее своими пустыми белыми глазами. — Ребенок Афины, греческой формы Минервы. Возмутительно! Вы, греки, не имеете представления о порядочности. Мы, римляне, знаем надлежащее место для этой богини.
Аннабет сжала челюсть. Эта статуя мешала ей быть тактичной.
— Что именно ты имел в виду, когда сказал «для этой богини»? И что такого возмутительного в…
— Верно! — прервал Джейсон. — Терминус, в любом случае, мы здесь с миром. Было бы хорошо получить разрешение приземлиться, чтобы мы могли…
— Невозможно! — проскрипел бог. — Леди, опустите ваше оружие и сдавайтесь! Покиньте мой город немедленно!
— Что из этого? — спросил Лео. — Сдаваться или убираться?
— И то, и другое, — сказал Терминус. — Сначала сдайтесь, затем улетайте. Я бью тебя по лицу за такой глупый вопрос, ты смехотворный парень! Чувствуешь это?
— Вау, — Лео изучал Терминуса с профессиональным интересом. — Ты так завелся, потому что тебе необходимо ослабить шестерни? Я могу взглянуть?
Он обменял джойстик на отвертку из его магического пояса и постучал по пьедесталу статуи.
— Прекрати это! — настаивал Терминус. Очередной небольшой взрыв заставил Лео обронить отвертку. — Оружию не место на Римской земле, в пределах Померианской границы.
— Что? — спросила Пайпер.
— Городская черта, — перевел Джейсон.
— И весь этот корабль – это оружие! — вскрикнул Терминус. — Вы не можете приземлиться!
Внизу, в долине, легион подкрепления был на полпути к городу. Толпа на форуме превысила сотню человек. Аннабет просматривала лица и … о, боги. Она увидела его. Он шел к кораблю, обняв двух других детей, как будто они были лучшими друзьями – крепкий парень с черными волосами и девушка, одетая в кавалерийский шлем. Перси выглядел таким непринужденным, таким счастливым. На нем была такая же пурпурная накидка, как и на Джейсоне – символ претора.
Сердце Аннабет подскочило к горлу и тревожно забилось.
— Лео, останови корабль, — приказала она.
— Что?
— Ты слышал меня. Держи нас на той же высоте, на которой мы сейчас.
Лео вытащил управляющее устройство и дернул его вверх. Все девяносто весел замерли на месте. Корабль прекратил приземление.
— Терминус, — начала Аннабет. — Здесь нет правила, запрещающего висеть над Новым Римом, верно?
Статуя нахмурилась.
— Да, но…
— Мы можем держать этот корабль в воздухе, — сказала Аннабет. — Мы воспользуемся веревочной лестницей чтобы добраться до форума. В этом случае, корабль не коснется земли Рима. Формально — нет.
Статуя, казалось, обдумывала это. Аннабет задумалась, могла ли статуя почесывать подбородок своими воображаемыми руками.
— Я люблю формальности, — признался он. — Тем не менее…
— Все наше оружие мы оставим на борту корабля, — пообещала Аннабет. — Я предполагаю, Римляне, и даже эти подкрепления, которые спешат к нам, тоже примут к сведению твои правила внутри границы, если ты скажешь им?
— Разумеется! — сказал Терминус. — Разве я похож на того, кто потерпит нарушителей?
— Эээ… Аннабет, — начал Лео. — Ты уверена, что это хорошая идея?
Она сжала кулаки, чтобы они перестали трястись. Это ощущение холода по-прежнему было здесь. Оно находилось прямо позади нее, и теперь, когда Терминус больше не кричал и не вызывал взрывы, ей казалось, что она слышит восторженный смех, который был удовлетворен ее неправильным выбором.
Но Перси был здесь, внизу… он был так близко. Она должна добраться до него.
— Всё будет в порядке, — сказала она. — Никто не будет вооружен. Мы можем поговорить мирно. Терминус убедиться, что обе стороны подчиняются правилам, — она взглянула на мраморную статую. — Мы пришли к соглашению?
Терминус фыркнул:
— Я полагаю, да. Пока что. Ты можешь спуститься по своей лестнице в Новый Рим, дочь Афины. И да, пожалуйста, постарайся не уничтожить мой город.